Признание договора незаключенным

Какой законодательный акт фиксирует необходимость оценки собственности?

123

ТЕСТЫ №1

1. … не является требованием к субъекту оценочной деятельности
А) Быть юридическим лицом
Б) Состоять членом в СРО оценщиков
В) Быть членом Национального совета по оценочной деятельности
2. Речное судно как объект оценки – это …
А) ценная бумага
Б) недвижимая вещь
В) движимая вещь
3. При оценке объекта недвижимого имущества, находящегося на праве хозяйственного ведения ФГУП, имеет право быть заказчиком оценки …
А) генеральный директор ФГУП
Б) потенциальный покупатель
В) Российский фонд федерального имущества
4. Проводить оценку необязательно при …
А) ипотечном кредитовании
Б) возникновении спора о величине ипотеки
В) вносе неденежного вклада в уставный капитал ООО
5. … является субъектом оценочной деятельности
а) оценщик
б) заказчик
в) контролирующий орган
г) Правительство РФ
6. Для юридического лица … оценщика(ов), работающего(их) по трудовому договору, чтобы организация могла заключать договора на оценку
А) можно не иметь ни одного
Б) обязательно иметь одного
В) обязательно иметь двух
7. Обязательным требованием к оценщику является …
А) отсутствие или погашение установленных судимостей
Б) наличие стажа в области оценочной деятельности
В) внесение взноса в компенсационный фонд оценщиков
Г) наличие специального образования в области оценочной деятельности
8. Функцией саморегулируемой организации оценщиков является …
А) разработка федеральных стандартов оценки
Б) поверка деятельности оценщиков
В) разработка правил деловой и профессиональной этики оценщиков
9. Определите порядок обращения взыскания на источники обеспечения ответственности оценщиков:
1) имущество оценщика (его работодателя)
2) компенсационный фонд
3) страховая сумма
10. Отступлением от концепции рыночной стоимости является …
А) высокий износ объекта оценки
Б) предполагаемый обмен объекта оценки на условиях бартера
В) нематериальная форма объекта оценки
11. В договоре на оценку необходимо указать …
А) основание проведение оценки
Б) вид объекта оценки
В) наименование саморегулируемой организации оценщиков, членом которой является оценщик
Г) вид определяемой стоимости объекта
12. Оценщик вправе сообщать … о невозможности проведения оценки
А) работодателю
Б) заказчику
В) НСОД (национальный совет по оценочной деятельности )
Г) своей саморегулируемой организации
13. … утверждает положение о членстве в саморегулируемой организации оценщиков
А) Общее собрание СРО саморегулируемой организации
Б) Коллегиальный исполнительный орган саморегулируемой организации
В) Единоличный исполнительный орган саморегулируемой организации
Г) Дисциплинарный комитет
Д) Отдел контроля за оценочной деятельностью
14. … не может (не могут) являться объектом оценки
А) Деловая репутация юридического лица
Б) Интеллектуальная собственность
В) Радиоактивные материалы
15. Проведение независимой оценки обязательно в случае …
А) отчуждения значимого публичного имущества
Б) национализации
В) купли-продажи
16. Если в отчете об оценке определена «разумная стоимость», надо считать …
А) стоимость воспроизводства
Б) ликвидационную стоимость
В) утилизационную стоимость
Г) рыночную стоимость
17. При оценке двух видов стоимостей необходимо заключать … договор(а)
А) 1
Б) 2
В) 3
18. В договоре на оценку необходимо указать …
А) основание проведение оценки.
Б) вид объекта оценки.
В) наименование саморегулируемой организации оценщиков, членом которой является оценщик
Г) вид определяемой стоимости объекта
19. В случае страхового случая из компенсационного фонда СРО оценщиков может быть выплачено(а) …
А) 30 000 р.
Б) 300 000р.
В) 600 000 р.
Г) 9 000 000 р.
Д) любая сумма (нет ограничений)
20.Размер страховой премии по договорам обязательного страхования ответственности оценщиков определяет(ют)…
А) уполномоченный государственный орган
Б) саморегулируемые организации оценщиков
В) национальный совет по оценочной деятельности
Г) страховые организации

ТЕСТ №2

1. Договор оценки не может быть заключен, если:

А) оценщик является иностранным гражданином;

Б) оценщик является акционером юридического лица;

В) оценщик самостоятельно применяет методы проведения оценки.

Какой законодательный акт фиксирует необходимость оценки собственности?

А) Налоговый кодекс РФ;

Б) Федеральный закон «Об акционерных обществах»;

В) Гражданский кодекс РФ.

Г) Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» № 135-ФЗ от 28.07.1998г.

Д) Федеральный закон «Об исполнительном производстве» № 119-ФЗ от 21.07.97г. (№ 127-ФЗ от 26.10.2002г.)

3. Теоретической базой проведения оценки является:

А) принцип справедливости;

Б) принцип полезности;

В) принцип доходности.

4. Оценка земельных участков может проводиться с целью:

А) определения налогооблагаемой базы;

Б) вовлечения земельных участков в активный рыночный оборот;

В) определения залоговой стоимости земельного участка при ипотечном кредитовании;

Г) определения страховой стоимости застроенных земельных участков;

Д) во всех вышеперечисленных случаях.

5. Основные задачи Государственного земельного кадастра:

А) Гарантия прав землепользователей и землевладельцев;

Б) Гарантия инвестиций;

В) Оценка стоимости земель;

Г) Бонитировка почв.

Незаключенная сделка

Если между сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то он не считается заключенным и к нему неприменимы правила об основаниях недействительности (п. 1 Информационного письма, Обзора судебной практики Президиума ВАС РФ, ВС РФ от 25.02.2014 г. № 165).

А если стороны согласовали существенные условия, но договор нарушает требования закона, то он недействителен. Недействительными называют соглашения, которые по основаниям, установленным законом, не влекут юридических последствий, за исключением тех последствий, которые связаны с их недействительностью (ст.ст. 166, 167 ГК РФ).

Остались вопросы по недействительности сделок? Ответ найдется в Системе Юрист

Последствия недействительности описаны в п. 2 ст. 167 ГК Р. Ф. При недействительности каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия не предусмотрены законом.

В законодательстве отсутствуют специальные правила, определяющие последствия исполнения незаключенных договоров. На практике к данным отношениям применяют нормы о неосновательном обогащении (ст. 1102 ГК РФ, постановление Президиума ВАС РФ от 17.04.2002 г. № 10575/01). Правовые последствия таких договоров сводятся к возврату другой стороне неосновательно полученного по сделке, а в случае невозможности такого возврата — возмещению стоимости в деньгах (ст. ст. 1103, 1105 ГК РФ).

По незаключенному договору нельзя требовать взыскания убытков, договорных пеней, неустоек в случае его ненадлежащего исполнения.

Так, например, если договор поставки будет признан незаключенным, то поставщик будет вправе лишь потребовать оплаты фактически принятого товара, а также начислить проценты по статье 395 ГК РФ, если покупатель просрочит оплату.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Статья: Признание договора незаключенным. Отличия от недействительности и основания по версии ВАС РФ

«Недавно на сайте ВАС РФ опубликовано информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.02.14 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» (далее — обзор № 165). О том, какие проблемы поможет решить этот обзор и какие идеи лежали в его основе, мы спросили одного из разработчиков документа Михаила Церковникова, советника управления частного права ВАС РФ.

Михаил Церковников, магистр частного права, советник управления частного права ВАС РФ

В российских обязательственных отношениях долгое время была распространена практика недобросовестного оспаривания договоров. Одна из сторон, пользуясь тем, что при подписании договора не были соблюдены какие-либо формальности, заявляла о недействительности или незаключенности договора, хотя до этого принимала исполнение от другой стороны. Цель — освободиться от договора, который по каким-то причинам стал ненужным или невыгодным, избежав при этом ответственности. Такая практика приводила к нестабильности оборота: условно говоря, соглашение сторон не уважалось, его в любой момент можно было обрушить. В результате один из важнейших принципов гражданского права — надлежащего исполнения обязательств — был поставлен под угрозу.

Кроме того, часто те формальности, которые закон устанавливает для договоров, имеют определенные цели только на конкретном этапе заключения договора (в частности, при его заключении). Позднее, когда договор уже исполняется, а значит, он определенно существует, эти формальности могут утратить свое значение, и тогда недопустимо говорить, что договор не заключен или недействителен лишь потому, что он не соответствовал каким-то требованиям на стадии подписания.

Nota bene!

Понятие «незаключенность договора» в первой части ГК РФ напрямую не фигурирует. Этот способ нуллификации договора выводится из статьи 432 ГК Р. Ф. Так, договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (соответственно, если соглашение не достигнуто, то договор не заключен)*. Но признание договора незаключенным прямо упоминается во второй части ГК РФ — в статьях 555 и 654 (незаключенным считается договор купли-продажи недвижимости и договор аренды здания или сооружения, если стороны не согласовали цену или арендную плату).

В случаях недобросовестного оспаривания договоров как недействительных суды в последние годы стали уходить от слепой нуллификации договоров по чисто формальным причинам и придерживаться приоритета сохранения договоров. Новая редакция Гражданского кодекса (в частности, пункты 2 и 6 статьи 166), которая вступила в силу с 1 сентября 2013 года, тоже установила препятствия для недобросовестного оспаривания договоров. Параллельно велась борьба и с мнимой незаключенностью договоров. В обзоре № 165 представлены основные подходы, которые были выработаны в борьбе с этим явлением. Кроме задачи показать, как можно бороться с мнимой незаключенностью договоров, обзор № 165 решил еще одну задачу: продемонстрировать практическую разницу между недействительностью и незаключенностью договора, разъяснить последствия признания договора незаключенным.

Незаключенный договор не нужно оспаривать как недействительный

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Если между сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то он не считается заключенным и к нему неприменимы правила об основаниях недействительности (п. 1 обзора № 165).*

— Обзор № 165 довольно четко разделяет понятия недействительных и незаключенных договоров, тогда как на практике многие юристы не видят особой разницы между этими понятиями (можно встретить такие иски, в которых договор одновременно просят признать недействительным и незаключенным, причем по одному и тому же основанию). Так в чем же все-таки заключается принципиальная разница?

— Честно говоря, концептуально я тоже считаю, что разницы между незаключенностью и недействительностью договора быть не должно. И то, и другое — нуллификация договора. Либо мы признаем договор, либо нет. Во втором случае договор — это ноль, то есть сделка не повлекла за собой тех правовых последствий, которые должна была повлечь. На мой взгляд, некорректно вводить разновидности нолей, должен быть один режим нуллификации. Тем более что нуллификация незаключенного договора близка к нуллификации ничтожного договора: и в том, и в другом случае считается, что договора нет с самого начала, даже если документ был подписан и в какой-то части исполнялся.

Но в российской доктрине традиционно принято выделять, условно говоря, два нуля: недействительность и ничтожность. Кстати, в Европе действуют разные подходы — где-то один режим нуллификации договора, где-то, как и у нас, выделяют два режима. В любом случае при работе над обзором № 165 мы исходили из сложившейся в России тенденции разделения недействительности и незаключенности договора.

Разница между этими понятиями в следующем: если в договоре не согласованы существенные условия, то договор не заключен*. Двусторонней сделки не получилось. В доктрине это называется фактическое несуществование договора (фактическое — потому что стороны не договорились о важнейших условиях, без которых договор не считается заключенным). А если стороны согласовали существенные условия, но договор нарушает требования закона, то он недействителен.* В доктрине это называют юридическим несуществованием договора. Многие считают, что применительно к российскому праву недействительный договор это не просто несуществующий договор, это еще и некая противозаконность, правонарушение.

— Даже если договор недействителен не из-за противоречия закону (по статье 168 ГК РФ), а по другим основаниям?

Незаключенность договора из-за несогласования существенного условия в чем-то похожа на недействительность из-за существенного заблуждения. И в том, и в другом случае причиной нуллификации сделки становится некое недопонимание между сторонами, отсутствие общей воли, недостижение соглашения без нарушения закона.

— Да, потому что есть мнение (которое лично я не разделяю), что статья 168 Гражданского кодекса просто поставлена во главу пирамиды оснований недействительности договора, но, по сути, все остальные основания — это частные случаи общего основания недействительности, указанного в статье 168. С этим, конечно, можно спорить. Например, в эту концепцию не укладывается оспаривание сделки как совершенной с существенным заблуждением (ст. 178 ГК РФ), потому что часто здесь нет нарушения закона, недобросовестного поведения, а есть самостоятельная ошибка стороны, оспаривающей сделку, порок воли. Ведь другая сторона может и не знать о заблуждении.

— Вы сейчас рассказали о разнице в основаниях признания договора незаключенным или недействительным. А в чем разница, если говорить о последствиях?

— Последствия недействительности прямо указаны в Гражданском кодексе — это реституция (ст. 167 ГК РФ). Кроме того, кодекс содержит нормы, которые касаются порядка оспаривания сделки как недействительной. В частности, кодекс устанавливает сроки исковой давности, которые отличаются в зависимости от того, ничтожный договор или оспоримый (ст. 181 ГК РФ). Относительно незаключенности договора таких общих норм нет, но судебная практика давно складывается так, что в этом случае применяются нормы о неосновательном обогащении (ст. 1102−1109 ГК РФ), минуя нормы о реституции. Соответственно действует общий субъективный трехгодичный срок давности.

— Что реституция, что взыскание неосновательного обогащения в конечном счете приводят к одному результату — возврату того, что было получено по нуллифицированному договору. Какая тогда практическая разница между использованием тех и других норм?

— Совершенно верно, к той цели, к которой нужно прийти при нуллификации отношений (возврат исполненного), могут привести как нормы о реституции, так и нормы о неосновательном обогащении. Но чисто технически эти пути не идентичны, и в этом заключалась главная практическая проблема. Бывает, что у договора сразу несколько пороков и какие-то ведут к недействительности, какие-то — к незаключенности. Или сторона, намеренная нуллифицировать договор, считает, что у нее несколько оснований для этого. Тогда возникает вопрос: какое из них выбрать? Если сторона выберет ошибочный вариант (например, договор является незаключенным, а она оспаривает его как недействительный), то она может получить отказ в иске только потому, что совершила техническую ошибку. Например, потому что исковая давность будет исчисляться иначе. В обзоре № 165 применен подход, согласно которому незаключенность превалирует над недействительностью. Проще говоря, если есть основания считать договор незаключенным, то его уже не стоит обсуждать с точки зрения действительности или недействительности — договора и так нет. Нельзя сказать, что это бесспорный подход, но он был наиболее распространен в нашей судебной практике. В этом смысле обзор № 165 только подтвердил сложившуюся практику.

Отсутствие регистрации само по себе не влечет за собой незаключенность договора

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Договор, подлежащий государственной регистрации, может быть признан недействительным и при ее отсутствии. <…> Совершенный в надлежащей форме договор, все существенные условия которого согласованы сторонами, однако требуемая государственная регистрация которого не осуществлена, не порождает всех последствий, на которые он направлен, до осуществления регистрации. Вместе с тем такой договор уже с момента достижения сторонами соглашения по всем его существенным условиям влечет правовые последствия в отношениях между ними, а также может породить весь комплекс последствий, на которые он непосредственно направлен, после государственной регистрации. Поэтому подобный договор может быть оспорен по правилам о недействительности сделок (п. 2 обзора № 165).

Сторона договора, не прошедшего необходимую государственную регистрацию, не вправе на этом основании ссылаться на его незаключенность. <…> Поскольку спорный договор не прошел необходимую государственную регистрацию, он не порождает тех последствий (ст. 617 ГК РФ, п. 1 ст. 621 ГК РФ), которые могут оказать влияние на права и интересы третьих лиц, не знавших о факте заключения договора аренды и о содержании его условий (п. 3 обзора № 165).

<…> Лицо, которому вещь передана во владение по договору аренды, подлежащему государственной регистрации, но не зарегистрированному, по общему правилу не может ссылаться на его сохранение при изменении собственника. <…> Заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрации договора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом (п. 4 обзора № 165).

— В пунктах 2−4 обзора № 165 последовательно проводится мысль о том, что договор, который требует обязательной государственной регистрации, но не прошел ее, на этом основании не является незаключенным для сторон. Если в нем есть какие-либо пороки (кроме отсутствия регистрации), его можно оспаривать как недействительный. В принципе эти выводы и так следуют из пункта 14 постановления Пленума ВАС РФ от 25.01.13 № 13 «<…> О договоре аренды». Зачем понадобилось разжевывать их еще подробнее?

Nota bene!

В пункте 6 обзора № 165 повторяется тезис, который ранее прозвучал впостановлении Президиума ВАС от 18.05.10 № 1404/10: если начальный момент периода выполнения работ в подряде определен указанием на действия заказчика или иных лиц, то предполагается, что такие действия будут совершены в срок, предусмотренный договором, а при его отсутствии — в разумный срок. Тогда сроки выполнения работ считаются согласованными. В то же время пункт 6 обзора № 165 разъясняет, что происходит, если в установленный в договоре срок (или в разумный срок) заказчик не совершит необходимые действия. Тогда подрядчик вправе отказаться от исполнения своих встречных обязательств (п. 2 ст. 328 ГК РФ).

— Во-первых, та идея, которая была заложена в пункте 14 постановления Пленума № 13, в обзоре № 165представлена именно в контексте незаключенности договора, к тому же с иллюстрациями несколькими наглядными примерами.

Во-вторых, после появления постановления Пленума № 13 мы увидели, что не все восприняли ту мысль, которая была заложена в пункт 14. Вероятно, это связано с тем, что в российской судебной практике очень долгое время исходили из того, что незарегистрированный договор — это незаключенный договор. Преодолеть этот подход оказалось очень непросто, возможно, даже в силу привычки.

Представление о незарегистрированном договоре как о незаключенном базировалось на пункте 3 статьи 433 Гражданского кодекса, согласно которому договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации. Из этого делался вывод: нет регистрации — нет заключенного договора. Но такая концепция не укладывалась в общую модель заключения договора в момент получения оферентом акцепта оферты (п. 1 ст. 433 ГК РФ) и плохо согласовывалась со статьей 165 Гражданского кодекса, которая позволяет предъявить иск из незарегистрированного договора о его регистрации. Высший арбитражный суд исходил из цели, с которой в Гражданском кодексе закреплялось требование об обязательной государственной регистрации договора аренды: создание возможности для заинтересованных третьих лиц знать о том, что конкретный объект обременен арендой. Ведь арендатор получает право, которое противопоставимо правам третьих лиц (в частности, новому собственнику недвижимости или новому арендатору). С точки зрения целевого и системного толкования закона отсутствие регистрации само по себе (притом что стороны согласовали существенные условия договора) не влечет за собой незаключенность договора для его сторон. Но такой договор не порождает правовых последствий для третьих лиц.

К сожалению, после появления постановления Пленума № 13 не все восприняли идею о том, что незарегистрированность договора не означает его незаключенность. Напомню, в пункте 14постановления Пленума № 13 было сказано: «Если судами будет установлено, что собственник передал имущество в пользование, а другое лицо приняло его без каких-либо замечаний, соглашение о размере платы за пользование имуществом и по иным условиям пользования было достигнуто сторонами и исполнялось ими, то в таком случае следует иметь в виду, что оно связало их обязательством, которое не может быть произвольно изменено одной из сторон». Некоторые поняли этот пункт так, будто бы арендатор связан обязательством вносить арендную плату в определенном размере, но арендодатель не связан обязательствами и может в любой момент выгнать арендатора на том основании, что долгосрочный договор аренды не прошел регистрацию. Во избежание такого однобокого толкования впункте 3 обзора № 165 приведен пример как раз по делу о выселении арендатора из-за того, что договор не был зарегистрирован. Нужно было донести, что, несмотря на незарегистрированность, для сторон обязательны все условия договора: о взаимных обязательствах, сроках, ответственности и т. д.

— Что касается отсутствия у незарегистрированного долгосрочного договора аренды правового значения для третьих лиц, которые вступают в правоотношения по поводу объекта аренды, то в пунктах 3 и 4 обзора № 165 затрагивается вопрос добросовестности этих лиц (они не должны знать о том, что объект находится в незарегистрированной аренде). Как должно распределяться бремя доказывания знания или незнания о фактической аренде?

— Вопрос добросовестности очень важен. Как я уже сказал, общее правило таково, что незарегистрированный договор не имеет силы против третьих лиц. Но это правило не работает, если третье лицо, вступающее в правоотношения по поводу объекта незарегистрированной аренды (в частности, новый покупатель этого объекта), знало об аренде, несмотря на то, что она не была зарегистрирована. Если новый покупатель знал об аренде, то он не может игнорировать договор аренды только потому, что тот не был зарегистрирован. Иное означало бы злоупотребление правом со стороны покупателя и уход правоприменительной практики от одного формализма к другому формализму.

Предполагается, что третье лицо не должно доказывать свою неосведомленность о незарегистрированной аренде. Наоборот, арендатор, заинтересованный в сохранении своего права против третьего лица, должен доказать, что это третье лицо знало об аренде, несмотря на то, что она не была зарегистрирована. Причем хочу обратить внимание на важную деталь: по смыслу пункта 4 обзора № 165 нужно доказать, что третье лицо не просто должно было знать, а именно знало об аренде.

Если сделка исполнялась, нельзя ставить вопрос о ее незаключенности

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде.

При наличии спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ.

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатно

Основания заключения договора

Для заключения договора социального найма необходимо решение органа местного самоуправления, принятое в соответствии с требованиями Жилищного кодекса РФ. Жилое помещение по договору социального найма предоставляется малоимущему гражданину, который состоит на учете в качестве нуждающегося. В соответствии со ст. 49 Жилищного кодекса РФ малоимущими гражданами являются граждане, которые признаны таковыми органом местного самоуправления в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению.

Статья 51 ЖК закрепляет основания, позволяющие признать гражданина нуждающимся в жилом помещении. Постановка на учет граждан в качестве нуждающихся осуществляется на основании их заявления, которое подается в соответствующий орган местного самоуправления.

Жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете, в порядке очередности, исходя из времени принятия таких граждан на учет по норме предоставления. Норма предоставления устанавливается субъектом Федерации самостоятельно.

Существует исключение для:

– граждан, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат;

– граждан, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в предусмотренном п. 4 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ перечне.

В соответствии с п. 2 ст. 57 Жилищного кодекса этим категориям граждан жилые помещения предоставляются вне очереди.

В отличие от социального найма, договор коммерческого найма не требует признания гражданина в качестве нуждающегося в жилом помещении, а также вынесения решения органа местного самоуправления. Данный договор может быть заключен при достижении соглашения между сторонами всех существенных условий.

Порядок заключения

Договор коммерческого найма заключается в силу волеизъявления сторон на основе принципа свободы договора. Это означает, что стороны заключают договор по собственной воле и не могут понудить друг друга вступить в договорные отношения. Наймодатель и наниматель по своему усмотрению определяют условия и содержание договора коммерческого найма жилого помещения.

В отличие от договора коммерческого найма, в договоре социального найма отсутствует соглашение сторон, он является публичным и относится к договору присоединения. При заключении договора социального найма могут быть использованы типовые договоры, которые утверждаются Правительством РФ.

Субъектный состав

В обоих случаях сторонами выступают наймодатель и наниматель.

По договору коммерческого найма нанимателем может быть только гражданин – физическое лицо. Наймодателем по данному договору выступает любой субъект гражданского права, который является собственником жилого помещения либо в силу закона наделен правом передавать помещение внаем.

По договору социального найма нанимателем может быть лишь малоимущий гражданин, признанный нуждающимся в жилом помещении. Наймодателем может быть только юридическое лицо, так как в данном случае жилое помещение находится в собственности Российской Федерации, субъектов РФ или муниципальных образований, от их имени могут выступать уполномоченные государственные органы или уполномоченные органы местного самоуправления.

Также можно заметить существенное различие при определении круга лиц, которые проживают совместно с нанимателем. В договоре социального найма данный круг лиц именуется «члены семьи нанимателя». К ним относятся родители, супруг, а также дети. В качестве членов семьи нанимателя могут быть признаны и другие родственники, если они вселены нанимателем и ведут совместно с ним общее хозяйство. В судебном порядке могут быть признаны членами семьи и иные лица. Вышеперечисленные субъекты должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения.

В соответствии со ст. 677 Гражданского кодекса по договору коммерческого найма такая категория лиц именуется граждане, постоянно проживающие с нанимателем.Гражданское законодательство не требует, чтобы данные лица были членами семьи нанимателя, а также не обязывает их вести с ним общее хозяйство. Никаких критериев по определению круга таких лиц в законодательстве не закреплено, так как их определяет сам наниматель, но они должны быть указаны в договоре коммерческого найма.

По договору коммерческого найма и социального найма наниматель имеет право вселять в жилое помещение временных жильцов. Ни жилищное, ни гражданское законодательство не раскрывают понятие временных жильцов. Но исходя из ст. 80 ЖК РФ и ст. 680 ГК РФ под временными жильцами следует понимать всех граждан, кроме нанимателя и проживающих с ним членов его семьи, вселенных в жилое помещение на время, независимо от наличия родственных отношений с нанимателем. Для признания граждан временными жильцами необходимо соблюдение двух условий:

1) взаимное согласие нанимателя и проживающих совместно с ним членов его семьи;

2) предварительное уведомление об этом наймодателя.

Срок проживания временных жильцов не может превышать шесть месяцев подряд. Они обязаны освободить жилое помещение по истечении согласованного срока проживания, а если такой срок не установлен, то не позднее семи дней со дня предъявления требования нанимателем или членами его семьи. В противном случае они будут подлежать выселению в судебном порядке. Ответственность за действия временных жильцов перед наймодателем несет исключительно наниматель.

Дата добавления: 2016-04-11; просмотров: 210;

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Зюзинский районный суд г. Москвы, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Алексеевой Е.А. к Малаховой Е.Н. о взыскании задолженности по договору займа и по встречному исковому заявлению Малаховой Е.Н. к Алексеевой Е.А. о признании договора займа незаключенным ввиду его безденежности,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратилась в суд с иском к ответчику о взыскании суммы долга по договору займа, процентов за пользование займом и неустойки, мотивируя тем, что между ней и Малаховой Е.Н. заключен договор займа, в соответствии с которым должнику от займодавца передаются денежные средства в размере 100 000 долларов США с уплатой 25% годовых за пользование займом на срок 12 месяцев с выплатой ссудной задолженности по графику. Должником по данному договору не было произведено ни одного платежа, уведомление о досрочном расторжении договора займа, оставлено без внимания.

Истец в судебное заседание явилась, исковые требования поддержала, пояснила суду, что ответчик являлась руководителем ООО «Старт», истец работала в ООО «Старт» дизайнером. Заработная плата не истцу выплачивалась, ответчик данные обстоятельства объясняла финансовыми затруднениями. Для поднятия финансовых возможностей, ответчик предложила истцу оформить на себя кредитный договор и получить в ОАО «Альфа-Банк» денежные средства, а она в свою очередь обязалась предоставить расписку о получении займа.

В декабре 2011 года ее на служебной машине сотрудник фирмы отвез в филиал ОАО «Альфа-Банк», где ее встретил управляющий филиалом, отвел в комнату и она подписала кредитный договор. Деньги в банке на руки она не получила. Через несколько дней по настоянию истца ответчик подписала договор займа, являющийся предметом рассмотрения настоящего спора. Поскольку кредит в ОАО «Альфа-Банк» был получен ею для ответчика. и денежные средства по нему не выплачены, считает, что с ответчика должны быть взысканы денежные средства по договору займа.

Ответчик Малахова Е.Н. в судебное заседание не явилась, обеспечила явку своего представителя – адвоката Жуковой О.С., которая исковые требования не признала мотивируя тем, что договор займа был действительно подписан ее доверителем, однако в действительности денежные средства по договору переданы не были.

Ответчиком заявлены встречные исковые требования о признании договора займа незаключенным ввиду его безденежности.

Ответчик по встречному иску Алексеева Е.А. в удовлетворении встречных исковых требований просила отказать по основаниям, изложенным в письменных возражениях.

Суд, выслушав мнение лиц, участвующих в деле, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему:

В соответствии со ст.807 ГК РФ по договору займа одна сторона передает в собственность другой стороне деньги, а заемщик обязуется возвратить такую же сумму денег.

Согласно п.2 ст.808, ст.810 ГК РФ, в подтверждение договора займа и его условий могут быть представлены расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу определенной суммы. Заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, установленном договором.

Судом установлено, что между Алексеевой Е.А. и Малаховой Е.Н. был заключен договор займа в простой письменной форме, согласно которого Алексеева Е.А. передает в собственность Малаховой Е.Н. денежные средства в размере 100 000 долларов США на день передачи. Заем предоставляется на срок 12 месяцев на потребительские цели на условиях оплаты заемщику 25 % годовых. При этом п. 4.1.1 предусмотрено, что займодавец обязался передать заемщику денежные средства (сумму займа) в течение 2-х дней со дня подписания настоящего договора.

Истицей неоднократно направлялось в адрес Малаховой Е.Н. требование о возврате долга.

Ответчиком заявлены встречные требования о признании договора займа незаключенным в виду его безденежности.

Согласно п.1 ст.812 ГК РФ заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

В силу пункта 2 данной нормы права, если договор займа был совершен в письменной форме (статья 808), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. Пунктом 3 указанной правовой нормы установлено, что если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от заимодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей.

Таким образом, договор займа, заключенный в соответствии с п.1 ст.808 ГК РФ в письменной форме, может быть оспорен заемщиком по безденежности с использованием любых допустимых законом доказательств. В то же время заем не может оспариваться по безденежности путем свидетельских показаний. Изъятие из этого правила установлено лишь для случаев, когда договор займа был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

Бремя доказывания довода о безденежности расписки, составленной под влиянием обмана, насилия, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств, возложено на заемщика.

В судебном заседании истица не оспаривала тот факт, что в действительности денежные средства по договору займа ею ответчику не передавались.

Обоснованность своих требований мотивировала тем, что данный договор займа являлся обеспечением гарантии возврата ответчику кредита, взятого истицей по просьбе ответчика. При этом истица не отрицала того факта, что денежные средства на руки она не получала, а соответственно реально ответчице их не передавала.

Учитывая данные обстоятельства, тот факт, что сторонами по делу не отрицалось, что в день заключения договора и последующие дни денежные средства в размере 100 000 долларов США истицей ответчице не передавались, суд считает обоснованными встречные требования ответчицы о признании договора займа незаключенным в виду его безденежности.

Поскольку судом установлена безденежность договора займа, указанные доводы истца о том, что данный договор займа являлся обеспечением гарантии возврата Малаховой Е.Н. кредита, взятого Алексеевой Е.А. по просьбе ответчика не могут служить основанием для удовлетворения требований истца о взыскании за счет ответчика, не получившего заемных денежных средств реально. Они могут быть заявлены истцом и приняты в качестве юридически значимых обстоятельства при заявлении соответствующих требований непосредственно к банку по обстоятельствам получения кредита и предъявления требований о признании притворной сделки. Таким образом, истцом избран ненадлежащий способ защиты права.

На основании изложенного суд приходит к выводу о необоснованности заявленных исковых требований истца Алексеевой Е.А.., поскольку истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что денежные средства по договору займа в действительности ответчиком были получены и обоснованности заявленных встречных исковых требований Малаховой Е.Н. о признании договора займа незаключенным.

Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Алексеевой Е.А. к Малаховой Е.Н. о взыскании суммы долга по договору займа, процентов за пользование займом, неустойки – отказать.

Удовлетворить встречные исковые требования Малаховой Е.Н. Признать договор займа между Алексеевой Е.А. и Малаховой Е.Н. незаключенным.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд через Зюзинский районный суд г.Москвы.

Определение Нижегородского областного суда от 21.07.2009 по делу n 33-5356 Встречный иск о признании незаключенным трудового договора и о признании незаконным приказа о приеме на работу удовлетворен правомерно, так как трудовой договор, заключенный с истицей, был подписан не уполномоченным на совершение данного действия лицом.

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 июля 2009 г. N 33-5356
Судья — Корнилова Л.И.
21 июля 2009 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:
председательствующего: Серова В.А.
и судей: Сысаловой И.В., Крайневой Н.А.
при секретаре: Л.
с участием Б.
заслушала в открытом судебном заседании по докладу: Серова В.А.
дело по кассационной жалобе М.
на решение Канавинского районного суда города Нижнего Новгорода от 25 мая 2009 года по делу по иску
М. к ООО «Кондитерская компания «1 Мая» о взыскании заработной платы, задолженности по заработной плате, обязании допустить к работе и взыскании компенсации морального вреда, по встречному иску ООО «Кондитерская компания «1 Мая» к М. о признании трудового договора не заключенным, признании приказа о приеме на работу незаконным,
установила:
М. обратилась в суд с иском к ООО «Кондитерская компания «1 Мая» о взыскании заработной платы, задолженности по заработной плате, обязании допустить к работе и взыскании компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указала, что с 15 января 2008 г. работала в должности финансового директора ООО «Кондитерская компания «1 Мая». 12 января 2009 г. сотрудником службы безопасности компании она была отстранена от работы без объяснения причин в отсутствие на предприятии генерального директора. До настоящего времени ООО «Кондитерская компания «1 Мая» не прекратила с истицей трудовые отношения, в то же время до работы ее не допускают. Заработная плата за отработанное время истице не выдавалась, приказа об увольнении ей не предоставляли, трудовую книжку компания не возвратила. На основании изложенного истица просила взыскать с ответчика ООО «Кондитерская компания «1 Мая» в ее пользу заработную плату за период с 15.12.2008 г. по 12.01.2009 г. в размере 28.629,65 рублей, сумму неполученного заработка за январь, февраль 2009 г. в период с 13.01.2009 г. по 02.02.2009 г. в размере 28.246,46 рублей, сумму неполученного заработка в период с 02.02.2009 г. по день фактического исполнения решения суда, сумму, подлежащую выплате за задержку заработной платы в размере 294 рублей, сумму, подлежащую выплате за задержку заработной платы в период с 02.02.2009 г. по день фактического исполнения решения суда. Обязав ответчика допустить ее к работе в должности финансового директора в ООО «Кондитерская компания «1 Мая», также взыскать с ООО «Кондитерская компания «1 Мая» в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 10.000 рублей и расходы на услуги представителя в размере 6.000 рублей.
При рассмотрении дела истица дополнила заявленные исковые требования, просила взыскать с ООО «Кондитерская компания «1 Мая» в ее пользу заработную плату за период с 15.12.2008 г. по 12.01.2009 г. в размере 28629,65 рублей, сумму неполученного заработка в период с 13.01.2009 г. по 21.04.2009 г. в размере 108305,17 рублей, а также компенсацию за несвоевременную выплату заработной платы — 2918 руб. 86 коп.
В суде первой инстанции истица заявленные исковые требования поддержала в полном объеме.
Представитель ответчика при рассмотрении дела иск не признал, пояснил, что у истицы М. отсутствуют документы, подтверждающие наличие каких-либо трудовых отношений между ней и ООО «Кондитерская компания «1 Мая». На момент так называемого трудоустройства истицы эту должность занимала Н. по совместительству. В штатном расписании ответчика предусмотрено замещение данной должности по совместительству с количеством штатных единиц 0,4. По мнению представителя ответчика, представленные истицей в суд документы не свидетельствуют о заключении трудового договора с ней и не обосновывают заявленные требования. Указал на то, что в ООО «Кондитерская компания «1 Мая» государственным инспектором труда (по правовым вопросам) Государственной инспекции труда в Нижегородской области А. 03 — 04 февраля 2009 года была проведена проверка по факту обращения истицы. Каких-либо существенных нарушений трудового законодательства по отношению к истице М. проверкой выявлено не было. Кроме того, пояснил, что приказ о приеме истицы на работу подписан Ч., который на тот момент не являлся генеральным директором, поэтому не имел права подписывать трудовой договор и приказ о приеме на работу М. Ответчиком предъявлен встречный иск к М. о признании трудового договора не заключенным, признании приказа о приеме на работу незаконным.
М. и ее представитель встречный иск не признали, просили отказать в его удовлетворении.
Решением Канавинского районного суда города Нижнего Новгорода от 25 мая 2009 года в удовлетворении заявленных исковых требований М. к ООО «Кондитерская компания «1 Мая» о взыскании заработной платы, задолженности по заработной плате, обязании допустить к работе и взыскании компенсации морального вреда отказано.
Встречный иск ООО «Кондитерская компания «1 Мая» к М. о признании трудового договора не заключенным, признании приказа о приеме на работу незаконным удовлетворен.
Трудовой договор за N от 15.12.2008 года подписанный М. и ООО «Кондитерская компания «1 Мая», в лице генерального директора Ч., действующего на основании доверенности за N от 10 декабря 2007 года признан не заключенным.
Отменен и признан незаконным приказ о приеме на работу М. в ООО «Кондитерская компания «1 Мая» на должность финансового директора от 15.12.2008 года.
В кассационной жалобе М. просит отменить решение суда как незаконное и не обоснованное. Указывает на неправильное применение судом при рассмотрении дела норм материального права, именно положения ст. 183 ГК РФ. Считает, что решение суда вынесено на неполно установленных значимых обстоятельствах дела, а установленным обстоятельствам не дано должной правовой оценки в их совокупности, а также в совокупности с доводами сторон и представленными ими доказательствами.
В письменном ходатайстве, поступившем в суд 20.07.2009 года М. просит отложить рассмотрение дела в связи с ее болезнью.
Судебная коллегия не находит оснований к отложению рассмотрения дела. Поскольку к указанному ходатайству не приложено доказательств временной нетрудоспособности заявителя и невозможности по состоянию здоровья участвовать в судебном разбирательстве.
В силу ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражений относительно жалобы, представления.
Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со ст. 347 ч. 1 ГПК РФ, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения Б., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.
Принимая решение по делу, суд первой инстанции правильно установил характер спорных правоотношений, к которым применил нормы права их регулирующие — ст. 67, 68, 234, 237 ТК, ст. 183 ГК, а также ст. 56 ГПК РФ.
Согласно Трудового законодательства РФ трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах (если трудовым законодательством или иным нормативным правовым актом, содержащим нормы трудового права, не предусмотрено составление трудовых договоров в большем количестве экземпляров), каждый из которых подписывается сторонами (части первая, третья статьи 67 ТК РФ). Прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, содержание которого должно соответствовать условиям заключенного трудового договора (часть первая статьи 68 ТК РФ). Приказ (распоряжение) работодателя о приеме на работу должен быть объявлен работнику под расписку в трехдневный срок со дня фактического начала работы (часть вторая статьи 68 ТК РФ).
Если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 ТК РФ). Представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения (статья 16 ТК РФ) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом.
Из материалов дела усматривается, что М. в качестве доказательства в подтверждение ее трудоустройства в ООО «Кондитерская компания «1 Мая» при рассмотрении дела предоставлена копия приказа от 15 декабря 2008 года о ее приеме на работу в качестве финансового директора структурного подразделения управления подписанный генеральным директором Ч., копия трудового договора от 15 декабря 2008 года согласно которого истица была принята на работу в ООО «Кондитерская компания «1 Мая» на должность финансового директора постоянно с окладом в размере 35000 рублей с 15 декабря 2008 года подписанного генеральным директором Ч., копия разового пропуска из которого усматривается, что М. предоставлен доступ на предприятие в службу управления по 31 декабря 2008 года.
Согласно п. 17.6. Устава ООО «Кондитерская компания «1 Мая» в качестве генерального директора Общества может выступать только физическое лицо. Общество вправе передавать по договору полномочия своего генерального директора управляющему. Договор с управляющим подписывается от имени Общества его участником. В обязанность генерального директора Общества входит утверждение штата Общества, прием и увольнение работников Общества, заключает с ними трудовые договоры, принимает к этим работникам меры поощрения и налагает на них взыскания и т.д. (т. 1 л.д. 144).
Из трудовой книжки Ч. усматривается, что 24.03.2008 года он был принят в управление ООО «Кондитерская компания «1 Мая» на должность директора по продажам, 04.04.2008 года уволен по собственному желанию, 02.12.2008 года принят в управление ООО «Кондитерская компания «1 Мая» на должность исполнительного директора (т. 2 л.д. 16).
Судом установлено, что ООО «Кондитерская компания «1 Мая» в лице генерального директора Н. на имя исполнительного директора Ч. выдана доверенность N от 02.12.2008 года в соответствии с которой он уполномочен от имени общества и в его интересах совершать ряд распорядительных действий, не предоставив Ч. права приема на работу и заключения трудовых договоров (т. 2 л.д. 171).
Согласно решения единственного участника ООО «Кондитерская компания «1 Мая» N от 16 декабря 2008 года Ч. назначен на должность генерального директора ООО «Кондитерская компания «1 Мая» (л.д. 72).
Приказом о переводе на другую работу от 16.12.2008 года Ч. переведен с должности исполнительного директора на должность генерального директора ООО «Кондитерская компания «1 Мая» (т. 2 л.д. 3).
16 декабря 2008 года заключено соответствующее дополнительное соглашение к трудовому договору от 02.12.2008 года (т. 2 л.д. 2).
Из пояснений К., данных при рассмотрении дела усматривается, что один или два раза он видел истицу на оперативных совещаниях, в качестве кого она присутствовала, он не знает. Знает, что истица не была принята на работу в их организацию. Кандидатура финансового директора проходит проверку. Он лично проверяет надежность каждого человека при приеме нового сотрудника. Истицу привел в компанию Ч., который и представил ее как кандидатуру на должность финансового директора. Уточнил, что он, как заместитель директора по безопасности, не дал согласование М. для работы в компании. На территорию предприятия она проходила по временному пропуску, который ей выписал Ч., она все время находилась в его кабинете, чем занималась, он не знает.
Из пояснений Н. усматривается, что в должности финансового директора ООО «Кондитерская компания «1 Мая» она работала с начала 2008 года, на ставке 0,4 зарплату получала регулярно. Она принимала на работу Ч., решение о назначении его на должность генерального директора с 16.12.2008 года подписано ею лично. М. пришла в ООО «Кондитерская компания «1 Мая» устраиваться на должность финансового директора. Она приходила к ней на собеседование в середине декабря 2008 года. Служба безопасности не одобрила ее кандидатуру, т.к. у М. нет соответствующего образования, ее не приняли на должность, на которую она претендовала. Она считает, что Ч. мог распечатать трудовой договор. Она, как единственный участник данной компании подтвердила, что Ч. на период 15 декабря 2008 года не имел полномочий по приему работников.
Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований М., суд первой инстанции исходил из того, что доказательств свидетельствующих, что трудовой договор, представленный М., был подписан уполномоченным лицом при рассмотрении дела предоставлено не было, как и не предоставлено доказательств в подтверждение доводов относительно того, что М. фактически приступила к исполнению обязанностей финансового директора ООО «Кондитерская компания «1 Мая». Напротив, данные доводы опровергаются материалами дела, а именно книгой учета движения трудовых книжек (т. 1 л.д. 38 — 48) из которой не усматривается, что трудовая книжка М. была предоставлена в отдел кадров ООО «Кондитерская компания «1 Мая», журналом регистрации вводного инструктажа, журналом сдачи ключей (л.д. 198 — 239 т. 1). В указанных документах отсутствуют какие-либо записи о присутствии М. на работе.
Обстоятельствам установленным при рассмотрении дела суд дал надлежащую правовую оценку, а ее результаты отразил в решении.
В решении суда приведены достаточные правовые мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, что является необходимым свойством законного и обоснованного судебного постановления (ст. 67 ГПК РФ).
На основании изложенного является обоснованным вывод суда, что трудовой договор считается не заключенным, а приказ о принятии на работу М. незаконным.
Данные выводы суда мотивированы, подтверждены доказательствами, имеющимися в материалах дела и приведенными в решении суда.
Оснований для признания выводов суда первой инстанции неправильными, судебной коллегией не установлено.
Доводы кассационной жалобы о том, что решение суда основано на свидетельских показаниях, которые носят противоречивый характер и опровергаются имеющимися в материалах дела доказательствами, а именно показания

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *