Уголовная ответственность юридических лиц

Уголовная ответственность юридических лиц в РФ

26 Января 2015
К ВОПРОСУ О ВВЕДЕНИИ В РОССИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ
В настоящее время Россия взяла курс на модернизацию, которая невозможна без упорядочения существующих экономических отношений, особенно в сфере привлечения и размещения частного капитала. На фоне этого особую озабоченность в последние годы вызывает стремительный рост преступлений, совершаемых в интересах или с использованием юридических лиц.
Масштаб данного явления в настоящее время позволяет говорить о том, что в России сформировался качественно новый вид преступности – преступность юридических лиц (зарубежный аналог данного термина «преступность корпораций» или «корпоративная преступность»).
Этот вид преступности представляет реальную угрозу экономической безопасности государства, а также интересам добросовестных участников экономического оборота. В частности, он оказывает негативное влияние на инвестиционную привлекательность России (существенно повышает инвестиционные риски, связанные с незащищенностью российских финансовых инструментов от преступных посягательств), что обуславливает отток из страны капитала. Преступность юридических лиц дестабилизирует и фундаментальные факторы экономики, что опосредованно способствует спаду основных экономических показателей, в том числе росту инфляции, снижению производства, перемещению капитала в теневой сектор экономики. Наблюдающейся в стране стремительный рост цен на основные товары потребления связан не только с конъюнктурой мировых цен и иными экономическими факторами, но и во многом обусловлен спекулятивными сделками и манипулированием ценами на рынке товаров и услуг, а также монополистическими сговорами недобросовестных компаний, которые за счет расшатывания основ экономической стабильности государства получают сверхприбыль.
Наконец, преступность юридических лиц способствует повышению степени криминогенности общества в целом, в частности порождает или создает условия для развития таких опасных социальных явлений, как коррупция (особый ее вид – корпоративная коррупция), экологическая преступность, финансирование терроризма и организованной преступности.
Хотелось бы отметить, что процесс формирования и развития этого вида преступности в том или ином виде характерен для любой национальной рыночной экономики. Он возникает на определенном этапе ее развития и рассматривается как побочный, однако объективно неизбежный фактор.
Многими странами мира накоплен обширный опыт эффективного противодействия этому негативному явлению, сформированы стандарты и критерии, которые нашли отражение в международных нормативных правовых актах. Одним из таких стандартов является требование ввести в национальное законодательство уголовную ответственность юридических лиц за причастность к наиболее опасным видам преступлений.
Так, статья 10 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, а также дополняющие ее Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее обязывают ввести уголовную ответственность юридических лиц за причастность к организации преступного сообщества, к отмыванию имущества и доходов, полученных преступным путем, к коррупции, к преступлениям против правосудия, к организации незаконной миграции и к торговле людьми.
Статья 26 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции устанавливает обязанность ввести уголовную ответственность юридических лиц за причастность к преступлениям коррупционной направленности, относя к категории коррупционных преступлений в том числе подкуп должностных лиц иностранного государства и корпоративную коррупцию в коммерческих организациях.
Статья 18 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию предусматривает обязательность введения уголовной ответственности юридических лиц за преступления коррупционной направленности, также включая в эту категорию преступлений корпоративную коррупцию и устанавливая правило, согласно которому юридическое лицо должно нести уголовную ответственность в том числе и за ненадлежащую организацию внутреннего корпоративного контроля за деятельностью лиц, занимающих должности в органах его управления, что повлекло возможность совершения преступления коррупционной направленности.
Хотелось бы отметить, что в мировой практике правового регулирования института уголовной ответственности юридических лиц сложилось три базовые модели.
Первая модель основывается на традиционной конструкции уголовной ответственности юридических лиц, при которой юридическое лицо наряду с физическим лицом рассматривается в качестве самостоятельного субъекта преступления.
Эта модель характерна как для правовых систем стран общего права (Англия, Шотландия, Ирландия, США, Канада, Австралия, государства – бывшие английские колонии), так и для стран, принадлежащих к романо-германской семье права (Австрия, Бельгия, Голландия, Люксембург, Португалия, Франция, страны – бывшие французские колонии, Финляндия и др.). Институт уголовной ответственности в традиционном виде инкорпорирован и в правовые системы бывших республик СССР (Грузия, Литва, Молдова, Эстония).
Для компании в этом случае могут действовать как некоторые или все уголовно-правовые запреты, предусмотренные для физических лиц, так и специальные нормы, предусматривающие уголовную ответственность исключительно для юридических лиц.
Так, в 1978 г. в штате Индиана (США) обвинение в убийстве трех человек, сгоревших заживо в автомобилях марки «Пинта», было предъявлено корпорации «Форд», руководство которой допустило выпуск автомобиля этой марки в продажу, зная, что его бензобак расположен в опасном месте и может взорваться при столкновении.
Следует отметить, что в американской судебной практике случаи назначения корпорациям уголовного наказания не получили широкого распространения в связи с тем, что корпорации всегда стремятся заключить сделку о признании вины, как это было, например, в случае с концерном «Даймлер», заплатившим в рамках такой сделки 185 миллионов долларов США штрафа. Компания обвинялась в даче взяток государственным служащим в более чем в 20 странах мира за победу в конкурсе на поставку произведенных ею автомобилей для государственных нужд.
Корпорации могут нести уголовную ответственность как наряду с физическими лицами, так и самостоятельно. При этом в зависимости от роли возможны различные формы соучастия юридического лица с другими организациями и(или) физическими лицами. В Англии, например, корпорация привлекается к уголовной ответственности в качестве исполнителя преступления за деяния, совершаемые от ее имени в пределах своей компетенции должностным лицом органа управления. Однако в зависимости от обстоятельств дела она может быть привлечена к ответственности в качестве пособника и даже организатора преступления.
Недостаток рассматриваемой модели заключается в том, что признание юридического лица субъектом преступления не вполне соответствует традиционной уголовно-правовой доктрине виновной ответственности, которая заключается в целенаправленно осознанном субъективном (психическом) отношении субъекта к деянию и его последствию. Только при наличии вины содеянное приобретает реальную общественную опасность. Объективное вменение в соответствии с законодательством большинства стран запрещено.
Организация, будучи некоей юридической фикцией, то есть искусственной конструкцией, не обладает психикой. Этот вывод некоторым ученым даже дал основание утверждать что юридическое лицо вообще не может нести какую-либо публично-правовую ответственность. Однако эта позиция не получила широкого распространения.
В связи с этим хотелось бы отметить следующее.
Пожалуй, трудно не согласиться с тем, что юридическое лицо, как и любое другое объединение людей на основе общности определенного интереса, имеет некую волю, стремится к достижению определенной цели. В некотором смысле единую волю можно усмотреть даже у неконтролируемой толпы. В отличие от неконтролируемой толпы деятельность людей, объединенных в организации, носит упорядоченный системный характер, потому и воля юридического лица, как правило, имеет четкую и однозначную форму выражения.
Также сложно поспорить и с тем, что, вступая в гражданский оборот и в иные общественные отношения, юридическое лицо действует не хаотично, а осознанно и упорядоченно.
Таким образом, юридическое лицо как целостное образование обладает сознанием и волей, которые представляют собой консолидированные определенным образом сознание и волю его участников.
Исходя из этого во многих отраслях права, в том числе и публичных, признается отличная от учредителей (участников) правоспособность, а из нее – и деликтоспособность юридических лиц.
В этом смысле определенный интерес представляет зародившаяся в США доктрина, называемая alter ego (в переводе с английского «второе «я»), которая в буквальном смысле рассматривает корпорацию как «продолжение личности» ее участников.
Вторая модель уголовной ответственности юридических лиц в большей мере учитывает принцип виновной ответственности лица за совершения преступления, и основывается на признании физического лица единственно возможным субъектом преступления. В случае же участия юридического лица в преступлении, совершаемом физическим лицом в его интересах, юридическое лицо наряду с физическим лицом подвергается уголовно-правовому воздействию.
В настоящее время эта модель введена в уголовное законодательство таких стран, как Австрия, Албания, Испания, Латвия, Мексика, Перу, Турция, Швейцария. Как представляется, для российской правовой системы наиболее предпочтительна именно эта модель, так как она позволяет эффективно бороться с преступностью юридических лиц без изменения действующей доктрины уголовного права России, которое в большей степени чем другие мировые уголовно-правовые системы проникнута принципом личной виновной ответственности.
С учетом того что юридическое лицо не рассматривается в качестве субъекта преступления, как правило, неблагоприятные уголовно-правовые последствия участия в преступлении относятся не к институту уголовно-правового наказания (которое несет только физическое лицо), а к иным мерам уголовно-правового воздействия.
Третья модель предполагает административную ответственность юридических лиц за причастность к преступлению. Отнести эту модель к уголовной институту уголовной ответственности юридических лиц можно лишь с определенной долей условности. Некоторыми учеными эта модель называется «квазиуголовная ответственность юридических лиц». Она характерна для стран, занимающих умеренную позицию относительно мер воздействия в отношении юридических лиц. Данная модель в настоящее время существует в Германии, Италии, Швеции. На ней основано и законодательство России. В Уголовном кодексе Российской Федерации отсутствуют санкции за причастность юридического лица к преступлению. Вместо этого такие санкции содержатся в законодательстве об административных правонарушениях.
Однако следует отметить, что даже в указанных странах в связи со значительным ростом корпоративной преступности уже давно отмечается недостаточность административных санкций и всерьез обсуждается вопрос о переходе к первой или второй из вышеперечисленных моделей уголовной ответственности юридических лиц.
Признает это и мировое сообщество.
Несоответствие российского административного законодательства в рассматриваемой области мировым стандартам противодействия коррупции отметило ГРЕКО, указав в очередном отчете на неисполнение Россией рекомендации по введению уголовной ответственности юридических лиц. И это было сделано уже после внесения соответствующих поправок в законодательство Российской Федерации об административных правонарушениях.
Представляется, что в России, избравшей курс модернизации экономики, уже на настоящем этапе следует отказаться от совершенствования процедуры административной ответственности юридических лиц за причастность к преступлению.
При данном правовом подходе участие физического лица в преступном событии рассматривается как общественно опасное деяние, а юридического лица – лишь как административный проступок, что не соответствует той степени общественной опасности, которая возникает при участии в преступлении юридического лица, воля которого направлена на достижение преступного результата.
Такой подход не соответствует и статье 1 УК РФ, которая устанавливает принцип строгой кодификации уголовного законодательства России, то есть определяет, что единственным его источником является Уголовный кодекс Российской Федерации.
Также следует отметить, что возможности установления обстоятельств причастности юридического лица к событию преступления в рамках административного производства весьма ограничены.
Из-за меньшей степени социальной опасности административных правонарушений (их антиобщественного, а не общественно опасного характера) производство по делам об административных правонарушениях проводится в режиме экономии процессуальных сил и средств, в том числе по упрощенной процедуре, в более сжатые сроки, чем предварительное расследование. При производстве по этой категории правонарушений не могут быть проведены оперативно-розыскные мероприятия. В связи с этим возникает вопрос можно ли установить, например, факт дачи незаконного вознаграждения от имени юридического лица (ст. 91.28 КоАП РФ) без оперативного документирования самого события передачи вознаграждения посредством таких оперативно-розыскных мероприятий, как прослушивание телефонных переговоров, оперативный эксперимент и т.д.? Ответ на этот вопрос очевиден.
Даже, если допустить возможность установления приговором, вынесенным физическому лицу, обстоятельств совершения юридическим лицом административного правонарушения, выражающегося в причастности к данному преступлению, максимальный срок давности привлечения к административной ответственности составляет один год. Однако в подавляющем большинстве случаев в силу сложности способа совершения преступления с использованием юридического лица с момента возбуждения уголовного дела данной категории и до вступления в законную силу приговора по нему проходит более одного года. Кроме того, предусмотренный законом предмет доказывания по уголовному делу не включает в себя обстоятельств причастности юридического лица к преступлению, поэтому приговор не всегда будет содержать фактических данных, достаточных для привлечения организации к административной ответственности.
Действующее законодательство об административных правонарушениях не предусматривает международного сотрудничества, без которого противодействие транснациональной преступности юридических лиц становится неэффективным. Введение этого института в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не вполне соответствует сути и назначению административного производства, которое, как уже было отмечено, традиционно предполагало более упрощенную и менее затратную процедуру, чем уголовное судопроизводство. Это потребует и других дополнительных необоснованных затрат, связанных, например, с формированием специализированных подразделений, осуществляющих функции международного сотрудничества по делам об административных правонарушениях, заключение международных договоров и соглашений о сотрудничестве с различными странами, с которыми уже заключены соглашения о сотрудничестве по уголовным делам.
Кроме того, законодательство об административных правонарушениях не предусматривает (и с учетом указанной специфики правового регулирования не может предусматривать) всего спектра санкций, адекватных общественной опасности рассматриваемого вида преступности, в том числе лишения лицензии, запрета на осуществление определенного вида деятельности, принудительной ликвидации юридического лица и др.
Все эти несовершенства действующего законодательства позволяют юридическим лицам абсолютно безнаказанно решать свои корпоративные задачи преступными средствами. В худшем случае компания приносит в жертву кого-либо из ее менеджеров, который и привлекается к уголовной ответственности. Сама же недобросовестная организация после этого продолжает участвовать в преступной деятельности – давать через своих представителей взятки для победы в тендерах, причинять вред экологии, манипулировать ценами на рынке и т.д.
Из вышеизложенного объективно следует вывод о том, что разделение судопроизводства, направленного на изобличение в преступлении физического и юридического лица, на уголовное и административное носит искусственный характер и не способствует формированию эффективного механизма противодействия преступности юридических лиц. Развитие же действующих институтов административного законодательства до уровня, адекватного текущим потребностям борьбы с этим видом преступлений, предполагает приближение административного процесса по степени сложности процессуальных процедур и жесткости санкций к уголовному судопроизводству и стирание границ между этими отраслями права.
Передовой мировой опыт противодействия преступности юридических лиц диктует необходимость введения института ответственности юридических лиц за причастность к преступлению именно в уголовное законодательство. С учетом изложенного представляется необходимым безотлагательно принять следующие меры:
1) исключить из Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях положения, предусматривающие ответственность юридических лиц за причастность к преступлениям (на начальном этапе за исключением налоговых преступлений), оставив в кодексе только положения об ответственности юридических лиц за административные правонарушения;
2) ввести в Уголовный кодекс Российской Федерации институт мер уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц.
Соответствующий проект закона о введении мер уголовно-правового воздействия разработан в Следственном комитете Российской Федерации.
В нем причастность юридического лица к преступлению определяется как совершение преступления в интересах юридического лица либо использование юридического лица в целях совершения, сокрытия преступления или последствий преступления. При этом причастность будет иметь место лишь в случаях совершения таких преступлений специальным субъектом, в качестве которого предусмотрено физическое лицо, выполняющее в юридическом лице управленческие функции.
Эта конструкция в полной мере отвечает мировым стандартам уголовной ответственности юридических лиц, на ней основано подавляющее большинство зарубежных институтов уголовной ответственности юридических лиц. Например, в соответствии со статьей 121.2 УК Франции юридические лица подлежат уголовной ответственности за преступные деяния, совершенные в их пользу органами или представителями юридического лица.
Новеллой, отражающей специфику российской преступности юридических лиц, является введение в субъектный состав преступления, причастность к которому влечет меры уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц, такого специального субъекта, как лицо, осуществляющее в юридическом лице фактическое руководство. К этой категории в соответствии с проектом закона относятся лица, которые, хотя и не занимали должность в юридическом лице и не действовали от его имени на основании доверенности, однако фактически определяли решения, принимаемые юридическим лицом. Данное положение сделает невозможным уклонение от уголовно-правового воздействия компаний, практикующих схемы номинального руководства, при которых лицо, фактически определяющее волю организации, формально не имеет отношения к его органам управления.
В качестве видов мер уголовно-правового воздействия могут быть предложены следующие:
1) предупреждение;
2) штраф;
3) лишение лицензии, квоты, преференций или льгот;
4) лишение права заниматься определенным видом деятельности;
5) запрет на осуществление деятельности на территории Российской Федерации;
6) принудительная ликвидация.
Этот перечень санкций также соответствует мировым стандартам. Анализ уголовного законодательства различных стран показывает, что помимо штрафа к корпорациям могут быть применены:
1) специальная конфискация (Албания, Бельгия, Ирак, США, Франция);
2) ограничение деятельности юридического лица, в том числе запрет заниматься отдельными видами деятельности, закрытие подразделений или филиалов (Албания, Бельгия, Испания, Литва, Молдова, Перу, Франция);
3) временное прекращение деятельности юридического лица (Испания, Перу);
4) ликвидация юридического лица (Бельгия, Литва, Молдова, Перу, Франция);
5) публикация приговора (Бельгия, Франция).
УК Франции кроме перечисленных наказаний предусматривает для юридических лиц такие наказания, как помещение под судебный надзор; запрещение участвовать в договорах, заключаемых от имени государства; запрещение обращаться к населению с целью получения вкладов или размещения ценных бумаг; запрещение пускать в обращение чеки иные, нежели те, которые позволяют получение средств векселедателем в присутствии плательщика по переводному векселю, или те, которые удостоверены, или пользоваться кредитными карточками продолжительностью не более 5 лет. В исключительных случаях может быть назначена общая конфискация имущества юридического лица (за преступления против человечества и незаконное распространение наркотиков).
При определении вида меры уголовно-правового характера в соответствии с проектом закона должны учитываться категория преступления, к которому причастно юридическое лицо, тяжесть наступившего в результате совершения преступления последствия, характер и степень причастности юридического лица к преступлению, меры, принятые юридическим лицом для предупреждения и пресечения преступления, нейтрализации его негативных последствий. При назначении меры уголовно-правового характера будут принимаются во внимание также данные, характеризующие само юридическое лицо, в том числе его предыдущие судимости, благотворительная и иная общественно полезная деятельность.
При этом предусмотрены различные виды штрафа, в том числе в виде единовременной выплаты в размере, например, от пятидесяти тысяч до пяти миллионов рублей (фиксированный штраф), в виде единовременной выплаты в размере, кратном полученному юридическим лицом в результате преступления дохода, или кратном предотвращенному в результате преступления убытку либо кратном стоимости приобретённого в результате преступления имущества (кратный штраф) или в виде систематических ежеквартальных платежей в размере от пяти до двадцати пяти процентов дохода осужденного юридического лица в течение срока от одного года до двух лет (аннуитетный штраф).
Во избежание вывода ликвидных активов с момента вступления в законную силу решения суда, устанавливающего юридическому лицу одну или несколько мер уголовно-правового характера, до полного исполнения назначенной меры воздействия юридическому лицу запрещается проводить добровольную ликвидацию или реорганизацию, а также отчуждение принадлежащих ему акций или долей зависимых хозяйственных обществ и недвижимого имущества. Предусматривается, что в случае реорганизации причастного к преступлению юридического лица до принятия судом решения о применении мер уголовно-правового воздействия подлежащие применению меры уголовно-правового характера назначаются правопреемнику реорганизованного юридического лица.
Проектом закона предусматривается, что признание юридического лица причастным к преступлению на основании решения суда повлечет для него правовое последствие в виде судимости на определенный срок. Это обстоятельство будет учитываться при назначении меры воздействия в случае повторной причастности юридического лица к преступлению. Кроме того, судимость может учитываться органами государственной власти и местного самоуправления при проведении приватизации или размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд. В качестве одного из ограничений может быть предусмотрено также снятие в отношении осужденного юридического лица с непогашенной судимостью ограничений, связанных с периодичностью проведения проверок органами государственного контроля (надзора), а также органами муниципального контроля. Деятельность таких юридических лиц, осуществляемая ими в сфере, в которой было совершено преступление, будет проверяться в порядке плановой проверки раз в год, а не в три года, как это предусмотрено в настоящее время.
Посредством института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц можно также бороться с фиктивными юридическими лицами – так называемыми фирмами-однодневками.
Установление в ходе уголовного судопроизводства факта создания юридического лица исключительно в целях совершения или сокрытия преступления, то есть, по сути, его фиктивности, с применением в отношении него такого вида уголовно-правового воздействия, как ликвидация, позволит признать сделки, заключенные этим юридическим лицом в целях совершения или сокрытия преступления, недействительными.
В настоящее же время фиктивные юридические лица продолжают существовать даже после вынесения физическому лицу, совершившему преступление, обвинительного приговора. Эти организации пользуются полноценной гражданско-правовой защитой наравне с организациями, обладающими надлежащей юридической личностью. Впоследствии потерпевшему, утратившему имущество в результате заключения сделок от имени фиктивного юридического лица, признать эти сделки недействительными и возвратить имущество очень сложно. Если же в ходе отмывания незаконно приобретенного имущества наряду с российскими использовались и фиктивные юридические лица, зарегистрированные в иностранных, особенно оффшорных, юрисдикциях, добиться защиты нарушенных преступлением прав на имущество практически невозможно. Судебные органы иностранных государств, основываясь на положениях международного права, инкорпорированных в свое национальное законодательство, как правило, требуют решения российских судов о привлечении к уголовной ответственности юридических лиц, выступавших контрагентами в цепочке таких фиктивных сделок с имуществом потерпевшего.
Сходная правовая конструкция известна законодательству многих стран с развитым правовым регулированием экономического оборота. Например, в США суд, установив, что компания учреждена для удовлетворения личных интересов ее учредителей, в том числе для совершения ими противоправного деяния, сокрытия от налогообложения или от взыскания имущества, может признать такую корпорацию фиктивной, отказав ей в защите как юридическому лицу. Эта процедура, называемая «снятием с компании корпоративной вуали» (to pierce the corporate veil), применяется в целях исключения лимитированной (ограниченной) ответственности учредителя за действия учрежденной им фиктивной компании и предполагает переложение бремени ответственности за совершенные от ее имени действия на учредителя. Сделки, заключенные такой компанией, считаются заключенными от имени ее учредителя.
Введение института мер уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц также будет способствовать принятию юридическими лицами дополнительных мер корпоративного контроля за своими должностными лицами органов управления, решая тем самым задачу профилактики преступности юридических лиц.
Хотелось бы, чтобы институт уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц не рассматривался как очередной инструмент для «кошмаривания» бизнеса. При разработке проекта закона мы исходили из необходимости создания дополнительного правового механизма защиты общества и добросовестных участников экономического оборота от преступности юридических лиц.

В развитых странах уже давно применяется практика уголовной ответственности юридических лиц. В США, Канаде, Австралии и других государствах юридическое лицо тоже рассматривается как самостоятельный субъект преступления.

В России пока не принят закон об уголовной ответственности юридических лиц. Власти нашей страны считают рассматриваемую модель неидеальной, поскольку юридическое лицо не может осознавать свою ответственность и свои последствия в совершении того или иного преступления.

Поэтому в Уголовном кодексе РФ на сегодняшний день ответственность за совершенные преступления несут только физические лица.

Можно ли привлечь к уголовной ответственности юридическое лицо?

В 2019 году юр. лицо может быть привлечено только к административной или гражданско-правовой ответственности.

В Государственную думу уже подавался законопроект, касающийся уголовной ответственности для организаций. Автор этого проекта пояснил, почему так важно ввести в Уголовный кодекс ответственность именно юридического, а не физического лица.

Так, на практике нередко бывает так, что предприятие, где руководители или сотрудники компании были привлечены к ответственности, и дальше продолжало совершать преступные деяния, но уже под руководством других лиц.

По мнению автора, если внести в УК РФ ответственность юридических лиц, то это значительно расширит возможности работы правоохранительных органов: они смогут собрать больше нужной информации, применять более жесткие меры в отношении юридического лица.

Пока этот законопроект находится на стадии рассмотрения, поэтому юридические лица по действующему законодательству не подлежат уголовной ответственности.

Уголовная ответственность за неуплату налогов юридическим лицом

Юридические лица (фирмы, предприятия, организации) точно также как и физические лица должны платить налоги. Так, юридические лица регулярно платят налог на прибыль, НДС, на операции с ценными бумагами.

За неуплату налога юридические лица могут быть привлечены к административной ответственности, подразумевающей необходимость погасить долги.

Также в отношении юр. лиц может быть установлена налоговая ответственность – налоговая инспекция может применить в отношении того или иного предприятия санкции в денежном размере. Что касается уголовной ответственности, то юридическое лицо не может быть к ней привлечено.

За неуплату налогов привлекаются только физические лица, поэтому если предприятие не отчисляет налоги, то ответственность за это несут конкретные лица, а именно:

  • руководитель, директор компании;
  • главный бухгалтер;
  • исполняющий обязанности руководителя.

За неуплату налогов ответственный сотрудник компании может быть привлечен к уголовной ответственности по таким статьям Уголовного кодекса РФ:

  • ст. 199. Мера наказания – штраф (100–300 тысяч рублей), принудительные работы (до 2 лет), арест, лишение свободы до 2 лет;
  • ст. 199.1 – за неисполнение обязанностей налогового агента виновному грозит наказание в том случае, если сумма не отчисленных средств в бюджет составила более 5 миллионов рублей;
  • 199.2 – сокрытие денежных средств в крупном и особо крупном размере, за счет которых должны отчисляться налоги. Наказанием может послужить как штраф (200–500 тысяч рублей), так и лишение свободы сроком до 3 лет.

Уголовная ответственность при банкротстве юридического лица

Когда предприятие оглашает себя банкротом, то после всех процедур оно ликвидируется. А это значит, что все существующие долги предприятия (если оно является ООО) списываются.

Получается так, что займодатели несут большие потери, поскольку не могут вернуть свои деньги. При этом руководящие лица организации, что признала себя банкротом, теряют только свой уставной капитал. Никто не может заставить организацию выплатить долги заемщикам.

Однако если правоохранительные органы обнаружат, что банкротство было сфальсифицированным, то есть, у руководителей компании имелся преднамеренный умысел для закрытия предприятия, тогда может наступить уголовная ответственность.

Однако ей подлежит не конкретное юридическое лицо, а учредители и руководители предприятия, компании.

Уголовная ответственность конкретных лиц предприятия наступает только тогда, когда в результате незаконного банкротства был причинен крупный ущерб другим организациям или лицам. Сумма этого ущерба должна превышать 2 миллиона 250 тысяч рублей.

Наказание за подобное преступление может быть разным: начиная от штрафа (200–500 тысяч рублей), заканчивая лишением свободы сроком до 3 лет.

Уголовная ответственность юридического лица за экологические преступления

Согласно законам РФ юридическое лицо, совершившее экологическое преступление может нести только административную ответственность.

Если же в действиях юридического лица будет замечен серьезный состав правонарушения, тогда к уголовной ответственности будут привлечены ответственные лица компании, организации, а вот уголовное дело в отношении юридического лица не будет возбуждено.

Например, за незаконную вырубку леса, умышленное уничтожение лесного массива, загрязнение морской воды и т. п. будут привлечены к ответственности руководители организации, осуществляющей противозаконную деятельность.

Можно ли возбудить уголовное дело в отношении юридического лица?

На данный момент, нет. В действующем законодательстве РФ юридические лица не несут уголовной ответственности. Субъектом уголовного права является только вменяемое физическое лицо.

Пока проект о внесении изменений в законодательные акты РФ касательно введения института уголовной ответственности юридических лиц не был рассмотрен и принят депутатами, говорить о возбуждении уголовного дела в отношении юр. лиц не стоит.

Пока что в нашей стране юридическое лицо не рассматривается в Уголовном кодексе как субъект преступления. К уголовному наказанию можно привлечь только отдельных лиц – учредителей, руководителей, должностных лиц.

Если говорить о юридическом лице, то оно может быть привлечено к административной ответственности.

Уголовная ответственность юридических лиц: быть или не быть

23 марта текущего года заместитель председателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков внес на рассмотрение нижней палаты парламента законопроект1 об уголовной ответственности юридических лиц (далее – Законопроект). Согласно Законопроекту, наказывать юридических лиц планируется за широкий спектр преступлений – от торговли людьми до дачи взятки. Кроме того, предполагается, что нести уголовную ответственность будут все юридические лица, за исключением государственных и муниципальных, – как российские, так и иностранные, а также международные организации.

Как пояснил порталу ГАРАНТ.РУ Александр Ремезков, идея распространения уголовной ответственности на организации не нова. За рубежом такой вид ответственности юридических лиц существует довольно давно и в последнее время применяется все шире. Этот институт действует во всех странах англо-американского права, в том числе в Великобритании, Ирландии, США, Канаде, Австралии, в странах континентального права – государствах Евросоюза, а также в Китае и ряде стран Ближнего Востока (Иордания, Ливан, Сирия). Прижился этот институт и на постсоветском пространстве – в Грузии, Казахстане, Латвии, Литве, Эстонии, Молдове, Украине. Кроме того, принципы уголовного наказания организаций за преступную деятельность заложены и в ряде международных норм, признаваемых, в том числе, и нашей страной, например в Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции.

В России эта тема периодически обсуждалась на разных уровнях, но предложения так и не были реализованы. Так, в 1994 году, в проекте УК РФ, подготовленном Минюстом России и Государственно-правовым управлением Президента РФ, содержались положения об уголовной ответственности компаний, однако законодатель на том этапе их не реализовал. Позднее, в 2011 году, с аналогичной инициативой выступил Следственный Комитет. Документ выносился на общественное обсуждение, но в Госдуму так и не попал. Как пояснил Александр Ремезков, нынешняя инициатива развивает и дополняет концепцию, предложенную ранее Следственным Комитетом, а текст Законопроекта был подготовлен во взаимодействии с ним. Предложение поддержали также Росфинмониторинг и Банк России.

Цели института уголовной ответственности юридических лиц

Ремезков объясняет необходимость преследовать в уголовном порядке не только физических лиц, но и организации целым рядом социально-экономических факторов. Так, предполагается, что угроза применения мер уголовного характера сделает более строгим внутренний контроль в коммерческих структурах и предприятиях, и это усилит их заинтересованность в соблюдении требований закона, даже вопреки экономическим интересам. А угроза репутации компании поможет менеджерам справиться с соблазном обойти закон.

Кроме того, наведение порядка в сфере бизнеса, по замыслу автора Законопроекта, позволит повысить инвестиционную привлекательность российского рынка. Введение новых механизмов также облегчит применение правовых мер по отношению к организациям, причастным к незаконному выводу капиталов и активов за рубеж и ускорит их возвращение в Россию. Кроме того, новый закон призван создать эффективный инструментарий борьбы с фиктивными юридическими лицами.

Кто в соответствии с Законопроектом может быть привлечен к уголовной ответственности

По сравнению с проектом 2011 года круг юридических лиц, подлежащих уголовному преследованию, планируется значительно расширить за счет работающих в пределах России иностранных юридических лиц и международных организаций. Кроме того, Законопроектом подразумевается ответственность обособленных подразделений иностранных компаний. Наказывать российские организации, совершившие преступление за рубежом, планируется только в том случае, если они не были осуждены по законам иностранных государств.

Согласно документу организационно-правовая форма компании для привлечения к ответственности значения не имеет, однако государственные и муниципальные учреждения и предприятия подвергать уголовно-правовым мерам воздействия не планируется.

    МНЕНИЕ

    Антон Матюшенко, адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры»:

    «В соответствии с российским законодательством филиалы и представительства организаций не самостоятельны и выступают в обороте от имени учредителя (то же касается и иностранных компаний, действующих на территории нашей страны через свои подразделения). Учитывая этот факт, ответственность за действия своего филиала будет нести иностранная компания-учредитель по законам государства, в чьей юрисдикции она зарегистрирована. Этому послужит механизм, позволяющий Генеральной прокуратуре РФ направлять материалы возбужденных в России уголовных дел в компетентные органы иностранного государства. Аналогичный порядок предусматривается и для российских организаций, совершивших преступления за пределами России.

    При этом в случаях, предусмотренных международным договором, либо исходя из принципа взаимности, дело можно будет рассматривать на территории России, а приговор направлять в иностранное государство для принудительного исполнения».

Факт привлечения организации к ответственности за противоправное деяние не означает, что причастные к этому же преступлению физические лица смогут избежать наказания. Аналогичное правило существует и при привлечении к административной ответственности: за одно и то же деяние наказываются и организация, и ее должностное лицо (п. 3 ст. 2.1 КоАП РФ). Одновременно человек, впервые совершивший нетяжкое преступление в интересах организации и не получивший при этом личной выгоды, может быть освобожден от ответственности. Однако основным условием этого является осуждение юридического лица.

Отдельное внимание Законопроект уделяет фиктивным юридическим лицам: так называемым фирмам-«однодневкам» и фирмам-«прокладкам». Они не рассматриваются авторами в качестве самостоятельных субъектов уголовного преследования. Совершаемые от имени фиктивных юридических лиц сделки вменяются в вину их инициаторам, а не тем лицам, которые в документах значатся учредителями и руководителями таких компаний. Документ оригинально решает судьбу таких фиктивных организаций. Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что причастная к преступлению компания является фиктивной, то запись о ее регистрации по решению суда подлежит исключению из Единого государственного реестра юридических лиц без дальнейшего уголовного преследования. Их имущество будет передано законным владельцам, а при отсутствии таковых – обращено в доход государства.

Вина и ответственность юридических лиц

Документ своеобразно подходит к определению вины юридических лиц. Согласно Законопроекту, юридическое лицо будет признано виновным не только в случае совершения преступных действий от своего имени, но и в случае совершения в интересах компании наказуемого деяния даже без ведома ее руководства. К примеру, компания будет признана виновной, если преступное деяние от ее имени совершило лицо, не являющееся ее руководителем. Кроме того, организация понесет уголовное наказание за деяние, совершенное лицом, действовавшим на основании выданной доверенности, а также если преступление было совершено третьими лицами с ведома уполномоченного лица. При этом предполагается, что вина организации в преступлении отсутствует, если были предприняты все зависящие от нее меры по недопущению преступления, однако реальная возможность не допустить его отсутствовала.

Кроме того, соучастниками в преступлении, в соответствии с Законопроектом, могут быть не только физические, но и юридические лица, при том, что совместное участие физических и юридических лиц в преступлении соучастия не образует. Организация может выступать в роли исполнителя, организатора и пособника преступления.

Юрлица могут быть освобождены от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом ими от совершения преступления до начала противоправных действий, либо в связи с деятельным раскаянием. Во втором случае виновное лицо освобождается от ответственности при одновременном соблюдении ряда условий, таких как совершение деяния впервые и отнесение его к категории небольшой или средней тяжести. Кроме того, такое лицо должно самостоятельно сообщить о преступлении в органы власти до того, как было возбуждено уголовное дело и возместить причиненный ущерб.

Какие виды наказаний могут быть назначены

Законопроект предусматривает широкий выбор основных и дополнительных видов наказаний, назначаемых судом юрлицам–преступникам. Предполагается, что вид и размер наказания будет определяться судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, принятых организацией мер для недопущения преступления, а также характеристик самого юрлица: будут учитываться его прошлые судимости, благотворительная и иная общественно полезная деятельность.

В качестве исключительных мер наказания, которые могут быть назначены юридическим лицам, причастным к совершению особо тяжких преступлений, Законопроект допускает применение таких наказаний, как принудительная ликвидация, а для нарушителей, имеющих иностранную «прописку», – запрет на осуществление деятельности на территории России. Российские филиалы иностранных компаний и международных организаций при этом могут быть принудительно ликвидированы. Оставшуюся после удовлетворения требований кредиторов часть имущества, принадлежащего этим юрлицам, автор Законопроекта предлагает обращать в доход государства. Эти наказания применяются при невозможности использования более мягкого вида наказания с учетом тяжести совершенного деяния, а также характера наступивших последствий. Ликвидацию компании предлагается назначать за совершение особо опасных преступлений против личности, общественной безопасности и мира, такие как торговля людьми, отмывание преступных доходов и террористический акт.

За менее опасные преступления предусмотрено наказание в виде штрафа. Его размер по Законопроекту варьируется от 200 тыс. до 30 млн руб. или назначается в размере, кратном полученному преступному доходу, но не более 500% от этой суммы. Определяется, что при назначении штрафа помимо иных оснований назначения наказания учитывается имущественное положение виновного юридического лица.

Инициатива предлагает лишать организации лицензий, квот, преференций или льгот, в связи с использованием которых преступление было совершено, причем бессрочно. Аналогичный принцип применяется и по отношению к наказанию в виде лишения юрлица права заниматься определенным видом деятельности: под запрет попадет деятельность, в связи с осуществлением которой было совершено преступление. Однако такой вид наказания назначается на срок от полугода до трех лет.

Меры, направленные на должное исполнение наказания

Инициатива предусматривает ряд положений, предотвращающих уклонение организации от исполнения наказания. Например, с момента возбуждения уголовного дела и до исполнения наказания не допускается совершение фиктивных сделок, преследующих цель вывода активов компании. Так, запрещена добровольная ликвидация или реорганизация осужденного юрлица. Нельзя будет совершать сделки с имуществом организации, превышающим 25% общей стоимости ее активов, без предварительного их согласования с уполномоченным федеральным органом государственной власти. А в случае реорганизации или добровольной ликвидации юрлица, произведенных до вынесения обвинительного приговора, наказание будут нести его правопреемники или иные лица, ставшие владельцами имущества осужденной организации. Однако планируется, что обязательным условием распространения ответственности на третьих лиц станет их осведомленность о преступных деяниях реорганизованного или ликвидированного лица, а также если будет установлено, что передача полномочий или упразднение организации совершались с целью уклонения от исполнения наказания.

    МНЕНИЕ

    Антон Матюшенко, адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры»:

    «Опираясь на опыт оказания мною юридической помощи представителям бизнеса, могу сказать прямо: давление на бизнес со стороны правоохранительных органов в связи с принятием законопроекта возможно. Пример можно привести простой – запрет заключения под стражу предпринимателей (ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ). Данная норма постоянно нарушается как правоохранительными органами, так и судом».

Помимо названных, автор Законопроекта, для обеспечения конфискации имущества и иных имущественных взысканий, предлагает применять такую меру, как наложение ареста на имущество. А в случае уклонения от соблюдения юрлицом этой меры – налагать на нарушителя денежное взыскание в размере от 100 тыс. до 3 млн руб.

Кроме этого, Законопроект предусматривает для юрлиц такое негативное последствие привлечения к уголовной ответственности, как судимость. Предполагается, что непогашенная судимость организации позволит добросовестным участникам коммерческого оборота проявлять большую осмотрительность при выборе контрагента. В том числе, это обстоятельство будет учитываться органами государственной власти и местного самоуправления при проведении приватизации или осуществления закупок для государственных или муниципальных нужд.

Общественно-опасные деяния, за совершение которых предполагается привлекать юридических лиц к ответственности

Законопроект допускает возможность привлечения организации к уголовной ответственности только за те деяния, за которые Особенной частью УК РФ будет прямо предусмотрено наказание, применяемое к юридическим лицам. Предлагается устанавливать такое наказание лишь за те преступления, обязанность введения ответственности юридических лиц за которые предусмотрена международными правовыми актами, ратифицированными Россией, а также за отдельные сопутствующие им преступные деяния.

По словам Александра Ремезкова, обязанность уголовного преследования организаций за преступления коррупционной направленности таких, как коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ), а также за легализацию доходов, полученных от этих преступлений, предусмотрена актами Совета Европы и ООН, ратифицированными нашей страной еще в 2006 году. Обязательства государств-участников ООН ввести санкции для юридических лиц за причастность к преступлениям, направленным на финансирование и иные формы поддержки терроризма и экстремизма, предусмотрены Международной конвенцией о борьбе с финансированием терроризма. А обязанность установить ответственность юридических лиц за неправомерные доступ к компьютерной информации и ее изменение, а также за торговлю людьми и организацию незаконной миграции сформулирована в Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности. Все эти акты также были ратифицированы нашей страной, а следовательно, обязательны к исполнению.

Предполагается, что уголовная ответственность юрлиц будет наступать по ряду статьей УК РФ, таких, как:

  • торговля людьми (ст. 127.1);
  • использование рабского труда (ст. 127.2);
  • легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174);
  • коммерческий подкуп (ст. 204);
  • террористический акт (ст. 205);
  • массовые беспорядки (ст. 212);
  • изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242.1);
  • нарушение правил международных полетов (ст. 271);
  • неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272);
  • посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277);
  • насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278);
  • публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280);
  • незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289);
  • дача взятки (ст. 291);
  • организация незаконной миграции (ст. 322.1) и т. д.

Процедура привлечения к уголовной ответственности и исполнения наказания

Предварительное следствие по уголовным делам в отношении юридических лиц Законопроектом отнесено к компетенции Следственного Комитета. Производство по уголовным делам планируется осуществлять по действующим правилам, с учетом некоторых нюансов. Так, в качестве нового источника доказательств Законопроектом определяется возражение юридического лица против подозрения, обвинения или гражданского иска, представляемое следователю или суду в письменной форме. В возражении указываются обстоятельства и выводы следствия, с которыми не согласны представители компании, а также приводятся доводы, опровергающие их.

Предполагается, что юрлица будут выступать в судопроизводстве в качестве подозреваемого, обвиняемого или гражданского ответчика. Права и обязанности в уголовном судопроизводстве от имени юридического лица будет осуществлять представитель, который может быть определен самим юридическим лицом либо назначен следователем. Участие представителя подозреваемого и обвиняемого юридического лица в уголовном судопроизводстве обязательно. Задумано, что таким представителем может быть руководитель организации или иное уполномоченное лицо, действующее, например, на основании договора или доверенности.

Инициатива допускает объединение в рамках одного уголовного дела производство в отношении юридических и физических лиц. Однако с организацией, в отличие от гражданина, не будет допускаться заключение досудебного соглашения о сотрудничестве.

***

Несмотря на неоднозначную оценку Законопроекта общественностью и рядом представителей бизнес-сообщества, эксперты не склонны сгущать краски, указывая на ряд его положительных сторон, таких, как декриминализация экономики страны и повышение ее привлекательности для инвесторов. Законопроект имеет все шансы приобрести форму закона, однако до этого велика вероятность его серьезной трансформации.

Каждый за себя

Автор документа — зампред Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков предложил ввести уголовную ответственность для компаний по статьям УК, касающимся торговли людьми и организации незаконного вооруженного формирования до незаконного экспорта сырья и коммерческого подкупа. На парламентских слушаниях в Совете Федерации обсудили все «за» и «против» этого документа.

Старший инспектор Следственного комитета России Георгий Смирнов в своем выступлении отметил, что в России сейчас установлена административная ответственность для юридических лиц и уголовная для физических. Действующая в России правовая система хорошо справляется с поставленными задачами. Но международные правоохранительные и судебные системы просто не признают решения российских судов, так как во многих зарубежных странах уголовная ответственность компаний уже стала нормой.

Есть и еще одна причина в пользу введения уголовной ответственности юридических лиц. «Предполагается, что административное право, в отличие от уголовного, предусматривается в отношении менее социально опасных деяний», — отметил Георгий Смирнов. Установление уголовной ответственности для компаний позволило бы привлечь организации к более серьезной ответственности.

Кроме того, введение уголовной ответственности способно устранить излишнюю загруженность судов. «Ведь по сути деяние, совершенное физическим лицом от имени и в интересах юридического лица, приводит к инициированию двух параллельных процессов — уголовного и административного, — отмечает представитель СК РФ. — Как эти процессы проходят на практике? Как правило, прокурор дожидается приговора (по уголовному делу), так как в рамках административного производства нельзя осуществлять оперативно-разыскную деятельность. А как же тогда доказать факт дачи и получения взятки, если не осуществить документирование этих действий?» Также введение уголовной ответственности компаний поможет сократить расходы на рассмотрение дел в судах.

«С точки зрения санкций принципиальной разницы не будет, — считает Смирнов. — Государство выиграет за счет рационализации процедуры, за счет того, что Россия получит возможность экстерриториального уголовного преследования, за счет того, что не будет платить штрафы различным зарубежным инстанциям, признающим, что наша процедура привлечения к уголовной ответственности не соответствует международным стандартам».

К ответственности планируется привлекать российские и иностранные компании, международные организации. Если законопроект будет принят, уголовная ответственность наступит для юридических лиц почти по четырем десяткам статей УК. Спектр наказаний для нарушителей от предупреждения, лишения лицензии и льгот, штрафов до лишения права на деятельность или запрета на деятельность на территории РФ и принудительной ликвидации организации. Ликвидация или запрет на деятельность предусмотрены для тяжелых преступлений — экстремистских или террористических. Впрочем, подобные организации ликвидируются и сегодня, в соответствии с действующим российским законодательством.

Перед введением института уголовной ответственности юрлиц в России планируется изучить зарубежный опыт, чтобы можно было вписать право России в канву международных законодательных трендов. Институт уголовной ответственности юрлиц введен во многих европейских станах, Китае, странах Ближнего Востока. В ближайшее время его планируют ввести такие страны, как Грузия, Казахстан, Латвия, Литва, Эстония, Молдавия, Украина. «В двух странах (Германии и Италии) существует административная ответственность юридических лиц. Однако специфика административного права заключается в том, что она является неотъемлемой подотраслью уголовного права, — говорит Георгий Смирнов. — Соответственно, процесс привлечения к уголовной ответственности унифицирован, он регулируется едиными уголовно-процессуальными законами». То есть в этих странах существует единый Уголовно-процессуальный кодекс. Но это лишь одна из моделей, в различных странах используются свои особенности введения в законодательство уголовной ответственности для юридических лиц.

В то же время в России исторически сложилась своя модель, в которой административное право является самостоятельной подотраслью права, в котором есть свой процессуальный порядок, режим привлечения к ответственности. И это аргумент за сохранение сложившейся системы. Начальник правового управления Генпрокуратуры Владимир Макаров говорит, что предложенная модель неприемлема для России. «Ссылаться на законодательство других стран с совершенно другими правовыми системами не совсем грамотно, — считает он. — К тому же действующей в России уголовной ответственности физических лиц и административной ответственности юрлиц вполне достаточно для выполнения поставленных целей». Так, директора, учредители и другие принимающие ключевые решения в компании сотрудники могут быть привлечены к уголовной ответственности, это уже заложено в российском законодательстве.

Первый вице-президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник отметил, что такие серьезные изменения, как установление уголовной ответственности для юрлиц, не стоит вводить в законодательство без особой нужды. «Я склоняюсь к тому, что вводить такую ответственность у нас нельзя», — говорит адвокат. Давно доказано, что привычные и хорошо работающие правовые или административные механизмы государства не стоит реформировать без серьезных оснований. Кроме того, следует оценить коррупционные риски от введения такой ответственности для компаний. «Я полагаю, что на настоящем этапе принятие этого законопроекта не принесет никаких ожидаемых позитивных результатов, а будет связано только с ростом коррупции в наших правоохранительных органах», — сообщил юрист.

Правительство раскритиковало законопроект, отметив, что инициатива не проработана. К примеру, вина юридического лица будет определяться виной физического лица, действовавшего от имени организации. Это может привести к тому, что компании станут нести ответственность за поступки сотрудников. «Эта доктрина не укладывается в привычные стандарты уголовной ответственности физлиц за личную вину», — подтверждает Генри Резник. Верховный суд в своем отзыве к законопроекту указал, что необходимо провести анализ о целесообразности дублирования административных норм уголовными. В поддержку этой инициативы ранее выступал председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. С его точки зрения, без этой нормы «невозможно экстерриториальное уголовное преследование иностранных организаций, финансирующих терроризм, спонсирующих дестабилизацию политической обстановки, а также другие транснациональные преступления, совершаемые на территории России».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *