Порочащие сведения

Содержание

Публикации

Инвестиционный климат в России вызывает опасения у многих экономистов. Не слишком он благоприятный, надо сказать. Иностранные инвестиции в страну приходят достаточно робко. Своих инвестиций тоже маловато. Отечественные предприниматели нередко предпочитают вкладывать средства в других странах, где климат получше. После пережитого кризиса в мире обострилась конкуренция за привлечение инвестиций. Ведь только через них можно поправить дело и, обновив и модернизировав экономику, развиваться дальше. Для России тоже важно убрать имеющиеся препятствия на пути инвестиций и ускорить свое развитие. О препятствиях шла речь во время обсуждения темы «Инвестиционная карта России» в рамках Российского инвестиционно-строительного форума, сообщает “Строительная газета”.

Начал дискуссию Сергей Колесников из компании «ТехноНИКОЛЬ».

— Всемирный банк отмечает, что в России для получения разрешения на строительство существует 51 процедура (против, условно говоря, десяти процедур в Европе и США). Об этом же говорил и Владимир Путин на одном из совещаний в августе 2011 года. Но на самом деле ничего по этому поводу пока не изменилось. Вот вы опять говорите, что очень плохо, когда власти нас «нагибают». Но никаких законодательных актов, процедур чиновники не изменяют. Я лично видел решение государственной экспертизы, в котором записано, что промышленное оборудование должно отделяться от операторов защитной стеной (чуть ли не бетонной). А каким же образом оператор, управляющий оборудованием, сможет работать, не видя показаний приборов?! И таких удивительных решений на региональном уровне просто масса. Заставляют строить бомбоубежища, водоемы… То есть в дополнение к требованиям федеральных законов приплюсовывается огромное количество всевозможных актов на местах. Мне говорят: идите к губернатору и решайте вопрос. Но я не могу пойти к губернатору. Если бы я к нему ходил, я был бы, наверное, премьер-министром. К нему могут зайти один-два человека.

Давайте вспомним, как появилась госэкспертиза. Она появилась после обрушения «Трансвааль-парка». Но после этого количество обрушений меньше не стало, я вас уверяю. Можете взять статистику в МЧС. Как падали эти крыши, так и падают. Получается, что проблема не решилась, сметная стоимость выросла, срок получения разрешительной документации увеличился на 6-9 месяцев. Огромное количество объектов подпадает под госэкспертизу, хотя в промышленных объектах большинство госэкспертов, вообще говоря, не разбирается. Следовало бы трубопроводы, водоводы, типовые здания, объекты промышленного строительства вывести из-под действия закона, связанного с проверкой архитектурных решений госэкспертизой. Во многих странах мира архитекторы имеют личную лицензию (как и пилоты, капитаны судов, хирурги и так далее). Почему в нашей стране архитекторы не имеют лицензий? Здание упало — архитектор ушел в другую организацию. Два года ведутся дискуссии — и ничего не меняется. Стоимость строительства будет оставаться высокой и впредь. И дело тут не только и не столько в том, что у нас нет домостроительных комбинатов. Главное: у нас нет земли под застройку и нет нормальной необходимой для строительства объекта документации. Мы заводы строим за 6-8 месяцев, а документы собираем по четыре года.

Как видно из выступления Сергея Колесникова, не только обилие разрешительных процедур ухудшает инвестиционный климат России. Качество документации, слабая работа экспертизы дополняют картину.

Заместитель министра регионального развития Илья Пономарев:

— Действительно, вопрос возник давно. Количество разрешительных процедур называют разное, но если вы откроете законодательство, то узнаете, что их всего четыре. Все остальное — это местное творчество. Но я вовсе не хочу сказать: ах какие все плохие! Ситуация следующая. Когда сгорела дискотека «Хромая лошадь», мы обсуждали в Госдуме вопросы безопасности. Выяснилась очень интересная вещь: в действующем законодательстве «Хромая лошадь» не подлежит ни экспертизе, ни надзору. Если взять проект этой дискотеки и попытаться его воспроизвести в любом городе Российской Федерации, то там, где вам не разрешат это сделать, — там нарушат закон. Это с одной стороны. С другой стороны, действительно любой мэр, вице-губернатор или еще кто, обладающий какими-то разрешительными полномочиями, всегда хочет все-таки избавиться от ответственности и поэтому «прокладывается» огромным количеством тех самых процедур: гоняет инвестора к пожарнику, к санитарному инспектору и ко всем остальным.

Нельзя говорить, что ничего не меняется. Я бы сказал так: меняется, но медленно. Например, проект закона о негосударственной экспертизе был согласован со всеми еще в сентябре 2010 года. А принят он был на одном из последних заседаний Госдумы в 2011 году. Негосударственная экспертиза — это экспертиза, развязывающая руки в большой степени, поскольку эксперт не является чиновником.

Я согласен с вами в том, что качество проектной документации упало как раз с введением государственной экспертизы. Заказчики перестали обращать внимание на качество работы проектировщиков, потому что считалось: экспертиза все равно проверит.

Конечно, качество и безопасность не повысились, поскольку экспертиза велась формально. Это, кстати, повлекло всеобщее негодование по поводу СНиПов. Хотя тот, кто занимался проектной деятельностью, прекрасно знает, что СНиПы в 95 процентах случаев — документы диспозитивные. Они предполагают просто спор двух профессионалов. А когда идет спор профессионала и формального юриста, то, конечно, можно «вытащить» из СНиПа все, что угодно, и все запретить. Я сам читал заключение экспертизы, в котором было 150 пунктов, из них 140 пунктов вполне можно было бы опубликовать в журнале «Крокодил». Теперь мы эту ситуацию пытаемся «расшить». И зря вы думаете, что будет хуже. Я полагаю, что у нас есть абсолютно адекватные эксперты. Да и сам проектировщик будет заинтересован в проверке своей работы.

Что касается европейского опыта… В Европе есть такая важная деталь, как репутационная ответственность. Там конторы под один проект не создаются. Проектные фирмы существуют десятки лет. И второе обстоятельство — безоговорочно работающая судебная система. В Европе есть строгий допуск к профессиям. Инженером может быть не каждый, кто получил инженерное образование. Инженер должен иметь персональную страховку, состоять в профессиональной организации. Он несет личную ответственность (в том числе финансовую) за качество своей работы. Кстати, обращу ваше внимание, что большинство проектных организаций в Европе сознательно и самостоятельно обращается к экспертизе. Там, правда, профильная экспертиза (например, экспертиза энергоэффективности). Тем самым проектировщики снимают с себя риски на будущее. Если здание, которое они спроектировали, когда-нибудь вдруг упадет, сгорит или с ним случится еще что-нибудь неприятное, то отвечать придется им. Но при этом они смогут учинить регрессный иск и возместить хотя бы часть своих убытков. У нас обсуждалась такая кардинальная идея: взять и отменить экспертизу в принципе, заменить ее декларациями. Это было бы преждевременно, учитывая нынешний уровень проектирования. Я сам три года работал главным архитектором города (имел такую неосторожность) и видел проекты, которые мне приносили. Например, проект здания с глубиной заложения фундамента в метр десять при глубине промерзания почвы в два метра с лишним. Конечно, в первый-то год такое здание не упало бы, а вот лет через тридцать… Доверять архитектору надо, я согласен (сам архитектор по образованию). Но сложившаяся практика пока не очень к этому располагает. Может быть, когда-нибудь мы к этому и придем. Я надеюсь, что придем. У нас будут организации, проработавшие по 10-15 лет, которые можно не проверять: достигнутая ими репутация не позволит им делать плохо.

Видимо, не случайно Илья Пономарев так много говорил об экспертизе. Ведь именно она должна жестко отбирать проектную документацию пригодную и отбраковывать некачественную. Он признал, что государственная экспертиза с этим не справляется. Но будет ли справляться негосударственная? И здесь уместно привести мнение президента Национального объединения изыскателей Леонида Кушнира, высказанное там же.

— Экспертиза как отдельное производство, в отрыве от основной деятельности по изысканиям и проектированию в серьезных организациях, становится в конечном счете неэффективной. Так и произошло с госэкспертизой. И мы очень боимся, что негосударственная экспертиза может пойти по этому же пути: выдергивая отдельных каких-то специалистов из нормальных структур и создавая маленькие чисто экспертные организации, конкурирующие с государственными. Я думаю, что в мировой практике такого нет. Там все эксперты так или иначе работают по основной деятельности. Они просто привлекаются к экспертизе через соответствующую структуру (например, консалтинговую фирму), которая их предварительно аттестует. И нам тоже предстоит в ближайшее время решить, как аттестовать наших экспертов. Но все равно нормальные специалисты должны рождаться при основной деятельности в нормальной соревновательной среде.

На этом историю можно закончить. Возможно, кому-то покажется, что качество экспертизы не очень-то и влияет на привлечение инвестиций в экономику. Еще как влияет! Когда эксперт выдает гору формальных замечаний на проект и в то же время не способен углядеть его подлинные недостатки, это подставляет инвестора дважды. Во-первых, ему придется потратить немало времени и денег на устранение формальных замечаний. Во-вторых, проект останется некачественным, построенное здание может рухнуть, а имидж инвестора будет утрачен. Все эти дополнительные затраты и риски не способствуют развитию инвестиционной активности.

Ситуация меняется, но медленно, сказал заместитель министра. Так давайте ускорим этот процесс!


В нескольких крупных взысканиях, лица, связанные, по нашему мнению, с оппонентами, начали активные ответные действия в виде исков о защите репутации (новость об иске СУ-155, Дон-строя). Все это в очередной раз заставило задуматься о репутационной ответственности. Это словосочетание предварительно для меня обозначает возможность наступления негативных последствий в результате специально организованного распространения информации о действия, ухудшающих репутацию.
Сам термин «репутационная ответственность» (судя по Яндексу) нередко используется, но скорее в разговорном режиме, нежели как общеупотребимое обозначение, за которым стоит понятный механизм реализации этой самой ответственности
Попробую в предварительном варианте набросать некоторые идеи. Итак, репутационная ответственность — это:
1) Возможность правомерного воздействия на оппонентов в ситуации, когда юридическая ответственность по каким-либо причинам не работает
например, в ситуации с долгами ООО «Инвестиции и ресурсы» юридические механизмы, похоже, не срабатывают, а ситуация может сказаться на репутации достаточно известных организаций За долги ООО «Инвестиции и ресурсы» (Мосмарт) могут отвечать структуры Александра Занадворова и Сбербанка?

2) Репутационная ответственность наступает за счет правомерного распространения информации, которое может возникать даже в результате казалось бы оборонительных шагов лиц, связанных с долговой проблемой. Вот один из недавних примеров
можно сказать, что, проявляя недобросвестность, люди совершают «репутационное самоубийство», а дальнейшее привлечение внимание всего лишь усугубляет ситуацию
3) Репутационная ответственность вполне может выражать в деньгах, ведь репутация учитывается по МФСО. На эту же возможность, по сути, указывают иски оппонентов, считающих, что их репутационая ставится под вопрос с нарушением действующего законодательства.
4) При реализации механизма репутационной ответственности в отличие от юридической правовые нормы описывают не процесс привлечения, а границы этой деятельности (нельзя распространять ложные утверждения о фактах, нарушать установленные законном тайны и т.д.). Сама же деятельность по привлечению в репутационной ответственности не регламентирована, хотя она может быть частично формализована (например, в уставных документах третейских судов, инструкциях о расширенном претензионном порядке разрешения долговых споров и т.д.).
Именно, в связи с возможностью формализации процесса привлечения к репутационной ответственности в отдельных случаях возникают вопросы: а нужен ли этот термин? не дублирует ли он что-то уже существующее? к какой отрасли права может относиться разработка такого процесса?
Вообще, вспоминая давние статьи про гуманитарно-правовые технологии (например, PRаво и артефикация справедливости) понимаю, что в настоящее время разработка теории репутационной ответственности вполне актуальна. При этом стоило бы заниматься этой задачей юристами, т.к. в области «связей с общественностью» репутационным менеджментом уже вовсю занимаются, а взгляд со стороны права может быть вполне эвристичен

Деловая репутация юридического лица

Деловая репутация юридического лица влияет на успешность ведения бизнеса. Если о компании будут распространять порочащие или недостоверные сведения, ее репутация пострадает. Что рекомендует ВС РФ для защиты интересов компании.

Деловая репутация юридического лица – важный фактор для ее развития. Перед любой новой сделкой юристы проверяют будущих контрагентов компании, в том числе выясняют, насколько добросовестно контрагенты ведут дела. Неосмотрительно заключать сделку с организацией, которая не исполняет обязательств. Поэтому компании важно иметь о себе положительные отзывы в своей сфере. Деловая репутация юридического лица – это своеобразный нематериальный актив.

Недобросовестные действия конкурентов или иных лиц могут навредить репутации компании. Например, если о ней начнут распространять порочащие сведения. Но для защиты деловой репутации юридического лица не так много возможностей. До реформы ГК 2013 года статья 152 допускала, что можно взыскать компенсацию за нематериальный вред. Актуальная редакция статьи таких положений не содержит (п. 11 ст. 152 ГК РФ). По ГК РФ деловая репутация юридического лица подлежит защите, но компенсацию морального вреда не взыскивают.

Однако в ряде случаев компания может требовать компенсацию в целях защиты деловой репутации за распространение порочащих сведений. Для этого надо доказать два факта:

  • компания сформировала свою репутацию до того, как нарушитель причинил ей вред;
  • компания испытала неблагоприятные последствия после того, как нарушитель опубликовал материал со спорными сведениями.

К таким выводам пришел Верховный суд. Две позиции по делам о защите репутации Президиум ВС РФ включил в Обзор судебной практики № 1 за 2017 год.

Для защиты деловой репутации юридического лица можно подать иск о возмещении вреда

Университет подал иск к редакции сайта. Истец просил признать, что сведения, которые опубликовали на сайте, не соответствовали действительности и порочили деловую репутацию организации. Университет потребовал взыскать компенсацию в размере 1 млн руб.

Первая инстанция удовлетворила требования частично. Суд обязал редакцию удалить сведения и разместить текст опровержения. Взыскивать компенсацию суд не стал, поскольку университет не доказал, что в результате действий редакции он понес имущественные потери. Апелляция изменила решение суда первой инстанции, взыскала компенсацию. Кассация с этим не согласилась. Суд округа оставил в силе решение первой инстанции.

Чтобы возместить репутационные потери, только факта распространения сведений недостаточно

Дело попало на рассмотрение в ВС РФ. Высшая инстанция согласилась с кассацией. Суд указал, что для получения денежного возмещения за урон деловой репутации компании мало подтвердить факт распространения порочащих сведений. Истец должен доказать, что обладал сформированной положительной репутацией в своей сфере деятельности. Также надо доказать, что после публикации наступили неблагоприятные последствия. Например, компания утратила доверие клиентов и контрагентов.

ВС РФ подтвердил, что публикация редакции порочила деловую репутацию организации. Суды правильно заставили удалить недостоверные сведения и опровергнуть их. Однако истец не доказал, что понес убытки из-за публикации.

Вред, который причинили деловой репутации юридического лица – это всякое ее умаление. Например, оно проявляется в том, что компания:

  • теряет в глазах общественности и делового сообщества положительное мнение о своих деловых качествах;
  • утрачивает конкурентоспособность;
  • не может планировать деятельность.

Коллегия ВС РФ напомнила, что противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении порочащих сведений вовне – сообщении хотя бы одному лицу. Это могут быть публикации, публичные выступления, распространение в СМИ, сети Интернет (п. 21 обзора судебной практики, утв. Президиумом ВС РФ 16.02.2017).

При защите деловой репутации надо различать оценочные мнения и утверждения о фактах

На рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим делам ВС РФ поступил спор о защите деловой репутации юридического лица. Компания подала иск к гражданину, который в социальной сети «Вконтакте» опубликовал несколько записей с недостоверной информацией:

  1. «Реальная стоимость работ занижена…, является изначально демпинговой».
  2. «Подобная конкурсная документация свидетельствует либо о полной некомпетентности ее составителей, либо о наличии коррупционной составляющей в виде договоренности с потенциальными исполнителями».
  3. «Не станьте пешкой в руках мошенников».

Три инстанции отказали истцу. Суды решили, что оспариваемые сведения не порочат деловую репутацию компании. По мнению судов, гражданин высказал свое субъективное мнение. Однако Верховный суд не согласился с выводами нижестоящих инстанций.

Деловую репутацию организации можно защитить, даже если порочащие сведения имеют форму субъективных суждений

ВС подчеркнул, что спорные сообщения – это информация о незаконном и недобросовестном поведении истца. Гражданин оформил текст в виде утверждений. Он оценил поведение компании. Стиль изложения указывал, что факты имели место в действительности – занижение стоимости работ, установление демпинговой цены, коррупционное поведение, мошенничество. По мнению суда, нижестоящие инстанции были неправы, когда говорили о субъективном характере заявлений ответчика, текст можно проверить на соответствие действительности.

ВС РФ отметил, что необходимо различать факты и оценочные суждения. Существование фактов можно доказать, а истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию. Суждение должно быть мотивированным, но доказательства его справедливости не требуются.

Информация, которая указывает на противоправный характер поведения лица, носит оскорбительный характер. Даже если эта информация изложена как субъективное мнение автора, она все равно может быть основанием для иска о том, что деловую репутацию юридического лица нужно защитить (п. 20 обзора судебной практики, утв. Президиумом ВС РФ 16.02.2017).

При размещении ложных сведений в СМИ или при высказывании недостоверной информации по время публичного выступления, руководство юридического лица должно использовать законодательные нормы из данной сферы деятельности компании, нормы Гражданского кодекса.

В частности, в последнем НПА есть статья за клевету юридического лица, которой предусматривается ответственность не только за намеренную попытку опорочить организацию, но и за неправильное предоставление сведений об этом юридическом лице.

Скачать для просмотра и печати:

Статья 152 Гражданского кодекса РФ «Защита чести, достоинства и деловой репутации»

Понятие распространения сведений, которые порочат деловую репутацию

На законодательном уровне никак не определено понятие деловой репутации, но между тем, в Гражданском кодексе содержатся нормы о том, как можно привлечь человека или конкурирующую организацию к ответственности за распространение ложных сведений о юридическом лице.

По закону, каждый человек, вне зависимости от того, является он журналистом или обычным гражданином, имеет право на выражение своего мнения. Однако далеко не все люди способны адекватно воспринимать негативные отзывы о своей деятельности, работе родной компании.

Именно по этой причине у пострадавшего от таких слов может возникнуть желание заставить такого человека не только принести извинения, но и оплатить стоимость пошатнувшейся репутации.

Понятие сведений, которые порочат деловую репутацию

Как показывает практика, сведения, которые порочат деловую репутацию компании, существенно умаляют достоинства компании, ее чести. Именно по этой причине распространение такой недостоверной информации является нарушением законодательных актов, моральных норм, общения с прочими фирмами, которое складывается из обычаев делового оборота.

В отношении к таким компаниям относятся следующие сведения:

  1. Необоснованное обвинение юридического лица в невыполнении его профессиональной деятельности;
  2. Нечестность (незаконное получение денежных средств);
  3. Недобросовестность при выполнении возложенных обязательств.

Субъект правонарушения

В качестве субъекта такого противоправного деяния могут выступать некоторые физические и юридические лица, в частности:

  1. Клиенты компании, которые по каким-либо причинам остались недовольны сотрудничеством;
  2. Конкуренты, которые таким способом стараются снизить популярность организации среди потенциальных клиентов, и переманить их в свою компанию;
  3. Журналисты и иные публичные личности, которые предоставили недостоверную информацию о юридическом лице.

Условия, при которых возникает состав преступления

По нормам российского законодательства, руководство юридического лица может обратиться с требованием об опровержении сведений, порочащих деловую репутацию. Однако такое исковое заявление в суд может быть передано только в тех случаях, когда человек, распространивший эти данные, не имеет возможности доказать их действительность.

Внимание! Опровержение должно быть осуществлено тем же способом, каким оно было распространено первоначально.

Состав преступления возникает при публичном распространении недостоверной информации. В частности, это может быть публикация отзыва в Интернете, газете, интервью, которое показали по телевизору.

Наказание за распространение сведений по ГК РФ

По закону, распространение клеветы о компании, которая отражается на деловой репутации фирмы, влечет за собой привлечение виновника к штрафу в размере полумиллиона рублей. Также гражданин, совершивший противоправное деяние, может быть привлечен к обязательным работам на срок до 160 часов.

Клевета, которая была высказана во время публичного выступления или опубликована в СМИ, наказывается штрафом в размере до 1 000 000 рублей (или зарплата виновного лица за период до 1 года). Возможны и общественные работы, продолжительность которых составляет 240 часов.

Если человек высказал клевету, используя свое служебное положение (к примеру, журналист указан недостоверные сведения в своей статье), то его ожидает ответственность в размере до 2 000 000 рублей (или заработная плата на период до 2 лет). Продолжительность обязательных работ в этом случае составляет 320 часов.

Что делать, что если сведения содержатся в документе от организации

Если сведения, которые порочат деловую репутацию юридического лица, содержатся в документе от организации, руководство компании имеет право потребовать замены информации или отзыва документов.

Если же документы уже были опубликованы, в результате чего они стали широко известны, руководство юридического лица имеет право потребовать прекращения распространения информации путем изъятия или уничтожения бумаг, удаления сведений с любых носителей.

Можно ли привлечь человека к ответственности за клевету

На законодательном уровне содержится возможность привлечения виновного лица к ответственности за клевету в отношении деятельности юридического лица. Причем меры наказания по такому правонарушению достаточно суровы.

Зачастую даже угроза привлечения человека к таким мерам ответственности может стать причиной для катализатора процесса удаления сведений, порочащих деловую репутацию в общедоступных источниках.

Заявление о рассмотрение этого дела подается в арбитражный суд, если личность виновного установлена. В противном случае пострадавшему необходимо предварительно обратиться с заявлением в полицию, где дело о клевете будет рассматриваться в общем порядке.

Важно! Предварительное обращение к сотрудникам правоохранительных органов полезно тем, что специалисты смогут самостоятельно установить доказательства преступления, что позднее будет нужно для суда.

Что делать, если конкурент распространяет порочащие сведения

По закону, компания имеет право потребовать опровержения сведений, которые порочат ее деловую репутацию, мешает дальнейшей предпринимательской деятельности.

К сожалению, конкретная борьба между юридическими лицами встречается достаточно часто, поэтому руководство фирмы должно знать, как правильно с этим бороться. Прежде всего, стоит принимать во внимание тот факт, что требование об остановке распространения сведений может быть подано только в тех случаях, когда обвиняемому не удастся установить тот факт, что представленная информация в полной мере соответствует действительности.

Дело о защите деловой репутации рассматривается в арбитражном суде, вне зависимости от того, кто выступает ответчиком по делу.

В ходе судебного разбирательства руководство компании может потребовать:

  1. Удаления недостоверных сведений;
  2. Опубликования опровержения. Данный документ должен быть донесен до граждан таким же способом, каким было осуществлено распространение информации;
  3. Взыскания понесенных в результате распространения сведений убытков.

Что такое ложный отзыв на компанию

Благодаря развитию современных технологий, многие конкуренты пытаются бороться с фирмами, занимающимися аналогичной деятельностью, путем составления ложных отзывов в интернете.

На первый взгляд может показаться, что отличить их от настоящих рекомендаций практически невозможно. Однако специалистами уже давно определен перечень факторов, по которым можно определить ложные, заказные отзывы:

  1. Отсутствуют подробности;
  2. Изобилие речевых оборотов;
  3. Весь отзыв написан общими фразами.

Видео об удалении негативных отзывов при защите деловой репутации

Дезинформация от конкурирующей фирмы

Еще один популярный способ конкурентной борьбы между юридическими фирмами — дезинформация. Большой популярностью этот способ пользуется у небольших китайских компаний, которые всеми способами стараются продать как можно больше товаров.

В частности, в отношении Китая, на крупных интернет-площадках достаточно часто встречаются товары-подделки, которые отличаются от оригинала только мелкими деталями. К примеру, это может быть написание названия: Адидас — Абибас, Пума — Пумма.

Совет! Бороться с такими компаниями можно. Для этого также необходимо собрать доказательства, подтверждающие дезинформацию клиентов, и обратиться с ними в арбитражный суд.

Судебная практика по вопросу

К примеру, представитель компании обратился в арбитражный суд с исковым заявлением и документами, подтверждающими, что в местной газете были распространены данные, которые никак не соответствуют действительности. Указанная в СМИ информация порочит деловую репутацию фирмы, из-за чего оценка качеств такой компании прочими клиентами становится негативной.

Компания в своем иске просит компенсировать причиненный моральный и материальный вред, удалить недостоверные сведения.

Решением суда иск был удовлетворен, компания-нарушитель дала опровержение в этой же газете, компенсированный причиненный вред, а также заплатила штраф в размере, определенном судебным постановлением.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *