Необоснованная выгода

Правовой контекст: деловая цель, необоснованная налоговая выгода, признаки неблагонадежности, взаимозависимость и контроль цен

Центр
структурирования бизнеса и налоговой безопасности
taxCOACH

Все, что окружает компанию, в той или иной мере ограничивает ее компетенцию. При организации деятельности любого бизнеса, особенно при построении систем безопасности его функционирования (управленческой, имущественной и особенно налоговой), необходимо учитывать, в том числе, существующий правовой контекст. Необходимо понять и продумать, исходя из предоставленных правовыми нормами возможностей и трудностей, каким образом можно построить бизнес и обеспечить ему безопасность в имеющихся условиях внешней среды.

Говоря о правовом контексте, нас в первую очередь интересуют понятие деловой цели и необоснованной налоговой выгоды.

Деловая цель

Обоснование деловой цели хозяйственной операции или направления деятельности организации в целом зачастую имеет место при проведении налоговых проверок или в судебных спорах.

В нашем понимании деловая цель – это ключевая компетенция бизнеса, то, для чего он существует. Если все, что делается в компании, можно объяснить с позиции ее ключевой компетенции, для любой хозяйственной операции в таком случае можно объяснить деловую цель. В этой связи ключевая компетенция не может быть передана по договору аутсорсинга. Налогоплательщику (например, торговой сети) вряд ли удастся доказать наличие деловой цели при заключении договора аутсорсинга своей ключевой компетенции (то есть аутсорсинг продавцов). Судебная практика по данной категории дел уже сложилась. На аутсорсинг может быть передана только вспомогательная функция (бухгалтерия, юридическое сопровождение) (1).

Необоснованная налоговая выгода

Сложнее дело обстоит с необоснованной налоговой выгодой. Для начала следует определиться с понятием налоговой выгоды, чтобы знать, в каких случаях она может быть признана необоснованной. Под налоговой выгодой в соответствии с широко известным Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. По сути, налоговая выгода — это нечто, что уменьшает совокупный размер налоговых платежей в сравнении с максимально возможным.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. В этом случае налоговая выгода может быть признана необоснованной.

Указанным постановлением ВАС РФ обозначил некие экономические ориентиры, как для налогоплательщиков, так и для налоговых органов и судов, сквозь призму которых следует смотреть на налоговую выгоду, чтобы определить ее обоснованность.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, когда:

1) для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);

2) налоговая выгода получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности;

3) реальное осуществление налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, невозможно;

4) отсутствуют необходимые условия для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

5) произведен учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

6) совершены операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

При этом ВАС отметил, что такие обстоятельства, как:

— создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

— взаимозависимость участников сделок;

— неритмичный характер хозяйственных операций;

— нарушение налогового законодательства в прошлом;

— разовый характер операции;

— осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

— осуществление расчетов с использованием одного банка;

— осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

— использование посредников при осуществлении хозяйственных операций сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами могут быть признаны свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением.

В этой связи наличие деловой цели совершения любой хозяйственной операции является дополнительным доказательством того, что полученная по итогам этой хозяйственной операции налоговая выгода не является необоснованной.

109 признаков неблагонадежности компании

Учитывая правовой контекст, при организации своего бизнеса следует также иметь в виду существующий у налоговых органов перечень характеристик юридического лица, наличие которых у вашей организации в разы повышает вероятность проведения выездной налоговой проверки и других мероприятий налогового контроля. Этот перечень установлен Приказом заместителя ФНС РФ и обобщает 109 типичных признаков недобросовестного налогоплательщика. Кроме того, данный Приказ предписывает создание специальной федеральной электронной базы, где будет содержаться информация обо всех «подозрительных» компаниях.

Аббревиатура базы – ЮЛ-КПО, производная от «юридические лица, контролируемые в первую очередь». Список имеет сугубо ориентирующий характер и содержит признаки «фирмы-однодневки» или признаки «схем». Чем больше таких признаков у налогоплательщика или его контрагентов будет выявлено, тем выше рейтинг подозрительности.

Все признаки подозрительности разделены на 3 группы:

1) признаки, выявляемые на этапе регистрации компании (28);

2) признаки, выявляемые на этапе постановки на налоговый учет (4);

3) признаки, выявляемые в ходе деятельности компании (77).

Основная масса признаков выявляется и анализируется в ходе камеральных проверок с использованием оперативно-розыскной информации, поступающей из разных источников (СМИ, Интернет, банки, регистрирующие органы, органы статистики, контрагенты налогоплательщика, его работники).

Выявление любого из 109 признаков означает внесение компании в список юридических лиц, контролируемых в первую очередь. Одновременно в него заносятся и учредители. При выявлении признаков налоговым инспекторам предписываются «особые» действия.

Например, пункт 1 — Адрес регистрации компании является адресом «массовой» регистрации (то есть по нему зарегистрированы 10 и более фирм). При этом есть заявление владельца помещения, что данное помещение никому не предоставлялось и предоставлять не планируется. Особые действия: отказ в регистрации и фиксация в ЮЛ-КПО попытки регистрации.

Пункт 3 — Помещение, находящееся по адресу регистрации компании, предположительно не приспособлено для осуществления деятельности исполнительного органа компании; пункт 17 – указанные в заявлении учредитель и руководитель компании – одно и тоже лицо; пункт 23 – компания зарегистрирована в форме ООО. И так далее.

Взаимозависимость и контроль цен

Взаимозависимость сама по себе — это не хорошо и не плохо. Зачастую она используется налоговыми органами для доказательства необоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды по сделке с взаимозависимой организацией.

Также взаимозависимость является основанием для проверки налоговым органом правильности применения цен по сделкам при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов. Однако судебная практика показывает, что в очень редких случаях ИФНС удается доказать, что принятое ей решение о доначислении налога, исходя из применения рыночных цен, законно и обоснованно.

Закрепление реального участия в бизнесе невозможно без появления взаимозависимости лиц. Если разрабатываемая модель организации бизнеса имеет не искусственное, надуманное, а реальное содержание, отражает существующее положение вещей в части распределения зон ответственности, товарных потоков и т.п., налоговому органу будет очень сложно и проблематично доказать намерение получить необоснованную налоговую выгоду и ее реальный размер. Равно как сложно будет доказать и то, что положения ст. 40 НК РФ не соблюдены.

Взаимозависимость влечет за собой не только риски, но и определенные преимущества. Например, при необходимости привлечения кредитных ресурсов от банков не только не следует скрывать факт принадлежности разных компаний одним и тем же собственникам, но напротив, такую аффилированность нужно подчеркивать. Очевидно, что совокупная стоимость имущества группы компаний значительно выше, чем стоимость активов компании-заемщика, поэтому рейтинг потенциального заемщика существенно вырастает, что влечет за собой увеличение вероятности предоставления кредита и рост его максимальной суммы.

Интересным примером того, когда наличие взаимозависимости хозяйствующих субъектов не привело к признанию судом полученной налоговой выгоды необоснованной, является недавно принятое Постановление ФАС Уральского округа от 09.11.2010 №Ф09-8617/10-С2 по делу №А76-5690/2010-38-176, в котором указано, что «представленные налоговым органом доказательства о совпадении состава учредителей, юридического адреса обществ, единой бухгалтерии, об отсутствии у контрагентов налогоплательщика сырья, основных средств, офисных помещений не подтверждают отсутствие у общества разумной деловой цели при совершении мероприятий по реорганизации юридического лица. Судами также обоснованно установлено, ввиду отсутствия соответствующих доказательств, что взаимозависимость вновь созданных юридических лиц не привела к получению налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды».

(1) См. Постановление ФАС Московского округа от 08.11.2010 №КА-А40/13656-10 по делу №А40-167733/09-4-1350

Обсудить материал с автором…

Коллектив
Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности

Многие налогоплательщики в ходе своей деятельности для уменьшения налоговых платежей применяют так называемые схемы налоговой оптимизации. Эти схемы внешне выглядят вполне легально, но, как правило, не встречают понимания у налоговых органов. Ранее налоговики пытались доказать, что налогоплательщик, применяющий подобные схемы, является «недобросовестным». Данный термин был введен в оборот Определением Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 N 138-О и довольно часто применялся как налоговыми органами, так и арбитражными судами.

Е. КАРСЕТСКАЯ, эксперт АКДИ

Теперь Высший Арбитражный Суд РФ решил отказаться от данного термина и обозначил новое понятие — «необоснованная налоговая выгода».

НАЛОГОВАЯ ВЫГОДА

12 октября 2006 г. Пленум ВАС РФ принял Постановление N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление N 53). Налоговая выгода определена как уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности:

  • уменьшения налоговой базы;
  • — получения налогового вычета;
  • налоговой льготы;
  • применения более низкой налоговой ставки;
  • получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

В качестве примера налоговой выгоды можно привести уменьшение налогоплательщиком, применяющим УСН (объект налогообложения «доходы минус расходы»), полученных доходов на произведенные расходы, поименованные в ст. 346.16 НК РФ.
Таким образом, последствием принятия Постановления N 53 является то, что при разрешении налоговых споров судам предписано оценивать не самого налогоплательщика (добросовестный он или нет), а его действия, т.е. те хозяйственные операции, которые он совершает.

Обратите внимание! Сами по себе действия налогоплательщика, направленные на получение налоговой выгоды, признаются правомерными и экономически оправданными (п. 1 Постановления N 53).

НЕОБОСНОВАННОСТЬ — ВОТ ГЛАВНАЯ ОПАСНОСТЬ

Проблемы у налогоплательщика начнутся только в том случае, если налоговая выгода будет признана необоснованной. Из Постановления N 53 следует, что налоговая выгода является необоснованной в случаях, если:

  • для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом;
  • учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);
  • налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Пример.
Чтобы уменьшить налоговую базу по ЕСН, организация зарегистрировала трех своих работников в качестве ПБОЮЛов, применяющих «упрощенку» с объектом налогообложения «доходы», и заключила с ними гражданско-правовые договоры на оказание услуг. С формальной точки зрения все вроде бы законно.

В результате этих действий организации не нужно начислять ЕСН (26%) на суммы оплаты труда работников и уплачивать его в бюджет, а сумма единого налога, который должны платить предприниматели со своих доходов, — 6%.

Таким образом, организация, осуществившая такую схему, получает реальную налоговую выгоду.

Но отношения между работниками (ПБОЮЛами) и организацией по своей сути являются трудовыми, а не гражданско-правовыми. Они должны регулироваться трудовым законодательством, и при налогообложении доходов работников должен применяться тот порядок, который установлен для лиц, заключивших трудовой договор.

В этой связи полученная организацией налоговая выгода может быть признана необоснованной.
О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:
— невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Пример.
Организация применяет УСН (объект налогообложения «доходы минус расходы»). Согласно документам организация произвела определенное количество товара. Расходы на его производство она учла при исчислении единого налога на основании ст. 346.16 НК РФ.

Однако в ходе проверки выяснилось, что производственные мощности организации не позволяют ей произвести заявленное количество товара. Следовательно, налоговая выгода (в виде уменьшения налоговой базы по единому налогу) может быть признана необоснованной;

— отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Пример.
Организация, применяющая упрощенную систему с объектом налогообложения «доходы минус расходы», оплатила юридические услуги по договору и учла эти расходы при исчислении единого налога (подп. 15 п. 1 ст. 346.16 НК РФ).

В ходе встречной проверки обнаружилось, что у организации-исполнителя по договору нет и не было специалистов, которые могли бы оказать заказчику подобные услуги. В штате этой организации числится только директор, не имеющий специального образования.

Уменьшение организацией доходов на сумму таких расходов налоговый орган может расценить как необоснованную налоговую выгоду;
— учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций.

Пример.
В результате приобретения основного средства остаточная стоимость всех основных средств организации превысит 100 млн руб. Для организации, применяющей «упрощенку», это влечет необходимость перехода к общему режиму налогообложения с начала того квартала, в котором произошло превышение.

Организация, не желая переходить на общую систему, не отражает у себя в учете операцию по приобретению основного средства. Таким образом, она избегает необходимости перехода на общий режим налогообложения и уплаты соответствующих налогов. Она продолжает уплачивать единый налог, что для нее, безусловно, выгодно. В свете Постановления N 53 действия организации будут расценены как получение необоснованной налоговой выгоды;

— совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Пример.

Организация, применяющая общий режим налогообложения, вывезла на экспорт приобретенный товар. Она применила ставку НДС 0% и соответствующие вычеты. При проверке оказалось, что объем произведенного товара не соответствует данным завода-изготовителя.

В таком случае применение ставки 0% и вычеты по НДС будут квалифицированы как необоснованная налоговая выгода.

Обратите внимание! Перечень обстоятельств, свидетельствующих о необоснованности налоговой выгоды, не является исчерпывающим. На необоснованность налоговой выгоды могут указывать и другие обстоятельства. Важно, чтобы они были подтверждены доказательствами.

НУЖНЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

В Постановлении N 53 (п. 6) Пленум ВАС РФ привел ряд обстоятельств, которые сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

К таким обстоятельствам относятся:
— создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
— взаимозависимость участников сделок;
— неритмичный характер хозяйственных операций;
— нарушение налогового законодательства в прошлом;
— разовый характер операции;
— осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
— осуществление расчетов с использованием одного банка;
— осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
— использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Вышеперечисленные обстоятельства сами по себе не свидетельствуют о необоснованности налоговой выгоды. Однако в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, которые подтверждают необоснованность налоговой выгоды (см. выше), они также могут быть признаны судом в качестве такого обстоятельства.

Отметим, что обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость:

  • от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.);
  • от эффективности использования капитала (п. 9 Постановления N 53).

Тот факт, что Пленум ВАС РФ обратил внимание на вышеприведенные положения, является очень важным. Ведь очень часто налоговые органы приводят именно такие основания для подтверждения необоснованности налоговой выгоды. Примером тому является спор, рассмотренный ВАС РФ уже после принятия Постановления N 53 (Постановление Президиума ВАС РФ от 24.10.2006 N 5801/06).

Суть данного дела состояла в том, что налоговая инспекция отказала ООО в применении ставки НДС 0% по экспортной операции и возмещении налога. Обосновывали налоговики свой отказ следующим.

ООО было зарегистрировано в качестве юридического лица незадолго до совершения внешнеторговой сделки. На должность директора ООО было назначено лицо, которое одновременно являлось генеральным директором и членом правления иностранной фирмы, с которой был заключен договор на поставку товара.

В связи с отсутствием собственных денежных средств ООО использовало заемные денежные средства, полученные на условиях договоров беспроцентного займа от контрагента по экспортному договору и лично от генерального директора. Возврат заемных средств и оплата за экспортированный товар производились через счета ООО и иностранной фирмы, открытые в одном банке, т.е. расчеты, по мнению инспекции, производились таким образом, что иностранная фирма фактических затрат при приобретении экспортного товара не понесла.

Кроме того, товары ООО были реализованы на заведомо убыточных условиях, поскольку выручка от реализации продукции на экспорт оказалась ниже стоимости ее приобретения (без НДС) у поставщика.

В такой ситуации налоговая инспекция сделала вывод, что хозяйственные операции, совершенные ООО, не являются экономически оправданными и направлены исключительно на создание искусственных условий для необоснованного возмещения НДС. Президиум ВАС РФ, в свою очередь, указал, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Сами по себе такие обстоятельства, как создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, взаимозависимость участников сделок, использование заемных средств в целях экономической деятельности, осуществление расчетов с использованием одного банка, не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В данной ситуации налоговая инспекция должна представить доказательства того, что указанные обстоятельства повлекли неисполнение обществом каких-либо налоговых обязанностей, неосновательное получение налоговой выгоды. А за неимением таких доказательств налоговая выгода, полученная ООО, признается обоснованной.

ДЕЛОВАЯ ЦЕЛЬ

В Постановлении Пленума ВАС РФ N 53 также отмечено, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если налогоплательщик совершает сделки только для того, чтобы уменьшить налоговую нагрузку, то претендовать на налоговую выгоду он не вправе.

Отметим, что и до принятия Постановления Пленума ВАС РФ N 53 Президиум ВАС РФ при разрешении споров относительно правомерности применения налоговых вычетов придерживался аналогичной позиции.

В качестве примера можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 12.09.2006 N 5395/06. ЗАО реализовало товар на экспорт и представило в налоговую инспекцию налоговую декларацию по НДС по ставке 0%, а также пакет документов, предусмотренный ст. 165 НК РФ.

Налоговая инспекция отказала ЗАО в возмещении НДС, ссылаясь на недобросовестность ЗАО и его контрагентов. Так, ЗАО приобрело товар, впоследствии реализованный на экспорт, через ряд посредников. Посредники закупали товар у ООО, руководитель которого (он же главный бухгалтер и учредитель) находился в местах лишения свободы.

Кроме того, ЗАО реализовало на экспорт товар, который фактически не мог быть произведен изготовителем. В результате суд пришел к выводу, что деятельность экспортера сводилась к оформлению комплекта документов для возникновения у него возможности заявить о возмещении НДС.

То есть в данном случае налоговая выгода выступала в качестве самостоятельной налоговой цели.
Данный случай является примером того, что такое обстоятельство, как проведение хозяйственной операции с использованим посредников, которое само по себе не свидетельствует о необоснованности получения налоговой выгоды, во взаимосвязи с другими обстоятельствами может рассматриваться именно в качестве свидетельства необоснованности налоговой выгоды.

КОНТРАГЕНТЫ

Не может являться доказательством необоснованности налоговой выгоды тот факт, что контрагент налогоплательщика нарушил свои налоговые обязанности (п. 10 Постановления N 53).

Налоговая выгода может быть признана необоснованной только в том случае, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

«Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды» (п. 10 Постановления N 53).

Обращаем внимание, что понятие «должная осмотрительность и осторожность» ВАС РФ не установил. Но очевидно, что во избежание неблагоприятных последствий налогоплательщику, перед тем как совершить сделку с контрагентом, необходимо будет удостовериться, что последний реально существует, осуществляет свою деятельность, имеет органы управления и место нахождения.

Представляется, что налогоплательщику при работе с контрагентом нужно иметь у себя копии его учредительных документов, копию свидетельства о постановке на налоговый учет и выписку из ЕГРЮЛ. Этого, по нашему мнению, должно хватить, чтобы налоговый орган не счел выбор контрагента «неосторожным».

ЕСЛИ НАЛОГОВАЯ ВЫГОДА ПРИЗНАНА НЕОБОСНОВАННОЙ…

В Постановлении N 53 (п. 8) Пленум ВАС ссылается на ст. 45 НК РФ. Согласно данной норме взыскание налога производится в судебном порядке, если обязанность организации или индивидуального предпринимателя по уплате налога основана на изменении налоговым органом:

  • юридической квалификации сделки, совершенной таким налогоплательщиком;
  • статуса и характера деятельности этого налогоплательщика.

Поэтому решение вопроса об обоснованности налоговой выгоды и о применении последствий при признании выгоды необоснованной производится только в судебном порядке.

При этом бремя доказывания необоснованности налоговой выгоды лежит на налоговом органе.
Однако не советуем налогоплательщикам занимать пассивную позицию. При рассмотрении дела в суде налогоплательщику необходимо заручиться основаниями, подтверждающими обоснованность полученной им налоговой выгоды. Поскольку налоговая выгода — это, по сути, уменьшение размера налоговой обязанности на предусмотренных законом основаниях, требуется только убедить суд, что действия налогоплательщика соответствовали закону.

«Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы» (п. 1 Постановления N 53).

Если на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств суд придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, то объем прав и обязанностей налогоплательщика будет определен исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

То есть налогоплательщику необходимо будет уплатить доначисленные налоговой инспекцией исходя из реального экономического смысла операций налоги и пени, а также штраф за нарушение налогового законодательства (в соответствии с главой 16 НК РФ).

Налоговые проверки становятся жестче. Научитесь защищать себя в онлайн-курсе «Клерка» — «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Посмотрите рассказ о курсе от его автора Ивана Кузнецова, налогового эксперта, который раньше работал в ОБЭП.

Заходите, регистрируйтесь и обучайтесь. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат.

>Необоснованная выгода

Что такое налоговая выгода

Налоговая выгода — это уменьшение налогов:

  • компания работает на общей системе налогообложения и получает вычет по НДС;
  • компания работает на упрощенке «доходы минус расходы»;
  • ИП в Тульской области, которые занимаются ремонтом обуви, до 2021 года не платят налог по упрощенке. Налоговые каникулы для других регионов смотрите на сайте Минфина.

Налоговая делит налоговую выгоду на обоснованную и необоснованную. Обоснованная — законна, а необоснованная — нет. Как законно уменьшить налоги, прописано в Налоговом кодексе.

Налоговая подозревает в получении необоснованной налоговой выгоды фирмы-однодневки и тех, кто с ними работает. Ей кажется, что компании заключили фиктивную сделку, чтобы заплатить меньше налогов. Фиктивная сделка означает, что по бумагам сделка была, а не деле — нет.

Компания «Бюро по разработке сайтов» покупает для своих сотрудников компьютеры. По договору они в два раза дороже, чем продают другие поставщики. Компания уменьшает доход на стоимость компьютеров и платит меньше налогов.

Налоговая может заинтересоваться, почему компания купила такие дорогие компьютеры. То ли просто хотела купить помощнее, то ли договорилась с поставщиком написать в бумагах цену побольше, чтобы уменьшить налоги. Вот это уже необоснованная выгода.

163 ФЗ с поправками в Налоговый кодекс по необоснованной налоговой выгоде — на сайте «Гаранта»

Новый закон 163 ФЗ внес поправки в Налоговый кодекс РФ по необоснованной выгоде. Четкого определения понятия необоснованной выгоды в нем нет, зато есть признаки обоснованной:

  • целью сделки не было только уменьшить налоги;
  • сделку от партнера — клиента или поставщика — провел человек, у которого есть на это право.

Грубо говоря, документы подписал директор, который действует по уставу, или сотрудник, у которого есть доверенность на подпись. Если налоговая докажет необоснованную выгоду, она попросит доплатить налоги и штраф сверху. Штраф зависит от того, случайно компания недоплатила, или умышленно:

  • 20% от суммы налогов — если не доплатила по ошибке. Например, бухгалтер сделал ошибку в расчетах, поэтому компания заплатила меньше налогов;
  • 40% от суммы налогов — если недоплатила умышленно. «Бюро по разработке сайтов» из примера получит 40% штрафа, если налоговая докажет умышленную необоснованную выгоду.

Если компания недоплатила 100 000 рублей по ошибке, заплатит штраф 20 000 рублей. Всё вместе — 120 000 рублей. А если недоплатила умышленно — 140 000 рублей.

Работа с однодневками

Первыми под подозрение налоговой попадают однодневки, потому что их цель — получить деньги, быстро их вывести и не заплатить налоги. Еще они участвуют в посреднических схемах: оформляют договоры, будто что-то покупают или продают, а на деле просто выводят деньги других компаний и получают свой процент.

Но даже если компания давно на рынке и платит все налоги, она тоже может попасть под проверку.

«Бюро по разработке сайтов» работает честно, от налогов не уходит. Она купила компьютеры для своих сотрудников. Через год оказалось, что продавец компьютеров — однодневка, обналичивал деньги и не платил налоги. Возможно, во времена сделки с «Бюро» всё было в порядке, а потом новый директор стал жестко обналичивать. Это неважно, для налоговой продавец — обнальщик.

Налоговая проверяет всех, с кем продавец заключал сделки, доказывает необоснованную выгоду и требует доплатить налоги. Бюро платит налоги и штраф.

Иногда однодневки выглядят обычными фирмами, заключают договоры, подписывают акты. О них не подумаешь ничего плохого. Компании, которые работают с ними, уверены в честности, а потом тоже попадают под подозрение налоговой.

По каким признакам подозревает налоговая

У налоговой есть признаки однодневок. Раньше она видела один и начинала проверку, а теперь так нельзя. Вот список признаков, которые еще не значат, что компания — однодневка:

  • первичные документы подписывают лица, у которых нет на это полномочий. Например, счет-фактуру подписал не главбух, а кто-то другой;
  • продавец или клиент нарушает законы о налогах и сборах. Например, он получил штраф или недоплатил налоги;
  • компания могла получить такой же экономический результат с другим партнером. То есть компания могла подписать договор с другим продавцом или клиентом, но заключила с этим.

Новый 163 ФЗ говорит, что налоговая не может признать сделку ненастоящей, а выгоду необоснованной только по одному из этих признаков. Раньше, если на счетах-фактурах была подпись неизвестного сотрудника, налоговая сразу считала это подозрительным и устраивала проверку. По новому закону налоговая не может придираться к компании только из-за одной ошибки.

Определение Верховного Суда РФ по делу N А40-71125/2015 о необоснованной выгоде — на сайте законов РФ

Судебная практика: в 2015 году налоговая потребовала у компании «Центррегионуголь» доплатить почти 4 млн налога на прибыль, 3,6 млн по НДС и еще 1,4 млн штрафов. Дескать, компания получила необоснованную налоговую выгоду. Она покупала уголь у продавца, у которого не было складов, станков и даже транспорта. Везти поставщику уголь не на чем, значит сделка фиктивная. Налоговая провела экспертизу и оказалось, что подпись директора продавца на счетах-фактурах была фальшивой.

Верховный суд отменил решение налоговой. Компания смогла доказать, что тщательно выбирала партнера, по рекомендации. У партнера нет транспорта для перевозки, уголь привозили поездами. Суд опроверг экспертизу почерка и сказал, что она была проведена неверно.

Центррегионуглю повезло выиграть суд, но это не значит, что такое же решение примут по другим дела. В законе нет четкого определения, что такое должная осмотрительность и как ее проявлять. Есть отсылки в решениях суда, письмах Минфина и налоговой. Вот с ними и будем разбираться.

Признаки необоснованной выгоды

Налоговая о необоснованной выгоде

Формулировка из нового закона «целью сделки не было уменьшить налоги» — размытая. Поэтому налоговая дала разъяснения в письме «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды». В письме налоговая говорит, как будет доказывать необоснованную выгоду и по каким признакам проверять сделки компаний. Вот какие признаки ее насторожат:

  • между компаниями не было личных контактов. Договор подписали, но не было встреч, общения по телефону и переписки по почте;
  • документы подписывал сотрудник, у которого не было на это полномочий, или сотрудник с просроченной доверенностью;
  • нет офисов, складов и торговых помещений;
  • неизвестно, как компания нашла продавца: сайта и рекламы у него нет;
  • нет информации, что компания выбирала из нескольких поставщиков и сравнивала их условия. Нашла первого и сразу стала работать с ним;
  • компания не запросила информацию о регистрации поставщика или клиента в ЕГРЮЛ или ЕГРИП и лицензиях;
  • сделка была только по бумагам. По бумагам компьютеры купили, деньги заплатили, но на рабочих местах их нет.

Чтобы доказать необоснованную выгоду, налоговая должна подтвердить, что компания и ее партнер специально сговорились уменьшить налоги. Она считает, что если сговора нет, компания будет тщательно проверять партнера, соберет на него досье, а при проверке покажет его. Это и называется должной осмотрительностью.

Дополнительные признаки

Чтобы определить однодневку, налоговая смотрит еще на такие признаки:

Критерии, по которым налоговая выбирает компании для проверки, на сайте Консультанта

  • первичные документы оформлены с нарушениями;
  • регистрация по массовому адресу;
  • нет собственных торговых площадей, недвижимости, транспорта, сотрудников;
  • компания платит меньше налогов, чем в среднем по отрасли;
  • работает в убыток два года и больше;
  • вычет по НДС равен или превышает 89% от всей суммы налога за год;
  • расходы растут сильнее доходов;
  • зарплата сотрудникам ниже, чем в среднем по отрасли в регионе;
  • компания почти нарушила требования спецрежимов налогообложения. У спецрежимом есть показатели, к примеру оборот. Компании оставалось до максимального оборота меньше 5% и так два раза за год и больше. Например, компания за квартал заработала 149 990 000 рублей, а предел для упрощенной системы налогообложения — 150 млн рублей;
  • компания работает с перекупщиками и создает цепи посредников;
  • не объясняет налоговой ошибки в учете и ссылается на потерю документов;
  • дважды меняла адрес;
  • заключает договоры с отсрочками платежа, получает большие поставки товаров без предоплаты, платит векселями, вступает в рискованные сделки. Например, руководитель компании поставщика не встречается для переговоров с компанией-покупателей и нет переписки по почте;
  • рентабельность отклоняется от средней по отрасли;
  • директор компании одновременно учредитель или директор в еще нескольких компаниях. Если больше пяти, то подозрительно.

По этим признакам налоговая принимает решение о проверках компаний. Налоговая смотрит не на один признак, а на все сразу. Чем больше нестыковок и ошибок она найдет, тем больше шанс, что она начнет проверку.

Например, компания сменила юридический адрес и налоговую. Само по себе это ни о чем не говорит. Может она переехала в более комфортный офис на другом конце Москвы. А вот вместе с другими признаками — это подозрительно.

Как проверять партнеров

Чтобы не получить штраф за необоснованную выгоду, ваша задача — проверять всех, с кем заключаете сделки.

Налоговая рассказала всё — статья на Деле об открытых данных компаний

Налоговая пыталась помочь в проверке и запустила сервис «Прозрачный бизнес». Она выложила в открытый доступ данные о налогах и задолженностях компаний, доходах и расходах. Сервис проработал несколько дней, а потом налоговая его остановила и обещает запустить в следующем году со свежими данными.

Принцип проверки — собрать как можно больше информации о партнере и сохранить ее. Распечатывайте документы и складывайте в папку. Может, налоговая и не будет ничего проверять, неважно. Если будет, вы дадите папку с доказательствами. Идите по нашему списку. Мы написали, что проверить, и дали ссылки на нужные сервисы для проверки.

  • Компания зарегистрирована в ЕГРЮЛ или ЕГРИП.
  • Документы подписывает генеральный директор компании или сотрудник, у которого есть действующая доверенность. Запросите у компании копию устава, это открытый документ. По нему посмотрите, кто директор и учредители компании. Если этих данных нет в уставе, запросите протокол собрания учредителей об избрании директора и реестр собственников компании. Генеральный директор действует по уставу, у остальных сотрудников, которые подписывают документы, должна быть действующая доверенность.

    Устав

    Доверенность

  • Лицензия компании действует. Если партнер работает по лицензии, проверьте ее через Единый федеральный реестр.
  • Партнер арендует помещение под офис. Попросите партнера скан договора аренды. Так поймете, что компания существует, у нее есть свои помещения и склады.
  • У компании есть сайт, а в сети — отзывы. Если у партнера нет сайта, он не дает рекламу, а в сети нет отзывов, налоговая спросит, как вы нашли такого партнера. Она может подумать, что компании открыли специально, чтобы уходить от налогов.
  • Кто еще занимается этими же товарами и услугами, сколько они стоят. Налоговая считает, что при выборе партнера компания будет изучать продавцов, сравнивать их цены. Сведите эти данные в таблицу, в случае чего — покажете налоговой.
  • Партнер работает не по массовому адресу. Проверьте, сколько еще компаний зарегистрированы по адресу вашего партнера. Компании-однодневки часто регистрируются по массовым адресам. Это здания, где работают еще десятки компаний. Они так экономят на аренде.
  • Если по адресу партнера сидит еще двадцать или сто компаний, посмотрите, что это за здание на карте. Если Москва-сити, всё в порядке, если это жилой дом — подозрительно.
  • Счет партнера действует и не заблокирован.
  • У партнера нет задолженности перед налоговой. Проверьте долги через список должников налоговой.
  • У партнера нет исков от других компаний. Посмотрите иски к компании на сайте арбитражных дел. Вдруг, клиент покупает товары или услуги по постоплате, но потом не платит за них, и компании подают на него в суд.
  • Директор не дисквалифицирован. Посмотрите по имени и фамилии руководителя через реестр дисквалифицированных руководителей.
  • Компания составляет бухгалтерский баланс и подает бухгалтерскую отчетность. Эту информацию можно найти в сервисе «Спарка». Компании-однодневки не готовят бухгалтерскую отчетность и не сдают ее в органы статистики. Им это не нужно, ведь пройдет полгода или год, и они закроются.

Все документы, которые проверяете, распечатывайте и храните. Пусть на каждую компанию у вас будет досье — так спокойнее.

Если налоговая заподозрит фиктивную сделку, вы покажете ей документы и так докажете, что проверяли своего партнера. Конечно, он мог внезапно стать мошенником или почувствовать вкус легких денег, но вы уже будете за это не в ответе.

>Упущенная выгода статья 15 ГК РФ

Упущенная выгода статья 15 ГК РФ. Взыскание и возмещение упущенной выгоды. Ведение судебных споров о взыскании (возмещении) упущенной выгоды.

В соответствии со ст.12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является возмещение убытков. В силу п.2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимается и упущенная выгода, представляющая собой неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

При этом применении вышеуказанной нормы необходимо учитывать положения п.4 ст.393 ГК РФ, позволяющие фактически дополнить ее содержание и определить условия применения. Так, при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. На наш взгляд, введение подобного условия направлено на исключение недобросовестности кредитора или создания мер по борьбе с нею в случае, когда последний стремиться получить необоснованные доходы за счет должника. Однако именно подобное может быть инструментов защиты ответчика от заявленных к нему требований.

Напомним, что «деление убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду отражает различие в проявлении убытков как имущественных потерь. В первом случае это реально наступающие (физические) потери в имуществе, во втором — потери от неполучения ожидаемых имущественных доходов, которые могли и должны были быть получены при надлежащем исполнении норм гражданского права. Соответственно различным является и круг тех доказательств, которые должно представлять требующее возмещения убытков лицо» (Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. 221 с.).

Учитывая сказанное, можно констатировать, что доказывание в суде требования о возмещении (взыскании) упущенной выгоды является сложным. Т.к. предъявляя подобное требование, истец должен доказать противоправность действий (бездействия) ответчика, факт и размер убытков, а также причинную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

В противном случае можно получить базовый вариант возражений о злоупотреблении правом истцом.

Именно поэтому целесообразно дифференцировать доказательства в зависимости от вида убытков, подлежащих доказыванию и предпринимать дополнительные усилия по обеспечению их допустимости, относимости, достаточности и достоверности.

Также стоит учитывать, что п.11 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» выделил и еще одно условие, подлежащее обязательному выполнению при расчете упущенной выгоды. В соответствии с указанным пунктом постановления пленумов размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Таким образом, определение упущенной выгоды возможно только при учете расходов (затрат), возникающих при получении прибыли.

Еще одним элементом, вызывающем необходимость дополнительного внимания при исчислении упущенной выгоды являются «обычные условия гражданского оборота» (п.2 ст.15 ГК РФ). Применяя данную норму права, суды, как правило, ссылаются на стандартное определение, указывая, что под обычными условиями гражданского оборота понимаются типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в качестве непреодолимой силы (Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М.: Статут, 2010. 423 с.).

По причине отсутствия универсальной или хотя бы частично унифицированной формулы расчета неполученного дохода судебная практика по делам о взыскании упущенной выгоды крайне противоречива.

В связи с тем, что расчет упущенной выгоды, на наш взгляд, всегда носит несколько гипотетический характер, охватывающий возможные обстоятельства будущего, то стоит согласиться с позицией, когда «при предъявлении исковых требований о взыскании упущенной выгоды истцу необходимо представить доказательства реальности ее получения (наличия всех условий для извлечения дохода, проведения приготовлений, достижения договоренностей с контрагентами)» (Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма, Инфра-М, 2010. 464 с.).

Таким образом, расчет упущенной выгоды должен учитывать расходы, могущие возникнуть при получении заявляемых доходов, меры, предпринятые и планируемые меры, направленные на получение прибыли, а также обычные условия гражданского оборота.

Для иллюстрации озвученного, мы приведем наиболее интересные, на наш взгляд, судебные акты, подлежащие учету при составлении расчета упущенной выгоды.

Судебная практика по взысканию и возмещению упущенной выгоды:

1) Указывая на недоказанность размера убытков в виде упущенной выгоды, суды исходили из того, что расчет истца, осуществленный из средней ежедневной прибыли, количества дней простоя торговой точки и содержащий сумму предполагаемого дохода, основан на доказательствах, носящих односторонний характер и справочных документах самого истца. Вследствие того, что сумма упущенной выгоды рассчитана истцом без учета названных требований, достоверность суммы упущенной выгоды и неизбежность получения дохода в заявленном размере не приняты и не признаны судами как доказанные (Определение ВАС РФ от 27.12.2010 N ВАС-17278/10 по делу N А73-7654/2009).

2) Как правильно указал арбитражный апелляционный суд, расчет упущенной выгоды произведен истцом исходя только из полученных доходов, при этом документов, подтверждающих расходы предпринимателя за период, предшествующий пожару в материалах дела не имеется (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.07.2011 по делу N А81-856/2010).

3) Возмещение убытков как мера гражданско-правовой ответственности применяется при наличии совокупности условий, предусмотренных законом. Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом, наличие и размер убытков, причинную связь между допущенным правонарушением и возникшими убытками. Недоказанность хотя бы одного из указанных условий является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска о взыскании убытков. Кроме того, ответчик не доказал, что предпринял меры для получения упущенной выгоды в предъявленной сумме и сделал с этой целью приготовления (п.3 ст.393 Гражданского кодекса Российской Федерации). При таких обстоятельствах предпринимателю правомерно отказано во взыскании убытков (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.04.2011 по делу N А45-15233/2010).

4) Как обоснованно указал суд апелляционной инстанции, применительно к убыткам в форме упущенной выгоды, то есть неполученным доходам, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено, это лицо должно доказать, что допущенное нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду, и что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве его субъективного представления (Постановление ФАС Западно — Сибирского округа от 03.12.2010 по делу N А70-2556/2010).

5) Арбитражный суд отклонил ссылку истца на предварительный договор N Р-11 от 29.09.2007, заключенный ИП Бойко А.Г. и ИП Орловым В.Н., и предложение ИП Орлова В.Н. от 01.07.2009 о заключении договора на размещение наружной рекламы, как на доказательства наличия убытков и их размера, обоснованно указав, что в силу ст.429 Гражданского кодекса Российской Федерации предварительный договор порождает только обязательство заключить основной договор в будущем, не порождает имущественных (денежных) обязательств, в силу чего, не может служит бесспорным доказательством наличия у лица реальной возможности для получения выгоды (Постановление ФАС Западно — Сибирского округа от 18.06.2010 по делу N А03-10626/2009).

6) Установив наличие убытков, а также причинно-следственную связь между их возникновением и действиями ответчика, выразившимися в неправомерном прекращении исполнения Государственного контракта, нарушении государственной дисциплины, предусмотренной Федеральным законом от 21.07.2005 N 94 ФЗ, суд обоснованно, с учетом размеров дохода, который мог бы получить истец при действии Государственного контракта, пришел к выводу об удовлетворении иска в части взыскания убытков (Постановление ФАС Московского округа от 17.05.2010 N КГ-А40/4465-10 по делу N А40-63161/09-135-516).

7) Сумма убытков в виде упущенной выгоды должна быть определена исходя из размера дохода, который мог бы получить истец при нормальном обороте ценных бумаг, то есть размер упущенной выгоды должен определяться обычными условиями гражданского оборота и реально предпринятыми мерами для ее получения. При новом рассмотрении суду было предложено установить размер упущенной выгоды исходя из размера дохода, который мог бы получить истец в случае нормального оборота ценных бумаг, какие меры предпринимались истцом для уменьшения убытков, причинную связь между действиями ответчика и возникшими в связи с этим убытками в виде упущенной выгоды (п.10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 января 2002 г. N 67 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами»).

8) ИП Гинзбург Н. Г. обратилась в суд с иском к РОСИНКАС Банка России о взыскании упущенной выгоды в размере 3284498,53 руб. Решением арбитражного суда установлена ответственность ответчика за ненадлежащее исполнение договора об охране ценностей в магазине ювелирных украшений истца посредством пульта централизованного наблюдения. Взыскана упущенаня выгода (решение АС Еврейской автономной области по делу № А16-1558/2017).

9) Между ювелирным заводом и добытчиком сырья был заключен договор поставки сырья для дальнейшего производства ювелирных изделий и их продаже третьему лицу – покупателю. Поставщик янтаря-сырца осуществил первую поставку по условиям договора, а затем прекратил поставку, направив письмо о повышении цен на сырье. Ювелирный завод потребовал возврата денежных средств, деньги частично были частично ему возвращены. Ювелирный завод обратился с иском к поставщику о взыскании недополученных денежных средств, процентов, убытков (как реального ущерба, так и упущенной выгоды). .

Виталий Ветров

Управляющий партнер. Руковожу юридической фирмой, веду сложные проекты, пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook или со мной лично. ________________________________________________________________________________________

Также предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

а) защита и охрана интеллектуальной собственности (от регистрации товарного знака до споров по любым результатам интеллектуальной деятельности, в т.ч. сами товарные знаки, программы для эвм);

б) корпоративные вопросы и споры (от организации и проведения ГОСУ, ВОСУ до оспаривания сделок, взыскания убытков с директора, признания решений органов управления недействительными);

в) ведение судебных споров (споры в судах общей юрисдикции, арбитражных судах, третейских судах);

г) налоговые вопросы (от аудита бизнес-процессов на предмет налоговых рисков, сопровождения налоговых проверок до оспаривания результатов проверок, иных актов налоговых органов);

д) коммерческая практика (правовое сопровождение бизнеса по различным вопросам);

е) юридическая помощь по уголовным делам (как правило, связанным с предпринимательской деятельностью).

Рекомендуем к чтению наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике) и материалы в Разделе «Статьи».

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов!

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма «Ветров и партнеры»
больше, чем просто юридические услуги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *