Решения третейского суда

На этой странице Вы можете найти образцы заявлений и ходатайств сторон.

Обращаем Ваше внимание на то, что все заявления и ходатайства должны быть направлены в Третейский суд НАП в письменной форме в подлинниках. При этом копия ходатайства (заявления) может быть заблаговременно направлена стороной в адрес Третейского суда по электронной почте либо факсу.

Возврат третейского сбора

Заявление о возврате третейского сбора (общая форма)

Заявление о возврате третейского сбора в связи с отзывом иска

Заявление о возврате излишне уплаченного третейского сбора

Заявление о возврате третейского сбора при возврате иска

Формирование состава суда

Ходатайство об избрании арбитров для коллегиального рассмотрения

Ходатайство об избрании арбитров для единоличного рассмотрения

Извещения сторон

Заявление об уведомлении посредством электронной почты

Заявление о смене адреса

Порядок рассмотрения спора

Соглашение о рассмотрении спора на основе письменных материалов

Мировое соглашение

Ходатайство сторон об утверждении мирового соглашения

Ходатайство об утверждении мирового соглашения в отсутствие сторон

Законная сила решения третейского суда (Амбалова С.М.)

Вопрос о законной силе решения третейского суда является дискуссионным в теории права. Причина, по которой различаются подходы ученых к определению этого понятия, связана с уяснением правовой природы третейского суда как негосударственного органа гражданской юрисдикции. В частности, В.Г. Нестолий утверждает, что решения третейского суда не обладают законной силой. Этот тезис выводится из характеристики третейского суда как частной формы разрешения спора. По сути, такой категоричный вывод указанный автор делает на основе противопоставления решения третейского суда судебному решению в силу обязательности первого только для сторон и обязательности второго для всех лиц вообще <1>. Нетрудно заметить, что такой подход к пониманию сущности законной силы решения третейского суда является дискуссионным и в некоторой степени уязвимым, главным образом потому, что само понятие «законная сила» связывается представителями приведенной точки зрения исключительно с судебным решением.
———————————
<1> См.: Нестолий В.Г. Тезисы к учению о третейских (арбитражных) решениях в связи с проектом закона об арбитраже (третейском разбирательстве) // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник научных трудов. Минск, 2015. N 2 (6). С. 132 — 143.
Интересно отметить, что сама по себе правовая категория «законная сила» не имеет общеправовой доктринальной природы. Учение о законной силе решения зародилось в недрах науки гражданского процессуального права. Принято считать, что законная сила решения, хотя и связана с рядом свойств, ее составляющих, все же в большей степени ассоциируется с обязательностью, т.е. обязанностью всех и каждого выполнять требования суда, содержащиеся в резолютивной части решения. При этом следует учитывать, что законная сила решения включает в себя еще ряд других характеристик. В частности, Н.И. Масленникова в числе таких свойств называла также исключительность, преюдициальность и неопровержимость <2>.
———————————
<2> См.: Масленникова Н.И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1975. С. 8.
Решение третейского суда всем набором перечисленных свойств не обладает, да и в любом случае характеристики решения государственного суда и решения третейского суда не будут идентичными. Полагаем, что деятельность третейских судов, хотя формально и не входящих в систему государственных судов, все же нельзя рассматривать в отрыве от процессуальной сферы и тем более противопоставлять их друг другу. Возможность адаптировать учение о законной силе судебного решения к решению третейского суда во многом определяется сравнительной характеристикой правовой природы государственных судов и третейских судов в целом и актами этих органов, принимаемыми по результатам рассмотрения и разрешения гражданских дел, в частности.
Порядок образования и деятельности третейских судов и постоянно действующих арбитражных учреждений на территории Российской Федерации, а также арбитраж (третейское разбирательство) регулируются нормами Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже) <3>. Третейские суды, как известно, не входят в систему государственных судов, они не наделены правом применять меры государственного принуждения, их деятельность по разрешению гражданско-правовых споров не является правосудием. При этом третейские суды в соответствии со ст. 10 ГК РФ, наряду с арбитражными судами и судами общей юрисдикции, осуществляют защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав. Эта декларативная норма ко многому обязывает государство, в том числе и к обеспечению механизма исполнения вступившего в силу решения.
———————————
<3> Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2016. N 1 (ч. I). Ст. 2.
Терминологически понятие «законная сила» однозначно характеризует решение как некий аналог закона, нормативных предписаний, адресованных неопределенному кругу лиц. Правда, ставить знак равенства между судебным решением и законом можно лишь условно, поскольку решение не создает норм права. Вместе с тем, как пишет С.К. Загайнова, несмотря на то что судебный акт является актом индивидуального регулирования правоотношений, после вступления в законную силу он приобретает общеобязательный характер и является обязательным не только для лиц, участвующих в деле, — он оказывает влияние на существующий в обществе правопорядок <4>. К сказанному следует добавить, что решение суда требует от третьих лиц, не являющихся участниками спора, его соблюдения, т.е., по сути, пассивного поведения, заключающегося в воздержании от действий, которые могут рассматриваться как нарушение решения. Однако, поскольку решение способно повлиять на права и интересы этих лиц, им предоставляется возможность инициировать проверку законности и обоснованности судебного акта, дабы нивелировать возможные нарушения, допущенные судом при рассмотрении дела, и тем самым защитить свои интересы, предвосхищая процедуры, связанные с принудительным исполнением решения. Этот самый срок, предоставленный законом для реализации возможности повлиять на «корректировку» решения государственного суда, предшествует наделению решения свойствами определенности, неизменности, стабильности, т.е. всем тем, что характерно для законной силы решения.
———————————
<4> См.: Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М.: Волтерс Клувер, 2007.
А.А. Князев, критикуя общепринятое понимание законной силы решения суда как проявления силы нормы права, примененной судом при рассмотрении дела, рассматривает ее как правовую конструкцию, охватывающую все свойства, присущие судебному решению как процессуальному документу и акту правосудия. По мнению названного автора, законная сила фиксирует отличительные особенности решений определенного вида и свидетельствует о таком правовом состоянии решения, когда оно становится максимально неприкосновенным и окончательным в результате проявления всех его свойств <5>. Именно неприкосновенность, окончательность судебного решения определяют, по нашему мнению, сущность законной силы. Эта же исходная характеристика в полной мере применима и для актов арбитража.
———————————
<5> См.: Князев А.А. Законная сила судебного решения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 14.
Правовая природа третейского суда характеризуется дуализмом, обусловливающим специфику его функционирования. С одной стороны, спор может быть передан на рассмотрение третейского суда только в результате волеизъявления сторон гражданско-правового отношения, которые заключают соглашение, являющееся актом свидетельствования пожеланий сторон в выборе механизма защиты их прав и одновременно доверия третейскому суду как независимому и беспристрастному арбитру. С другой стороны, одного лишь уполномочия частными лицами третейского суда было бы недостаточно с точки зрения признания государством результатов деятельности третейского суда по разрешению спора. Государство само должно подтвердить наличие у третейского суда права на аналогичную правосудию деятельность — защиту прав граждан и организаций, что выражается в наделении третейского суда полномочиями для разрешения споров. При этом делегирование полномочий определяется спецификой общественных отношений в частноправовой сфере: компетенция третейского суда ограничивается гражданско-правовыми спорами, исключающими возможность затронуть общественные или государственные интересы. Кроме того, законодатель сохраняет за собой право на исключение из компетенции третейских судов определенных категорий споров в силу специального указания на то в федеральном законе.
Соответственно, компетенция третейского суда определяется как частноправовым, так и публично-правовым элементом. Последнее во многом отличает третейское разбирательство от всех иных альтернативных форм урегулирования правовых споров. Государство не просто дозволяет третейским судам разрешать споры и тем самым ставить точку в материально-правовом конфликте, но и в отличие, например, от процедуры посредничества (медиации) подтверждает силу решения третейского суда, гарантирует возможность применения государственного принуждения в целях претворения в жизнь содержащихся в этом решении резолюций. Поэтому, несмотря на то что сама деятельность арбитража обусловлена волеизъявлением сторон, подтвержденным особым образом — в письменной форме, в соответствии со ст. 7 Закона об арбитраже результаты такой деятельности — выводы суда, содержащиеся в резолютивной части решения, рассчитанные на добровольное и добросовестное исполнение, — уже не будут подчинены только воле сторон.
В случае если недобросовестная сторона уклоняется от исполнения решения третейского суда, лицо, в пользу которого принято решение, вправе инициировать особую процедуру по выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Указанный правовой механизм несет двоякую функцию: во-первых, представляет собой форму защиты интересов добросовестной стороны, а во-вторых, подтверждает силу решения третейского суда как акта защиты прав участника гражданского спора. Правда, следует сказать о том, что такое подтверждение является опосредованным, или косвенным: выдавая исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда, государственный суд не разрешает материально-правовой спор и не дает оценки правоотношениям сторон. Нет здесь места и судебной проверке обоснованности акта третейского суда. Государственный суд осуществляет исключительно контрольную функцию, суть которой состоит в проверке решения третейского суда на предмет отсутствия нарушений, закрытый перечень которых содержится в нормах процессуального законодательства (ст. 239 АПК РФ, ст. 426 ГПК РФ) и позволяет отказать суду в приведении решения третейского суда в исполнение.
Сказанное позволяет обозначить два ключевых этапа в механизме принятия и исполнения решения третейского суда, первый из которых совпадает с моментом принятия решения третейским судом, а второй — с моментом вынесения государственным судом определения о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда (ст. 240 АПК РФ, ст. 427 ГПК РФ). Именно это обстоятельство, как нам представляется, и является ключевым для определения момента вступления решения третейского суда в законную силу.
Следует также обратить внимание на различные законодательные формулировки о законной силе решения третейского суда в сравнении с решением государственного суда. В частности, в п. 3 ч. 2 ст. 36 Закона об арбитраже понятие «законная сила» применяется как к решению суда общей юрисдикции и арбитражного суда, так и к решению третейского суда, в то время как нормы процессуального законодательства, а именно п. 3 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, и ст. 220 ГПК РФ применительно к решению третейского суда используют понятия «принятое» и «ставшее обязательным» соответственно.
На наш взгляд, не совсем корректно сравнивать законную силу решений государственного и третейского судов, взяв за основу доктрину цивилистического процессуального права. Поэтому и возможные параллели между актами государственных и третейских судов следует проводить с оглядкой на специфику регулируемой сферы общественных отношений.
Законная сила решения третейского суда, на наш взгляд, характеризуется следующими свойствами: обязательностью, исполнимостью, неизменностью (неопровержимостью) и исключительностью. Причем только два из перечисленных качеств законной силы являются аналогичными по содержанию применительно к судебному решению.
Как мы сказали чуть ранее, суть законной силы акта суда — в его окончательности как акта защиты, как акта правоприменения, что предполагает необходимость подчиниться решению, согласиться с выводами суда.
Обязательность решения суда как одно из ключевых свойств законной силы является безусловной характеристикой и актов третейского суда. Превалирующим в теории арбитража является мнение о том, что решение третейского суда является обязательным для сторон. В частности, И.Ю. Захарьящева указывает на обязательность и исключительность третейского решения, возможность его принудительного исполнения с помощью органов государства <6>. Как правильно пишет А.И. Зайцев, по общему правилу решение третейского суда становится обязательным для сторон третейского судопроизводства и подлежит немедленному исполнению непосредственно с даты его принятия. Отсутствие системы третейских судов и, как следствие, инстанционности рассмотрения в них дел делает решение третейского суда окончательным. Эти обстоятельства, а также тот факт, что на решение третейского суда невозможно подать жалобу, делают его вступление в законную силу незамедлительным <7>.
———————————
<6> См.: Захарьящева И.Ю. Примирительные процедуры в арбитражном процессуальном законодательстве Российской Федерации (концептуальные основы и перспективы развития): Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 14.
<7> См.: Зайцев А.И. Третейское судопроизводство России (проблемные аспекты): Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 22.
Решение третейского суда, в отличие от судебных актов, не рассчитано на его проверку вышестоящей инстанцией, кроме того, согласно ст. 40 Закона об арбитраже окончательное арбитражное решение (в случае, если об этом изначально договорились стороны) не подлежит отмене. Тот факт, что решение третейского суда является неизменным de jure, позволяет нам говорить о презумпции законности и обоснованности решения третейского суда, причем презумпции неопровержимой. Даже если фактически решение содержит дефекты, связанные, например, с определением предмета доказывания, доказанностью фактов, формулировкой выводов суда, ни стороны, ни третейский суд, ни тем более государственный суд не вправе изменить его содержание. Это дает нам право сделать заключение об аксиоматичности утверждения об обоснованности решения третейского суда. Поскольку осуществить проверку решения нельзя, стороны несут бремя подчинения решению в силу достигнутого ранее между ними согласия. Стороны третейского разбирательства могут исполнить решение или отказаться от его исполнения, однако они не вправе требовать рассмотрения дела повторно ни этим самым третейским судом, ни каким бы то ни было другим юрисдикционным органом.
Несколько иначе законодательство регулирует возможность проверки законности решения третейского суда. Государство должно обеспечить исполнение любого решения, даже если оно не в полной мере соответствует требованиям законодательства. Исключением из этого правила является особый механизм проверки государственным судом решения третейского суда по инициативе какой-либо стороны: либо в форме рассмотрения заявления об отмене решения (при отсутствии на то запрета в соглашении сторон), либо в форме рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа. Проверка законности здесь понимается узко и совершенно иначе в сравнении с аналогичной деятельностью судов в отношении судебных актов, поскольку сводится к установлению наличия или отсутствия оснований, дающих право лишить юридической силы решение как акт третейского суда и отказать в его принудительном исполнении.
Отсутствие в нормах процессуального законодательства указания на законную силу решения третейского суда связано, как нам представляется, именно с невозможностью его проверки, с запретом его пересмотра с целью поиска и ликвидации возможных ошибок, допущенных при рассмотрении дела. Как следствие, это обстоятельство лишает решение третейского суда такого свойства законной силы, как преюдициальность.
В отличие от решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов решение третейского суда не приобретает свойства исполнимости в его классическом процессуальном понимании, если рассматривать его в контексте механизма государственного принуждения. Получается, что решение третейского суда является обязательным, во-первых, только для сторон, поскольку подчиняться решению третьи лица, не участвовавшие в третейском разбирательстве, не обязаны, и, во-вторых, только в плане запрета спорить с выводами суда. Решение третейского суда, будучи результатом обоюдно выбранной сторонами спора процедуры арбитража, рассчитано прежде всего на его добровольное исполнение. Задействовать государственный механизм принудительного исполнения решения возможно лишь в случае обращения с заявлением в государственный суд о выдаче исполнительного листа.
Исключительность как характеристика решения третейского суда не позволяет инициировать судебное рассмотрение дела по тождественному иску, уже рассмотренному в арбитраже. Однако границы исключительности заканчиваются ровно там, где реализуются контрольные полномочия государственного суда (по отмене решения либо отказу в выдаче исполнительного листа).
Таким образом, можно утверждать, что решение третейского суда характеризуется особым состоянием, именуемым «законная сила», под которым в самом общем значении следует понимать неизменность решения, его окончательность и стабильность как акта защиты прав субъектов гражданского оборота. Вступившее в законную силу решение третейского суда характеризуется такими свойствами, как неизменность (неопровержимость), исключительность, обязательность, исполнимость, последние два из которых не тождественны по своему содержанию одноименным свойствам решения государственного суда.
Принятое третейским судом решение является окончательным и вступает в силу немедленно. С момента его принятия законная сила решения приобретает усеченный характер, поскольку решение, будучи неизменным, все же рассчитано на добровольное исполнение. Подтверждение законной силы решения и наделение его свойствами обязательности и исполнимости осуществляется государственным судом — в рамках особого судебного производства по отмене решения третейского суда или выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Библиографический список
1. Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М.: Волтерс Клувер, 2007.
2. Зайцев А.И. Третейское судопроизводство России (проблемные аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004.
3. Захарьящева И.Ю. Примирительные процедуры в арбитражном процессуальном законодательстве Российской Федерации (концептуальные основы и перспективы развития): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2005.
4. Князев А.А. Законная сила судебного решения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.
5. Масленникова Н.И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1975.
6. Нестолий В.Г. Тезисы к учению о третейских (арбитражных) решениях в связи с проектом закона об арбитраже (третейском разбирательстве) // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник научных трудов. Минск, 2015. N 2 (6).

Глава VIII. Исполнение решения третейского суда

Статья 44. Исполнение решения третейского суда

Комментарий к статье 44

1. По общему правилу решение третейского суда подлежит добровольному исполнению.Подобный подход к исполнению решения третейского суда применялся во всех странах во все исторические периоды и характерен в настоящее время для всех государств. Данное обстоятельство обусловлено тем, что стороны спорного правоотношения, добровольно передавая спор на рассмотрение и разрешение третейского суда, обязуются также добровольно исполнить и его решение. Следует отметить, что подавляющее большинство решений третейских судов, в отличие от решений судов государственных, на практике исполняется добровольно. Зачастую обязательство сторон спорного правоотношения о добровольном исполнении будущего решения третейского суда включается ими в качестве составной части в третейское соглашение. Порядок и сроки добровольного исполнения решения третейского суда могут предполагать, например, отсрочку либо рассрочку его исполнения.

2. В соответствии с пунктом 2 комментируемой статьипри отсутствии в решении указания на срок его исполнения оно подлежит немедленному исполнению после его вынесения.Какого-либо механизма вступления решения суда в законную силу, по аналогии с решениями государственных судов, действующее законодательство о третейских судах не предусматривает.

Статья 45. Принудительное исполнение решения третейского суда

Комментарий к статье 45

1. Несмотря на то, что третейские суды являются негосударственными юрисдикционными органами, государство различными способами поддерживает их деятельность. Так, в соответствии с пунктом 1 комментируемой статьив случае, если постановленное третейским судом решение не будет исполнено добровольно проигравшей стороной,возможна процедура его принудительного исполнения.

Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется в соответствии с общими правилами Федерального закона «Об исполнительном производстве»,действующими на момент данного принудительного исполнения. При этом следует учитывать то обстоятельство, что третейские суды в силу своего правового положения, не будучи наделенными организационно-распорядительными полномочиями, самостоятельно не вправе выдавать исполнительные листы на принудительное исполнение собственных решений. Указанный вопрос заинтересованной стороной рассмотренного третейским судом дела должен быть решен в компетентном государственном суде — только на основании полученного там исполнительного листа унифицированной формы решение третейского суда может быть приведено к принудительному исполнения Службой судебных приставов наряду с решениями государственных судов.

2. В пункте 2 статьи 45комментируемого Федерального закона закрепляется субъектныйсостав лиц, обладающих правом инициации процедуры выдачи компетентным государственным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Исходя из нормативной регламентации комментируемогопункта, а также соответствующих нормГПКРФ иАПКРФ, отмеченное право имеется исключительно у заинтересованной стороны третейского разбирательства, в пользу которой третейским судом вынесено решение, либо ее надлежаще на то уполномоченного представителя, в то время как оспаривать решение третейского суда могут обе стороны — как истец, так и ответчик.

Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского судаподается в компетентный государственный суд — районный суд общей юрисдикции или в арбитражный суд субъекта Российской Федерации в соответствии с общими правилами подведомственности по месту жительства либо по месту нахождения должника. Данные нормы следует рассматривать в контекстест. 28ГПК РФ, исходя из содержания которой понятие «место жительства» относится к сторонам — физическим лицам, а «место нахождения» — к организациям. В соответствии сост. 20ГК РФ местом жительства гражданина является место его постоянного или преимущественного проживания, а вст. 54ГК РФ закреплено положение о том, что местом нахождения организации является место ее государственной регистрации, если в соответствии с законом в ее учредительных документах не закреплено иное.

Если же место жительства должника или место его нахождения по каким-либо причинам неизвестно, заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в районный суд общей юрисдикции или в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения имущества должника.

3. В отличие от главы VII»Оспаривание решения третейского суда» комментируемого Федерального закона, не содержащей каких-либо нормативных предписаний относительно обязательных приложений к заявлению об оспаривании решения третейского суда, вп. 3 комментируемой статьисодержится довольно детализированный перечень необходимых приложений.

Указанная, вне всякого сомнения, позитивная норма в то же время нуждается в определенном совершенствовании. Обусловлено это тем, что содержащиеся в пункте 3 статьи 45комментируемого Федерального закона, а также вч. 3 ст. 424ГПК РФ ич. 3 ст. 237АПК РФ перечни обязательных приложений к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не совпадают друг с другом. В частности, в вышеназванном Федеральномзаконеотсутствуют требования о приложении к заявлению его копии, предусмотренныеп. 4 ч. 3 ст. 424ГПК РФ, а также доверенности или иного документа, подтверждающего полномочия лица на подписание заявления, закрепленные вп. 5 ч. 3 ст. 424ГПК РФ ип. 5 ч. 3 ст. 237АПК РФ. Как представляется, судья компетентного государственного суда при принятии заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должен руководствоваться в первую очередь нормами гражданского либо арбитражного (исходя из того, какой из государственных судов рассматривает данное заявление) процессуального законодательства, а не указанным Федеральным законом и в случае отсутствия в приложениях документов, закрепленных вп. 4и5 ч. 3 ст. 424ГПК РФ ип. 5 ч. 3 ст. 237АПК РФ, применить правила, предусмотренныест. 135и136ГПК РФ илист. 128и129АПК РФ.

В подпункте 1 пункта 3 комментируемой статьизакреплено указание о том, чток заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должно быть приложено решение третейского суда(на которое испрашивается принудительное исполнение) в оригинале либо его надлежаще заверенная копия. Далее в комментируемомподпунктезаконодатель раскрывает, что им в данном случае понимается под надлежащим удостоверением копии: если в компетентный государственный суд представляется копия решения постоянно действующего третейского суда, она может быть заверена исключительно председателем данного юрисдикционного органа, а не его заместителем, ответственным секретарем, руководителем организации, при которой создан постоянно действующий третейский суд, или еще кем-либо. Как представляется, на практике подобная форма заверения копии решения постоянно действующего третейского суда не создаст каких-либо или вообще непреодолимых трудностей.

Сложнее обстоит дело с надлежащим заверением копии решения третейского суда, созданного для разрешения конкретного спора. В силу нормативного предписания комментируемого подпунктаона (копия) должна быть нотариально заверена.

Данное простое на первый взгляд указание законодателя на практике сложновыполнимо. Данное обстоятельство обусловлено следующим:

— для нотариального заверения копии решения третейского суда, созданного для разрешения конкретного спора, необходимо собрать вместе самого нотариуса и третейского судью (судей), вынесших решение, чтобы они в присутствии нотариуса могли подтвердить достоверность своей подписи. В противном случае нотариус окажется лишенным возможности убедиться в достоверности подписи на решении третейского суда и заверить его копию;

— в соответствии с предписаниями действующего законодательства, регламентирующего создание и деятельность третейских судов, третейским судьей в рассмотрении конкретного спорного правоотношения может являться гражданин, проживающий в любом субъекте Российской Федерации, а также за ее пределами. В этом случае заинтересованной в получении копии решения третейского суда стороне третейского разбирательства придется обеспечивать и оплачивать явку третейского судьи к месту нотариального заверения копии решения, что далеко не всегда может оказаться реализуемым;

— представление в компетентный государственный суд подлинника решения третейского суда, созданного для разрешения конкретного спора, также бесперспективно. Связано это с тем, что в отличие от решения постоянно действующего третейского суда, на котором печатью данного юрисдикционного органа заверена подпись (подписи) третейского судьи, на решении третейского суда, созданного для разрешения конкретного спора, печать проставлена быть не может, вследствие чего судья компетентного государственного суда окажется лишенным возможности удостовериться в его подлинности. А если при этом противоположная сторона третейского разбирательства также укажет на поддельность решения третейского суда? Остается единственный выход — вызывать третейского судью (судей), постановившего данное решение, а о потенциальных сложностях данного мероприятия уже было отмечено.

Единственно возможным нам представляется следующий выход: на оглашение решение третейского суда, созданного для разрешения конкретного спора, стороны по обоюдной договоренности приглашают нотариуса, который сразу же в присутствии третейского судьи (судей), постановившего решение, заверяет его и необходимое количество копий своей печатью.

В подпункте 2 пункта 3 комментируемой статьииспользуется, на наш взгляд, необоснованно зауженное понятие — «третейское соглашение», которое представляет собой один из видов заключения соглашения о третейском разбирательстве. Второй (наиболее распространенный в отечественной и зарубежной практике) вид — третейская оговорка, включаемая в качестве составной части в другой документ, в результате фактически не является обязательным приложением к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, что является нонсенсом, так как заинтересованная сторона должна подтвердить факт достигнутой договоренности о передаче спора в третейский суд. На наш взгляд, наименование данного документа терминологически правильнее закреплено вп. 2 ч. 3 ст. 419ГПК РФ ип. 2 ч. 3 ст. 237АПК РФ путем применения обобщенного понятия — «соглашение о третейском разбирательстве». В этой связи представляется целесообразным унифицировать терминологию вп. 2 ч. 3 ст. 419,п. 2 ч. 3 ст. 237АПК РФ ип. 2 ч. 3 ст. 424ГПК путем изменения в последней термина «третейское соглашение» на «соглашение о третейском разбирательстве» и, кроме того, внести соответствующие коррективы встатьи 2,5,7и др. комментируемого Федерального закона.

Закрепленное в комментируемом подпунктеположениео приложении к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное обеспечениерешения третейского суда подлинного или в надлежаще заверенной копии соглашения о третейском разбирательстве также сопряжено с определенными трудностями, обусловленными следующим:

— истец свой экземпляр данного соглашения к этому моменту уже израсходовал, приложив его в соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 23комментируемого Федерального закона к исковому заявлению при обращении в третейский суд. И если он выиграл дело, что на практике бывает в подавляющем большинстве случаев, подлинник соглашения он представить в компетентный государственный суд не сможет;

— вопрос заверения надлежащим образом копии анализируемого соглашения будет связан с теми же проблемами, о которых речь шла применительно к заверению копии решения третейского суда. Кроме того, для нотариального заверения копии данного соглашения потребуется обязательное присутствие проигравшей стороны, а также подтверждение подлинности ее подписи на соглашении, его добиться от проигравшей стороны будет крайне проблематично.

Считаем, что стороны спорного правоотношения еще на момент заключения соглашения о третейском разбирательстве должны обеспечить себя его надлежаще заверенными копиями.

Кроме двух указанных документов, прилагаемых к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, к нему должен быть приложен документ, подтверждающий уплату предусмотренной Налоговым кодексомРоссийской Федерации государственной пошлины, размер которой, вне зависимости от обращения в суд общей юрисдикции или арбитражный суд, равняется 1000 руб.

4. В статьях ГПКРФ иАПКРФ, регламентирующих процедуру выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, не содержится указания на срок, в течение которого заинтересованная сторона может обратиться в компетентный государственный суд с соответствующим заявлением. Вопрос о сроке подачи данного заявления, последствиях его пропуска и действиях компетентного государственного суда в подобной ситуации подробно регламентируется по неизвестной причине только нормами комментируемого Федерального закона. Так, согласнопункту 4 статьи 45комментируемого Федерального закона вышеназванное заявление может быть поданоне позднее трех лет со дня окончания срока на добровольное исполнение решения третейского суда.

При этом необходимо учитывать два момента:

— во-первых, начало срока на обращение с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда исчисляется не с даты вынесения последнего, а с момента окончания срока на его добровольное исполнение, если таковой закреплен в решении третейского суда;

— во-вторых, если в решении третейского суда срок на его добровольное исполнение не зафиксирован, трехгодичный срок подачи заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда начинает исчисляться с даты вынесения третейским судом мотивированного решения и подписания его третейскими судьями, входящими в состав третейского суда, — именно с этого момента решение третейского суда по общему правилу становится обязательным для сторон третейского разбирательства.

5. В случае пропуска данного срокалибо неприложения к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда каких-либо из перечисленных обязательных приложений компетентным государственным судом в соответствии спунктом 5 статьи 45комментируемого Федерального закона заявление о выдаче исполнительного листа возвращается без рассмотрения, о чем выносится определение, которое может быть обжаловано по общим правилам цивилистического процессуального законодательства.

6. При уважительности причин пропуска трехлетнего срока подачи заявления о выдаче исполнительного листа компетентный суд вправе восстановить егопо правилам, предусмотреннымст. 112ГПК РФ,ст. 117АПК РФ.

Трехгодичный срок возможности подачи заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по правилам комментируемой статьиустановлен по аналогии с общим трехлетним сроком исковой давности. Как представляется, нормативное закрепление возможности подачи заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в течение трех лет со дня окончания срока на добровольное его исполнение является необоснованно большим. На наш взгляд, оптимальным являлся месячный срок, предусматривавшийся ранее действовавшим Временнымположениемо третейском суде для разрешения экономических споров, так как спрогнозировать убедительные причины трехлетнего ожидания после истечения срока на добровольное исполнение решения третейского суда, а тем более еще и уважительные причины пропуска этого срока не представляется возможным.

7. Анализируемая категория дел рассматривается судьями компетентных государственных судов единолично в сокращенный срок — в течение одного месяца с момента поступления заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в компетентный государственный суд. В указанный срок входит не только само рассмотрение дела, но и срок на подготовку дела к судебному разбирательству, а также срок на вынесение и оглашение итогового судебного постановления.

Стороны третейского разбирательства — взыскатель и должник — должны быть в обязательном порядке надлежаще извещены о дне, времени и месте рассмотрения дела.В противном случае создается предпосылка для отмены итогового постановления компетентного государственного суда.

Неявка одной или обеих сторон третейского разбирательства, извещенных о дне, времени и месте рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, не препятствует рассмотрению указанного заявлению по существу. Исключение составляют случаи, когда от неявившегося участника процесса поступило заявление с просьбой не рассматривать дело в его отсутствие в связи с невозможностью его явки по уважительным причинам. Данное обстоятельство обусловлено тем, что в ходе рассмотрения указанной категории гражданских дел у должника возникает комплекс прав по заявлению возражений против выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и представлению соответствующих доказательств.

8. По результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда судья компетентного государственного суда выносит мотивированное определение об отказев удовлетворении заявленного требованиялибо о его удовлетворении.

Определение компетентного государственного суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подлежит немедленному исполнению — судья компетентного государственного суда, вынося подобное определение, выдает сразу же взыскателю исполнительный лист, который последним может быть предъявлен в территориальное подразделение Службы судебных приставов для осуществления принудительного исполнения.

9. Вне зависимости от того, какое именно определение вынесено компетентным государственным судом по итогам рассмотрения дела — о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или об отказе в этом, оно может быть обжаловано в порядке, установленном цивилистическим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Статья 46. Основания для отказа в выдаче исполнительного листа

Комментарий кстатье 46

1. Пункт 1 комментируемой статьисодержит крайне значимое положение, в соответствии с которым в процессе рассмотрения компетентным государственным судом заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда онлишен права исследовать самостоятельно установленные третейским судом обстоятельства либо пересматривать решение третейского суда по существу.Нормативные предписания данногопункта, а также аналогичные нормыГПКРФ иАПКРФ ограничивают правомочия судьи компетентного государственного суда проверкой наличия/отсутствия оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, исчерпывающий перечень которых императивно закреплен впункте 2 комментируемой статьии аналогичных статьях цивилистического процессуального законодательства.

2. Пункт 2 комментируемой статьисодержит исчерпывающийперечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решениятретейского суда и большей своей частью (как по структуре, так и по содержанию) является аналогомстатьи 42комментируемого Федерального закона, в связи с чем в полном объеме в детальном комментировании не нуждается.

При этом комментируемая статьяпо неизвестным причинам отличается содержательно отст. 426ГПК РФ ист. 239АПК РФ, также нормативно закрепляющих основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

В названных статьях цивилистических процессуальных Кодексов содержится дополнительное основание для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, требующее специального комментария.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 426ГПК РФ ип. 5 ч. 2 ст. 239АПК РФ компетентный государственный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случае, если заинтересованная сторона третейского разбирательства докажет, что, во-первых, «решение еще не стало обязательным для сторон третейского разбирательства…» или, во-вторых, «…было отменено судом в соответствии с федеральным законом, на основании которого было принято решение третейского суда».

Однако, несмотря на то, что в комментируемом Федеральном законе, регламентирующем порядок образования и деятельности третейских судов, содержится специальная статья 46″Основания для отказа в выдаче исполнительного листа», подобное основание в ней отсутствует, что, в свою очередь, на практике, как представляется, породит определенные проблемы.

Сама по себе законодательная формулировка «решение еще не стало обязательным для сторон» представляется труднообъяснимой.Обусловлено это следующим:

— во-первых, в соответствии с содержанием статьи 31комментируемого Федерального закона решение третейского суда является обязательным для сторон третейского разбирательства;

— во-вторых, по общему правилу решение третейского суда становится обязательным для сторон третейского разбирательства и подлежит немедленному исполнению непосредственно с даты его принятия;

— в-третьих, только в исключительных случаях при необходимости срок исполнения решения третейского суда не совпадает с датой его принятия;

— в-четвертых, отсутствие единой системы третейских судов и, как следствие, инстанционности рассмотрения в них дел делает решение третейского суда окончательным;

— в-пятых, невозможность принесения на принятые третейскими судами решения каких-либо жалоб делает вступление их в законную силу незамедлительным по принятии. Предусмотренная в главе 46ГПК РФ и§ 1 главы 30АПК РФ возможность оспаривания решений третейских судов является скорее исключением, чем общим правилом, и находится в непосредственной зависимости от предварительной взаимной договоренности сторон.

Таким образом, решение третейского суда в соответствии с действующим законодательством становится обязательным для сторон третейского разбирательства незамедлительно по его принятии и, следовательно, отсутствует как таковая не только возможность его необязательности, но и подобное основание для отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.

Если в процессе рассмотрения компетентным государственным судом дела по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда будет установлено и доказано заинтересованной стороной третейского разбирательства, что данное решение отменено в соответствии с нормами цивилистического процессуального законодательства, государственный суд отказывает в выдаче исполнительного листа.

3. В отличие от статьи 42комментируемого Федерального закона, в комментируемой статье содержитсяпункт 3, требующий отдельного комментария.

Если компетентным государственным судом будет отказано в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, у сторон третейского разбирательства возникает вариативность поведения:

— во-первых,обратиться вновь в третейский суд для рассмотрения и разрешения спорного правоотношения. Необходимо учитывать, что повторное обращение в третейский суд в подобной ситуации допустимо далеко не всегда. На это влияет два объективных фактора: третейское соглашение и основания, по которых было компетентным государственным судом отказано в выдаче исполнительного листа. Третейское соглашение может иметь значение в том случае, если в нем не закреплен предельный срок его действия. В противном случае у сторон спорного правоотношения утрачивается возможность вторичного обращения в третейский суд.

Из содержащихся в комментируемой статьеоснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только два («состав третейского суда или третейское разбирательство не соответствовали требованиямстатей 8,10,11или19комментируемого Федерального закона» и «сторона, против которой было принято решение третейского суда, не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения») не лишают возможности вторичного обращения заинтересованной стороны в третейский суд. Связано это с тем, что отмеченные основания могут быть устранены третейским судом при вторичном рассмотрении дела в отличие от остальных оснований, на которые третейский суд повлиять не может.

При этом следует учитывать, что для вторичного обращения в третейский суд необходимо наличие обоих отмеченных факторов. В противном случае (при наличии одного из рассмотренных факторов) право на повторное обращение в третейский суд будет утрачено;

— во-вторых,заключить новое третейское соглашение и на его основании вновь обратиться в третейский суд. При таком развитии ситуации стороны спорного правоотношения могут сформулировать новое третейское соглашение таким образом, чтобы оно не являлось недействительным; чтобы переданный на рассмотрение третейского суда спор был предметом этого соглашения.

Фактически путем реализации первого или второго варианта поведения стороны третейского разбирательства могут исключить основания, предусмотренные подпунктом 1 пункта 2 комментируемой статьи, то есть основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, подлежащие обязательному доказыванию.

По общему правилу решение международного коммерческого арбитража должно быть исполнено добровольно. Это устанавливается: во внешнеэкономических сделках, международных договорах, национальных нормативных правовых актах и в регламентах международных коммерческих арбитражей. Например, в соответствии с п. 2 § 44 Регламента МКАС решение МКАС исполняется сторонами добровольно в установленный в решении срок.

В отличие от исполнения решений государственных судов, исполнение решений иностранных арбитражей осуществляется единообразно, благодаря существованию таких унифицированных конвенций, как: Нью-Йоркская конвенция 1958 г., Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г., Вашингтонская конвенция 1965 г. и др.

Согласно ст. III Нью-Йоркской конвенции 1958 г. государства-участники договорились признавать арбитражные решения как обязательные и приводить их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и приведение в исполнение этих решений, на тех же условиях, что и внутренние арбитражные решения.

Правовые основы исполнения решения международного коммерческого арбитража по Конвенции следующие:

1) государство признает и исполняет иностранные арбитражные решения в соответствии со своим национальным процессуальным правом; национальное право государства, где испрашивается исполнение, определяет судебный орган, который компетентен исполнить решение и правила такого исполнения;

2) заинтересованная сторона обращается с ходатайством в компетентный орган государства, где испрашивается исполнение, с которым также подаются: а) надлежащим образом заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенная его копия; б) подлинное арбитражное соглашение или должным образом заверенная его копия; в) перевод этих документов на официальный язык той страны, где испрашивается исполнение.

Российская Федерация признает иностранные арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с нормами процессуального законодательства на условиях, определенных Конвенцией ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Решения третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятые ими на территориях иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (иностранные арбитражные решения), признаются и приводятся в исполнение в Российской Федерации арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрены международным договором Российской Федерации и федеральным законом. Даже в том случае, когда сторонами арбитража выступают физические лица, дела по заявлениям о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, подведомственны арбитражным судам.

Порядок:

  1. Подача заявления в государственный суд

Внимание!

Государственный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража, местом которого стала Российская Федерация, по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» (ст. 36). В признании или приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано по просьбе стороны, против которой оно направлено, если эта сторона представит доказательства того, что:

— решение было вынесено на основании арбитражного соглашения, одна из сторон которого была в какой-либо мере недееспособна;

— арбитражное соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по законодательству Российской Федерации;

— сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, или по другим уважительным причинам не могла представить свои объяснения;

— решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения. Если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, та часть арбитражного решения, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;

  1. По итогам рассмотрения заявления суд выносит определение о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В определении суда о выдаче исполнительного листа включаются сведения о составе третейского суда, принявшего решение, постоянно действующем арбитражном учреждении, администрировавшем третейское разбирательство, сторонах третейского разбирательства, а также сведения о решении третейского суда, на принудительном исполнении которого настаивает заявитель.

В определении должно содержаться указание именно на выдачу исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда либо на отказ в выдаче этого исполнительного листа, а не на совершение каких-либо действий (например, взыскание с ответчика присужденных денежных средств).

Сроки исполнительного производства

Принудительное исполнение иностранного арбитражного решения производится на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом, вынесшим определение о его признании и приведении в исполнение. В исполнительном листе помимо прочего указываются: наименование и место нахождения международного коммерческого арбитража, дата принятия иностранного арбитражного решения, подлежащего исполнению, резолютивная часть иностранного арбитражного решения (на русском языке)

Иностранное арбитражное решение может быть предъявлено к принудительному исполнению в срок, не превышающий трех лет со дня вступления его в законную силу. В случае пропуска указанного срока он может быть восстановлен арбитражным судом по ходатайству взыскателя. В силу совокупного действия ст. 246 и п. 1 ч. 1 ст. 321 АПК РФ признание и приведение в исполнение иностранного арбитражного решения на территории Российской Федерации осуществляется в течение шести лет: три года предоставлено для его добровольного исполнения либо для предъявления в суд для признания и принудительного исполнения, три — в рамках исполнительного производства при предъявлении исполнительного листа к исполнению

Решение Третейского суда

Решение Третейского суда принимается большинством голосов состава Третейского суда иобъявляется сторонам в заседании Третейского суда, затем копии мотивированного решения направляются сторонам в письменном виде в течение 7 (семи) дней. Решение Третейского суда излагается в письменной форме и подписывается третейскими судьями, входящими в состав Третейского суда, в том числе третейским судьей, имеющим особое мнение, заверяется печатью Третейского суда.
Датой вынесения решения является дата последней подписи третейского судьи, входящего в состав Третейского суда.
Решения Третейского суда не подлежат опубликованию, кроме как с разрешения Председателя Третейского суда, однако и в таком случае обеспечивается отсутствие в публикации информации, содержащей указание фамилий, наименование истцов и ответчиков, товаров, цен и других данных, способных нарушить принцип конфиденциальности третейского судопроизводства.
Решение Третейского суда не подлежит обжалованию в апелляционном, кассационном или надзорном порядке по причине отсутствия системы третейских судов
Решение Третейского суда не может быть оспорено в компетентный государственный суд, если третейским соглашением предусмотрена его окончательность.
Если третейским соглашением не предусмотрена окончательность решения третейского суда, то оно может быть оспорено в компетентный государственный суд в течение 3 месяцев со дня получения решения третейского суда при этом решение Третейского суда не вправе пересматривать решение по существу. (Об оспаривании см. подробнее: Оспаривание решения третейского суда).
Решение Третейского суда является обязательным и подлежит принудительному исполнению на основании исполнительного листа по правилам Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 N 229-ФЗ, однако в 90 % случаев исполняется сторонами добровольно.
Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда подается в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника — стороны третейского разбирательства и рассматривается судьей единолично в срок, не превышающий 3 (трех) месяцев со дня его поступления в арбитражный суд до дня вынесения определения о выдаче исполнительного листа (ст.238 АПК РФ). При этом арбитражный суд не переоценивает фактические обстоятельства, установленные третейским судом.
Участникам внешнеэкономической деятельности, коих в Калининградской области большинство, важна возможность исполнения решения третейского суда на территории иностранного государства. Исполнить решение третейского суда за пределами России намного легче, чем решение государственного суда: приведение в исполнение решения третейских судов регулирует Нью-Йоркская конвенция «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений», которую ратифицировали более 140 стран, включая страны бывшего СССР, а в случае с государственным судом необходимо наличие двустороннего договора о правовой помощи между странами, которые заключены Россией далеко не со всеми государствами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *