История профессии бухгалтера

История профессии бухгалтер

Не все знают, что бухгалтерия и бухгалтерский учёт имеют свой герб, который о многом рассказывает, и даже приоткрывает профессиональную завесу.
На самом гербе три специфических знака. Прежде всего в глаза бросаются весы, похожие на те, что используют в своей символике юристы, изображая красавицу Фемиду с завязанными глазами. В отличии от юристов бухгалтер всегда должен смотреть в оба, и его весы символ баланса, равновесия стоимости имущества предприятия и источников образования этого имущества.
Солнце символизирует собой факт регистрации абсолютно всех событий бухгалтерского учёта, всех хозяйственных операций которые происходят с объектами учёта. Этот значок будто озаряет солнечным светом всю хозяйственную деятельность предприятия.
Кривая линия, называемая «кривая Бернулли», которая напоминает значок собачки в почтовых программах, указывает на то что бухгалтерский учёт начавшись однажды, не закончится никогда.
Пока будет жива экономика, бухгалтерский учёт будет всегда!
Кто же такой бухгалтер и чем он занимается?
Обращаясь к истории, нужно сказать, что учёт возник в незапамятные времена. Каждый собственник был озабочен тем, чтобы обеспечить сохранность принадлежащего ему имущества. Учёные проводящие археологические раскопки находят глиняные таблички и папирусы с надписями сделанными учётчиками, которые датируются IV-V веком до нашей эры.
Бухгалтерия в современном состоянии стала формироваться в средние века. А слово «Бухгалтер» появилось в Германии к в конце XV века. До этого повсеместно обходились словом «Писчий». Писцы занимались ведением учётных книг. Для своего времени это были очень грамотные люди. В 1498 году по повелению императора Максимилиана-I было введено новое слово, и название новой профессии.
Произошло это не случайно. Примерно с 1994 года начал применяться тот учёт к которому привычен современный бухгалтер: счета, двойная запись. Это благодаря средневековому математику Лука Пачоли и его трактату, произошли координальные перемены в ведении учёта.
Для того чтобы работать в бухгалтерии необходимо обладать определёнными личными качествами, без которых эффективная работа просто невозможна. Выбирая или желая сменить профессию связанную с экономикой и финансами, необходимо проверить такие личные качества: усидчивость, внимание, аналитические способности, устойчивость к монотонной работе, плановость работы, оперативность, стрессоустойчивость, обучаемость.
Работа бухгалтера постоянно связана с обработкой большого количества информации, которая выражена прежде всего в цифрах. Это огромные массивы цифровой информации, огромного количества документов. Это монотонный, ежедневно повторяющийся труд.
Именно поэтому далеко не каждый способен работать в бухгалтерии.

> ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИИ БУХГАЛТЕРА

Возникновение и становление профессии бухгалтера в зарубежных странах

Время возникновения профессии бухгалтера точно не может назвать никто, однако существуют исторические факты, позволяющие с определенной долей точности назвать его.

Слово «бухгалтер» заимствовано из немецкого языка, в переводе означает «регистратор хозяйственных операций, или ответственный за организацию и правильное прочтение учетных данных».

Отсчет профессии бухгалтера ведется с 13.02.1498 — даты издания императором Священной Римской империи Максимилианом I указа, в котором значилось буквально следующее: «Повелеваем делопроизводителя нашей палаты, доверенного и прилежного писца, который ведет книгу, отныне называть бухгалтером, каковым должен теперь быть Христофор Штехер, а в помощь к нему дать писца палаты по имени Ульриха Мерингера, который должен также присутствовать на всех совещаниях, касающихся счетоводства. Дано в Инсбруке, 13 февраля 1498 года» .

Так, первым должностным лицом, получившим звание бухгалтера, был Христофор Штехер — делопроизводитель Инсбрукской счетной палаты. Это произошло в Германии спустя четыре года после выхода в Венеции трактата Луки Пачоли «О счетах и записях» — по сути первой печатной книги по бухгалтерскому учету.

В Германии до 1498 г. лица, занимавшиеся ведением счетных книг, назывались писцами. С этого времени термины «бухгалтер» и «бухгалтерия» стали вытеснять старые названия и постепенно распространяться повсюду.

Уже в XVI в. возникла идея юридического статуса счетного работника — бухгалтера. В 1558г. А.Казаков писал: «Должность нотариуса обставлена некоторыми гарантиями, того же для общего блага следовало бы требовать и от счетоводов, до допущения их к ведению книг, так как их обязанности не менее важны, чем функции нотариуса, наоборот, они даже имеют большее значение, ибо нотариусам не дают веры без свидетельских удостоверений, а книгам счетоводов доверяют без всяких другихудостоверений» .

Так как в те времена учет был неотделим от человека, от бухгалтера, и требования к бухгалтеру соответствовали знанию о бухгалтерии. Ди Пиетро, например, считал, что бухгалтер должен: 1) уметь быть умным; 2) иметь хороший характер; 3) четкий почерк; 4) иметь профессиональные знания; 5) быть властолюбивым и честолюбивым; 6) честным.

Следует отметить четкость формулировок Ди Пиетро, например, не быть умным, а уметь быть умным. Хороший характер, очевидно, означает, что бухгалтер должен быть добрым и принципиальным. Несомненным качеством бухгалтера является четкость почерка, так как от правильности, четкости в записях документов зависит многое. Роль профессиональных знаний и честности не потеряла своей актуальности и сегодня, а значение честолюбия и властолюбия зависит отличности бухгалтера .

По сохранившимся учетным документам видно, какое высокое положение занимали в древности счетные работники, как ценилось их дело. Учет называли тайной богов, в него посвящали только самых достойных.

Так, в Древнем Египте главным бухгалтером гарема фараона был Неферхотеп. На бухгалтерской стезе он достиг большого почета. Выше признавались только тайные советники и жрецы. О таких, как Неферхотеп, писали: «Тонкий умом, терпеливый сердцем, радующийся делам праведным, он поворачивается спиной к несправедливости». Его богом был «писец совершенный, чистый руками, владыка омовений, прогоняющий зло, писец правды, для которого неправда — мерзость, охраняет его письменная трость вседержителя». Всю жизнь Неферхотеп служил ему верой и правдой, а не так, как некоторые: «обманывают пальцами своими» в учете, которых судят, а потом переводят в простые сборщики налогов .

История бухгалтерского учета насчитывает почти шесть тысяч лет, и родиной современного бухгалтерского учета является Италия, однако профессия бухгалтера имеет иное происхождение. По отдельным историческим документам утверждается, что раньше, чем в других странах, бухгалтеры получили официальное подтверждение своей квалификации в Шотландии и Англии .

Рождению популярной ныне профессии предшествовало приобретение элементарных навыков коммерческих расчетов и ведения учетных книг. В ХVI—ХVIIвв. их пришлось освоить многим людям, так или иначе связанным с торговлей, доходным и процветающим в то время делом. К XVIII в. ведение счетов стало настолько признанным и почтенным занятием, что никто уже не сомневался в его необходимости.

Принято выделять три источника возникновения профессии бухгалтера.

Первый источник — открытие школ и написание книг, посвященных счетоводству. Преподаватели школ, овладев предметом, впоследствии брались за приведение в порядок купеческих книг и счетов.

Второй источник развития бухгалтерской профессии — область права. В конце XVII — начале XVIII в. шотландские суды были вынуждены рассматривать множество дел о несостоятельности купцов и землевладельцев. С 1696 г., когда был принят Устав о банкротстве, в этих делах на законных основаниях стали участвовать бухгалтеры, в обязанности которых входили изучение обстоятельств дела и передача описей документов лорду-судье. Этот обычай укоренился настолько, что одного и того же человека могли назвать как стряпчим, так и бухгалтером.

Третий источник — купеческая деловая практика. В конце XVIII — начале XIXвв., когда по Европе прокатилась очередная волна банкротств, управление имуществом неплатежеспособных должников все чаще начали поручать купцам, а наиболее уважаемые из них становились гарантами кредиторов. Тогда вошло в обиход словосочетание «купец и бухгалтер».

Когда спрос на бухгалтерские услуги возрос настолько, что можно стало, владея искусством ведения счетов, зарабатывать на жизнь, появились люди, которые выбирали для себя исключительно это занятие. Вначале их было немного. В первом городском справочнике Эдинбурга, изданном в 1773 г., указывались имена семерых бухгалтеров.

В Глазго первый подобный справочник появился в1783г.,ив нем были упомянуты шестеро бухгалтеров. Очевидно, что бухгалтерская практика постепенно становилась источником стабильного дохода: в 1805 г. справочник Эдинбурга содержал уже 17 фамилий лиц, посвятивших себя бухгалтерскому делу .

Область деятельности шотландского бухгалтера XVIII в., например, была обширной. Помимоуслуг по ведению счетов он мог в поисках заработка выполнять и другие поручения, включая проведение аукционов и дилерство по широкому ассортименту товаров.

Со второй четверти XIXв. наибольший доход шотландским бухгалтерам стало приносить участие в делах о банкротствах. Оживление в экономике после окончания войны с Наполеоном (1815г.) сопровождалось массовым акционерным учредительством. Часть вновь созданных компаний неизбежно разорялась, поэтому хорошо оплачиваемые услуги бухгалтеров-стряпчих пользовались в то время спросом.

Еще одно поле деятельности для бухгалтеров — страхование открылось в Х1Хв. Пока не было отдельной профессии актуария, то управляющими первых страховых компаний становились бухгалтеры.

К середине XIXв. труд бухгалтеров в Шотландии был признан и по достоинству оценен обществом, однако использовать по отношению к такому труду термин «профессия» было еще преждевременно .

История развития бухгалтерской профессии в этой стране тесно связана с созданием общественных объединений бухгалтеров. Первое из них — Общество бухгалтеров Эдинбурга было зарегистрировано Королевской грамотой, датированной 23.10.1854. Пять месяцев спустя другой Королевской грамотой был утвержден Институт бухгалтеров и актуариев Глазго. Далее по их примеру королевской грамотой от 18.03.1867 было утверждено Общество бухгалтеров в Абердине. Участники всех трех обществ стали присяжными бухгалтерами Шотландии .

Дарованные шотландским обществам Королевские грамоты давали право членам этих обществ использовать особый титул «присяжный бухгалтер».Они же наделяли общества бухгалтеров правом проводить вступительные и иные экзамены для желающих стать членами корпорации, а также формировать комитет экзаменаторов.

На экзамене нужно было показать знания элементарных принципов Закона о банкротстве, счетоводства и бухгалтерии, практики доверительного управления состояниями, управления имением по найму и решениям судебных органов и элементарных принципов арифметики и алгебры. Экзаменаторами являлись члены советов институтов.

Вслед за шотландскими институтами во второй половине XIXв. создаются институты присяжных бухгалтеров Англии и Уэльса. В 1870-х гг. в городах Англии одно за другим были основаны пять региональных бухгалтерских обществ: Соединенное общество бухгалтеров Ливерпуля, Институт бухгалтеров в Лондоне (1870), Манчестерский институт бухгалтеров (1871), Общество бухгалтеров Англии (1872) и Шеффилдский институт бухгалтеров (1877). В 1879 г. руководители этих объединений пришли к соглашению о создании национальной бухгалтерской ассоциации. Объединенное общество получило название Института присяжных бухгалтеров Англии и Уэльса. Первым председателем Института стал Уильям Тюрканд, ранее возглавлявший Институт бухгалтеров Лондона.

Королевская грамота об учреждении Института присяжных бухгалтеров Англии и Уэльса была подписана 11.05.1880. Вскоре у него появился и собственный герб .

Символом Института стала «Женщина, представляющая Экономию». Она изображена в центре геральдического щита. Герб венчает крепость с воротами. На ее вершине можно увидеть две башенки-близнеца и звезду между ними. По законам геральдики крепость символизирует корпорацию, которая создана на прочном фундаменте точности и осторожности. Башенки-близнецы — намек на систему двойной записи, применяемую в бухгалтерском учете. Лев и дракон, геральдические животные, держат по золотому ключу, символизирующему безопасность .

К членству в Институте присяжных бухгалтеров Англии и Уэльса допускались лица не моложе 21 года. В соответствии с королевской грамотой они делились на две категории — члены общества и кандидаты .

Тем, кто только начинал профессиональную карьеру, на получение звания присяжного бухгалтера требовалось не менее 10 лет. По правилам Института любой претендент, не имеющий практического бухгалтерского опыта, должен был сначала пройти систему экзаменов (предварительных, промежуточных и окончательных) по установленным дисциплинам и пять лет прослужить помощником присяжного бухгалтера. Выполнив эти требования, претендент становился кандидатом в члены Института. Для получения титула необходимо было еще 5 лет бухгалтерской практики.

В ХIХв. в Англии, как впрочем, и в Шотландии, не было высших учебных заведений коммерческого образования. Бухгалтерию не преподавали в университетах и технических вузах. Претенденты на звание А. С. А проходили обучение в конторах опытных членов Института на платной основе. Размер платы зависел от величины и имени бухгалтерской фирмы, в которую поступал ученик (от 50—80 гиней — у малоизвестных бухгалтеров, обладающих небольшой практикой, до 100—200 гиней — в больших и известных фирмах). По традиции присяжный бухгалтер не был обязан вознаграждать помощника за работу. Вместе с тем часто заключалось соглашение о небольшом, но постепенно возрастающем жалованьи. Случалось, что помощнику выплачивали всю внесенную им вступительную плату .

Помимо приобретения практических навыков для успешной сдачи экзаменов необходимо было основательно изучить литературу по бухгалтерии и праву. Список необходимых книг утверждал Совет института.

Обязанностью членов института была финансовая поддержка профессиональной корпорации. Вновь принятые в институт присяжные бухгалтеры платили вступительные взносы, а в дальнейшем им полагалось вносить ежегодные платежи: вступительные взносы колебались от 5 до 20 гиней, а ежегодные — от 1 до 5 гиней (для присяжных бухгалтеров, практикующих в Лондоне или в др. городах) .

Корпорация в свою очередь стремилась защитить интересы профессиональных бухгалтеров и оградить рынок от некачественных услуг по ведению счетов. Средством защиты служили правила поведения членов института. Они обязывались не допускать сторонних лиц прямо или косвенно к участию в профессиональной деятельности присяжных бухгалтеров. Нарушение корпоративных правил грозило потерей статуса и прав члена института.

С середины 1880-хгг. процесс создания профессиональных объединений бухгалтеров в Великобритании набирает силу, и их число неуклонно растет. К1930 г. число бухгалтерских обществ достигло 17. Они объединили бухгалтеров корпораций, бухгалтеров органов социального обеспечения, муниципальных казначеев и бухгалтеров и др. Между профессионалами разразилась борьба за право стать держателями реестра лицензированных общественных бухгалтеров и представлять профессию в органах власти. Компромисс был найден лишь в 1974г. .

Новейшая история развития общественных объединений бухгалтеров Великобритании связана с осуществлением их совместных с правительством планов по созданию принципиально новой системы ее регулирования.

История возникновения двойной записи

Бухгалтерский учет начал свое существование в эпоху итальянского Возрождения. Создание двойной записи послужило дальнейшему улучшению частного капитала, который обеспечил благосостояние для жизни и творчества человеческого общества. Система двойной записи была сформирована в XIII — XVI вв. Ее применяли в небольшом количестве торговых центров Северной Италии. Обнаруженная в муниципальных записях Генуи система двойной записи датируется 1340 г. Еще более ранняя двойная запись была найдена во флорентийской торговой фирме (1299 — 1300 гг.), а также фирме, которая занималась реализацией в провинции Шампань (Франция).

Изначально был систематизирован учет французского монаха Луки Пачоли, который написал свой великий труд «Трактат о счетах и записях» (1494 г.), в котором он отметил смысл учетных записей. Его книга и на сегодняшний день очень знаменита и популярна. В отличие от современного бухгалтерского учета того времени, который обеспечивал информацией единоличного собственника, все данные были сохранены в секрете; в то время не было различия между собственностью и имуществом организации; не было определений отчетного периода и существующей организации; существование множества денежных единиц очень тормозило применение двойной бухгалтерии. В 1581 г. в Венеции было сформировано первое в истории общество бухгалтеров. К концу XIX в. на систему бухгалтерского учета, фундамент которой заложил Лука Пачоли, обрушились изменения. Через небольшой промежуток времени деятельность бухгалтера была определена как самостоятельная профессия. В 1880 г. с согласия королевы Виктории был сформирован и начал свое существование институт присяжных бухгалтеров Англии и Шотландии. К 1887 г. американские профессиональные бухгалтера, не принимая во внимание свою малочисленность, общими усилиями сформировали Американскую ассоциацию общественных бухгалтеров.

В истории бухгалтерского учета обычно отмечают два самых главных периода — это долитературный и литературный. Долитературный период определяется как период, в котором не существовало учебной литературы, а литературный — в котором она уже имелась.

Литературный период развития учета берет свое начало с 1494 г. благодаря популярности работы Луки Пачоли «Сумма арифметики и геометрии, учение о пропорциях, отношениях». Один из разделов данной работы — это трактат «О счетах и записях» — характеризовался как первое из популярных на сегодняшний день учебное пособие для изучения двойной бухгалтерии. Создание трактата только на два года отстает от открытия Колумбом Америки.

Итак, смена эпох в истории учета происходит в то же время, что и процесс перехода Европы от средневековья к Новому времени.

Два полюса средневековой бухгалтерии. Обычно полагают, что двойная бухгалтерия в долитературный период существовала на стадии развития, начиная осуществлять свои самые первые шаги, что в трактате Пачоли собраны воедино самые лучшие методы ведения учета, известные на тот период. Если говорить более детально и откровеннее, то это совсем не так. В трактате характеризуется «венецианский способ» — он является достаточно упрощенным вариантом двойной бухгалтерии. Простота обуславливалась тем, что венецианский вариант не предполагал того, что служит смыслом бухгалтерии на сегодняшний день — то есть составления бухгалтерской отчетности. С помощью своей понятности венецианский вариант был очень популярен в мелких и средних торговых компаниях и, более того, преподавался вместе с арифметикой в коммерческих училищах большого количества городов Северной Италии.

Историки до сих пор не могут прийти к единому мнению, обсуждая то, какие из имеющихся сегодня учетных книг необходимо считать самыми ранними свидетельствами двойной бухгалтерии. Огромное множество историков, а также Раймонд де Рувер, определяют такими учетные книги генуэзской коммуны за 1340 г., Ф. Мелис, наиболее прославленный историк учета ХХ века, — считает самыми первыми книги флорентийских компаний Фини за 1296 г. и Фаролфи за 1299 г.

Двойная запись была создана стихийно, из важности вести контроль над разноской по счетам. Довольно верно Т. Церби обратил внимание на техническую важность для бухгалтера производить контроль над разноской по счетам Главной книги. Огромное количество фактов хозяйственной жизни во все времена носило двоякий характер: прибыли товары от поставщиков (товаров больше, поставщикам должны также больше), реализовали товары (товаров меньше, денег в кассе больше) и т. д. Однако существовали факты односторонние. К примеру, была совершена кража товаров или сгорел дом — здесь имелся счет для записи, однако не существовало к нему корреспондирующего счета. Именно для подобных случаев бухгалтер создавал и вел специальный лист, на котором вел записи, лишь для памяти и удобства дальнейшего контроля над разноской. В состав данных записей никакого смысла бухгалтер не вносил. Это считалось лишь процедурным приемом, который сводился к логической важности «уравновешивания» результатов дебетовых и кредитовых оборотов. В дальнейшем, в конце XVIII в., для небольшого количества бухгалтеров служила приятной неожиданностью новость о том, что в двойную запись вложен какой-либо конкретный смысл.

Имеется не одно определение, по какой причине имеющаяся по сей день, бухгалтерская процедура носит название двойной. Это имеет прямую связь с тем, что применяется:

  • два вида записей, такие, как хронологическая и систематическая;
  • два уровня регистрации, такие, как аналитический и синтетический учет;
  • две группы счетов, такие, как материальные и личные;
  • два равноправных разреза (дебет и кредит) в каждом счете;
  • два раза в одинаковой сумме регистрируется каждый факт хозяйственной жизни;
  • два параллельных учетных цикла, которые определяются уравнением А — П = К; левая часть устанавливает состояние имущества за минусом кредиторской задолженности, а правая — наличие личных средств;
  • две точки у каждого информационного потока — это вход и выход;
  • два лица все время задействованы в факте хозяйственной жизни — одно отдает, другое получает;
  • два раза происходит любая бухгалтерская работа — сначала отмечаются факты хозяйственной жизни, а далее бесспорно происходит проверка правильность проделанной работы.

Однако как бы ни определять, что на самом деле такое двойная бухгалтерия, она всегда создает три главных составляющих метода: баланс, счета и двойную запись. А они в свою очередь формируют иллюзию гармонии, так как дебет все время должен сходиться с кредитом, а актив все время будет равен пассиву.

Идея двойной бухгалтерии служит средством изучения, которое наполнено творческой силой, она формировала и на сегодняшний день продолжает формировать условия для управления хозяйственными процессами и наряду с этим для собственного развития.

Кто изобрел двойную бухгалтерию?

Применяемая в бухгалтерии, в том числе в современной бухгалтерии, двойная запись – одна из старейших информационных технологий. Между тем, кто ее изобрел, совершенно не известно. У меня на этот счет собственная гипотеза. Она обнародована несколько лет назад, но тираж книги незначителен – не думаю, что хотя бы десяток хабравчан с ней ознакомились. Остальным разве не любопытно?
Чтобы придать посту должную интригу, сообщу, что к изобретению двойной бухгалтерии приложила руку поросль молодых и талантливых древнеримских айтишников. Изображение одного из них, за ноутбуком допотопной модели, прилагается.

Ладно, про древнеримского программиста я пошутил. Какой же он древнеримский, когда древнегреческий? Однако про двойную бухгалтерию – никаких шуток. От нее столько людей плачут горючими слезами, что шутить язык не поворачивается.
Для тех счастливчиков, которые от двойной бухгалтерии далеки, объясняю ситуацию.
Основателем двойной бухгалтерии считается Лука Пачоли, опубликовавший в 1494 г. первый бухгалтерский труд под названием «Трактат о счетах и записях». Монах-математик ни дня не проработал бухгалтером и имел к бухгалтерии весьма отдаленной отношение, что очень заметно по трактату, читать который попросту скучно, как скучно читать большинство современных бухгалтерских учебников. Одно это указывает, что Пачоли был не автором методики, а элементарным компилятором (что в те времена не считалось зазорным).
Большинство историков учета склоняется к мнению, что действительный изобретатель остался неизвестным: так, какой-нибудь средневековый купец или все купеческое семейство, десятилетия или даже века хранившее технологию в секрете от конкурентов. Или даже не средневековое семейство, а более древнее – древнеримское, к примеру.
Скажу сразу, что также склоняюсь к древнеримскому варианту. Однако тут надо понимать, в чем основная сложность. Сложность не в том, чтобы добыть какие-то письменные доказательства изобретения двойной записи – таких, вероятно, не сохранилось, – а в том, чтобы понять, для каких целей была изобретена двойная запись.
Назначение двойной записи – в истории ее изобретения самое загадочное!
Сама по себе двойная запись – довольно цельная и плотно сбитая технология. Она обладает набором известных преимуществ и набором не менее известных недостатков, но то, что двойная запись является технологией, отрицать невозможно.
Но – всякая технология для чего-то предназначена, а двойная запись словно ни для чего не предназначена: технология сама по себе, словно инопланетная. Представьте свалившийся с неба прибор: провода, датчики, клеммы и разъемы какие-то, и даже более-менее ясно, как работает… а предназначение в целом фиг разребешь. Вот и с двойной записью та же история.
Устройство ее довольно хитрое, но если в двух словах, выглядит так. Имеются две неравные величины: А (актив) и П (пассив). Если из А вычесть П, получится разница, само собой разумеется. Назовем разницу К (капиталом).
Берем формулу (т.н. балансовое уравнение):
А – П = К
Переносим П в правую часть, получаем:
А = К + П
Только посмотрите, как круто вышло!
Теперь, если мы начнем регистрировать величины А и П (в чем заключается цель бухгалтерии), но вместе с ними начнем также регистрировать (не вычислять, как напрашивается, а именно регистрировать!) разницу между ними К (капитал), то образуется двойная запись с ее дебетом и кредитом и общей для них суммой проводки. Дебет-кредит, совмещенные в одной бухгалтерской проводке, – это добавление к равным величинам равных величин, то же с вычитанием. Что получится в таком случае? Одинаковые величины и получатся, что еще может получиться?!
Нехитрая такая арифметика за первый класс, но зачем она – эта самая бухгалтерская балансировка – была придумана и внедрена в практику, вот в чем вопрос?
Объясняют по-разному, но каждый раз неубедительно: то ли для проверки бухгалтерских книг, то ли для подсчета капитала, то ли в связи в появлением акционерных компаний. Причины, с моей точки зрения, все неубедительные. В России о двойной записи узнали в конце XVIII в., еще полвека двойной записи потребовалось для внедрения в практику, однако и до той поры русские вели бухгалтерию: издавались нормативные акты, заполнялись ведомости, пересчитывалось имущество. Бухгалтерия была, а двойной записи, представьте, не было!
Вот я и выдвинул собственную гипотезу, объясняющую, на кой ляд потребовалось вместе с А (активами) и П (пассивами) регистрировать также К (капитал).
По моей версии, двойная запись была изобретена в Древнем Риме, в связи с проведением цензов (тут я не оригинален).
Ценз – перепись населения, проводившаяся раз в 5 лет. Сам ценз проходил следующим образом. Каждый юридически самостоятельный гражданин под клятвой сообщал сведения о себе: полное имя, место рождения, имя отца или (для вольноотпущенных рабов) бывшего хозяина, возраст и подлежащую обложению налогом собственность. На основании собственности, которой владел римлянин, ему присваивался тот или иной цензовый разряд, а в целом – определялись его права и привилегии.
Ну и замечательно, но при чем здесь двойная бухгалтерия? А вот при чем.
В справочниках написано, что ответственными за проведение в Древнем Риме цензов являлись цензоры, избиравшиеся из числа консуляров (бывших консулов). Цензоры имели право сократить число гражданских прав, которыми пользовался римлянин по результатам ценза, даже вывести сенатора из состава сената имели право. При этом, как утверждают справочники, в расчет принимались не только чисто политические и административные соображения, но и личная жизнь каждого гражданина, то есть цензоры брали на себя функцию блюстителей нравственности.
Ну и как вам чиновник с подобными широченными полномочиями, представили? Мне не удалось установить, имели ли право цензоры умалять римлян в гражданских правах только во время проведения цензов или между ними, то есть на постоянной основе, но сильно подозреваю, что имели. Иначе каким образом государственные мужи могли наблюдать за нравственностью сограждан, если цензы проходили раз в пять лет? Статус чиновника с такими содержательными функциями, как у цензора, должен был поддерживаться постоянно, поэтому полномочия цензора обязаны были включать текущую ревизию цензовых списков.
Обоснованное предположение? Мне кажется, обоснованное.
Тогда сообразите, каким образом цензоры могли ревизовать списки римских граждан в перерывах между цензами. Суть ревизии, при любых ее национальных особенностях и юридических оформлениях, могла сводиться к одному: к римскому гражданину заявлялся цензор, с целью проверки его имущественного состояния – не забудем, что ревизия цензовых списков римских граждан предполагала в первую очередь проверку имущественного состояния, а потом остальное. По результатам имущественной проверки и сопутствующих ей наблюдений цензор определял: является ли поведение данного римского гражданина нравственным? не следует ли умалить данного римлянина в правах? достоин ли он принадлежать к известной социальной прослойке?
Если я прав, становится понятным тот кнут, которым древних римлян заставляли вести домашний письменный учет: цензоры.
Приходим к выводу, что каждый законопослушный римлянин, из страха перед посещением цензора, вел учет домашнего имущества. Это еще не объясняет изобретение двойной записи, но приближает к ней, особенно если выяснить, какой письменный учет могли вести древние римляне во времена проведения цензов.
Главное даже не какой, главное – на каком носителе.
В Древнем Риме, если верить современным справочникам, использовались следующие носители информации: папирус, деревянные дощечки, пергамент, кора дерева, глиняные черепки, штукатурка. На котором же из информационных носителей почтенные отцы римских семейств вели домашний учет и каким непостижимым образом используемый носитель связан с изобретением двойной записи?
Каким же носителем пользовались древние римляне для письменного учета домашнего имущества?
Кору дерева, глиняные черепки и штукатурку отметаем сразу: это просто сложно представить.
Предполагаю, что папирус не использовался римлянами для выполнения учетных записей по той причине, что был дороговат все-таки. На протяжении древнего периода папирус являлся основным писчим материалом для стран Средиземноморья, но только при выполнении некоторых видов писчих работ: допустим, литературные тексты на папирусных свитках записывались и юридические договоры составлялись, а ежедневные хозяйственные записи – нет, в целях экономии. Иначе хозяйственные папирусы сохранились бы в массовых количествах, но их не сохранилось: значит, попросту не было.
Тогда пергаментные кодексы, который в качестве информационного носителя куда более долговечней и привлекательней папирусных свитков? Тоже навряд ли. Пергамент был дороже папируса – кожа крупного рогатого скота все-таки! – поэтому его применение в домашнем учете выглядит еще менее вероятным. Во-вторых, применение пергамента не проходит по хронологии.
Для уяснения последовательности событий я составил следующую хронологию. Прикиньте сами, что и когда, если верить официальным справочным данным, происходило.
3 тыс. до н.э. – первые сохранившиеся папирусы;
578-534 гг. до н.э. – учреждение цензов, первоначально имущественных;
середина 5 в. до н.э. – значение цензов сильно возросло;
443 г. до н.э. – введена должность цензора;
312 г. до н.э. – проведение первого денежного ценза;
ок. 180 г. до н.э. – начало производства пергамента;
середина 1 в. до н.э. – должность цензора ликвидирована;
74 г. н.э. – отмена цензов;
1 в. н.э. – достоверно засвидетельствовано существование кодексов;
2 в. н.э. – изобретение бумаги;
4-5 вв. н.э. – свиток начал вытесняться кодексом;
8 в. н.э. – проникновение бумаги в Европу.
11 в. н.э. – прекращение использования папируса в качестве писчего материала.
Пергамент начал производиться через сто с лишним лет после проведения первого денежного ценза и за два с половиной века до их отмены. Пока производство пергамента было налажено, что вряд ли произошло быстро, цензы начали приходить в упадок… а принимая во внимание дороговизну пергамента… и то, что пергаментные кодексы появились при отмене цензов… Очень сомнительно, чтобы жившие во времена цензов древние римляне пользовались для ведения домашнего учета пергаментом.
Если историки не врут, и домашний учет в Древнем Риме, осуществляемый во времена цензов, все-таки был письменным, остается предположить, что велся он на диптихах – складывающихся из двух частей письменных дощечках, покрытых слоем воска: письмо на них могло быть нацарапано грифелем, а затем стерто. (Рисунок на древнегреческой вазе изображает не ноутбук, а письменный прибор диптих… как вы догадались, конечно).
Сколько требовалось диптихов для записи имущества одной семьи? Давайте сообразим. Если допустить, что на одном диптихе могло быть записано не более сорока строк (двадцать на одной доске и двадцать на другой – а что, думаете, больше умещалось? это по навощенной-то поверхности острой палочкой?), а общее количество записей составляло, положим, тысячу (хозяйственная утварь, домашние животные, рабы и т.п.), получается двадцать пять диптихов… размером с ноутбук. Как вам понравится ведение компактного домашнего учета, не самой большой семьи, на двадцати пяти ноутбуках?
В пользу предположения, что домашний учет велся на диптихах, говорит дружное упоминание историками особой счетной комнаты (tablinum) для хранения домашних учетных документов. Термин tablinum – «архив» является этимологически родственным tabula – «доска, плита, таблица», и tabella – «дощечка, планка». Так какие информационные носители хранились древними римлянами в tablinum-ах? Неужто папирусы или пергаменты?
И самое важное.
При проведении ценза римлянин присягал о величине (общем стоимостном остатке), но не об имущественных оборотах. Из определения цензов в справочниках никак не следует, что древнеримское законодательство обязывало вести граждан приходо-расходный учет… и где доказательства того, что древние римляне его действительно вели, как это безосновательно предполагается большинством историков?
Разница между приходо-расходным учетом и учетом сальдо (остатков), надеюсь, ясна: в первом случае записывается, сколько имущества из хозяйства выбыло и сколько поступило (приход-расход), а во втором случае регистрируются только наличные имущественные остатки на текущую дату. Для сальдового учета возможность добавлять поверх старых записей новые было весьма полезно и желательно. Для ежедневного чернового учета нужно было что-то недорогое и нерасходуемое, а простая навощенная доска была, без сомнения, доступным и распространенным материалом, и ее не требовалось выбрасывать при обновлении записи.
Тут-то все и сходится в одну плотную логическую точку: сам довольно непривычный для сегодняшнего дня факт ведения домашнего учета; сальдовый учет, который римляне имели возможность осуществлять на доступных им носителях; множественность потребных для учета информационных носителей; цензоры, имевшие право под предлогом цензовой проверки вторгаться в римское жилище; и служащая предметом нашего рассмотрения двойная запись.
Как вы думаете, стал бы высокий чиновник, заявившийся в римский дом для ревизии имущественного состояния, пересчитывать учетные показатели, запечатленные на десятках, а возможно, и сотнях диптихов? Нникакой нормальный чиновник, в том числе древнеримский, на такое с его точки зрение издевательство не согласился бы. Как вы вообще представляете себе диалог между цензором и подвергшимся цензовой проверке римлянином?
«Здравствуйте, я цензор, мне нужна общая стоимость вашего имущества».
«Двадцать мин».
«Чем можете подтвердить?»
«А вон у меня в tablinum-ме девяносто диптихов валяется. Хотите – пересчитывайте».
Нет, цензор потребовал бы первоначально ознакомиться с общей цифрой текущего имущественного состояния, чтобы затем, при сомнениях в достоверности учетных данных, приступить к детальной проверке. Ждать, пока ревизуемый хозяин семейства суммирует тысячу и более цифр, цензор тоже не согласился бы, возжелав, чтобы итоговый показатель ему предъявили немедленно.
Откуда подвергшемуся цензовой проверке римлянину было, по первому требованию цензора, взять требуемый показатель? Понятно, что показатель должен был быть подсчитан заранее, то есть находиться в вычисленном состоянии постоянно, на случай нежданного визита.
В принципе, исполнить цензорское требование довольно просто, нужно всего лишь вместе с остатками по каждой имущественной позиции иметь подсчитанную итоговую сумму. Если цензор удовлетворится итоговой суммой, тем лучше, а не удовлетвориться – пускай лично осуществляет арифметическую проверку по имеющимся диптихам. Потребовать от проверяемого большего, сами понимаете, невозможно.
Я предполагаю, что римлянин, осуществлявший домашний учет, вместе с остатками своего имущества на текущую дату записывал на диптихе итоговую сумму – ту самую, в которой он присягал во время ценза. При изменении имущественного состоянии римлянин затирал устаревшую запись и вносил новую, но вместе с тем – на случай визита цензора – держал отдельный диптих с итоговой суммой своего имущества.
Ничего невыполнимого, правда? Цензор требует общую сумму, а глава семейства вежливо отвечает:
«Пожалуйста, вот она у меня на итоговом диптихе значится».
Не поняли? Давайте еще раз.
Римлянину, регистрировавшему изменения имущественных остатков на диптихах, было непрактично заново пересчитывать однажды вычисленный итог, поэтому римлянин мог действовать и наверняка действовал другим способом: не пересчитывал общий итог по показателям, записанным на нескольких (десятках или сотнях) диптихов, а вносил равноценные изменения лишь в изменившиеся показатели, в том числе в общий итог, тем самым существенно упрощая себе арифметические расчеты. Попросту говоря, римлянин выполнял бухгалтерскую проводку! Так, по моему мнению, и возникла двойная запись, с ее учетом наряду с реальными объектами (А – активами, и П – пассивами) общего стоимостного итога (К – капитала) и вытекающими из двойной записи методологическими последствиями, еще не вполне очевидными, но уже узнаваемыми.
Когда цензор заявлялся в римский дом, хозяин предъявлял ему в качестве документального свидетельства своего имущественного положения складированные в tablinum диптихи: сначала тот, на котором был записан итоговый результат, а при необходимости более тщательной проверки остальные диптихи, на которых фигурировали остатки по каждому виду имущества.
Диалог между хозяином семейства и цензором выглядел уже другим, нежели представленным ранее, образом:
«Здравствуйте, я цензор, мне нужна общая стоимость вашего имущества».
«Двадцать тысяч сестерциев».
«Предъявите итог».
«Вот, пожалуйста, мой итоговый диптих. Убедитесь сами, что в нем записано: двадцать тысяч сестерциев, копеечка в копеечку».
«Цифра вызывает у меня сомнения. В частности, сомневаюсь, что ваши данные по быкам соответствуют действительности».
«О великий Юпитер, какая незаслуженная обида! Прошу вас, уважаемый цензор, пройти в мой семейный tablinum. Сейчас я найду диптих, в котором записываются быки… вот он, этот диптих… Пожалуйста, убедитесь сами: у меня имеется четыре быка».
«Ну и где они?»
«В поле, дорогой цензор, конечно же, в поле… Но при малейшем сомнении с вашей стороны я могу пригнать их в стойло. Это займет пару часов, не более».
«Не нужно, я вам верю».
Учет собственного капитала в Древнем Риме случился не потому, что кто-то очень башковитый ни с того ни с сего придумал особо передовую методологию. Нет – будь двойная методология изобретена в иных условиях, она не имела бы на массовое распространение ни малейшего шанса! Изобретение двойной записи произошло по той причине, что простому римскому обывателю было удобно записывать собственный капитал в качестве самостоятельного объекта, наряду с реальным имуществом, на навощенную дощечку – ни по чему больше.
Это сердцевина моих рассуждений – то самое, чего не объясняет ни один из историков, придерживающихся гипотезы зарождения двойной записи в Древнем Риме, или в феодальной Италии, или любой другой гипотезы. Ну хорошо, двойная запись зародилась, а почему именно там? и почему именно она? Да потому – отвечаю я, – что именно в Древнем Риме сложились уникальные политико-экономические условия: домашняя бухгалтерия, сальдовый учет и угроза внезапной проверки общего имущественного итога, что сделало методологически выгодной регистрацию собственного капитала в качестве самостоятельного объекта.
Что произошло с двойной записью дальше?
Римляне начали использовать папирусные и пергаментные кодексы книг. Позднее в Европу проникла бумага – информационный носитель, широко используемый по сию пору, – что позволило субъектам учета вести полноценный приходо-расходный учет. При приходо-расходном учете необходимость в учете капитала в качестве самостоятельного объекта отпала, поэтому двойная запись должна была утерять для римлян всякую актуальность… тем не менее К (капитал) продолжал, в качестве самостоятельного объекта, учитываться!
Почему так произошло? Историческая загадка.
Казус сохранения учета собственного капитала в условиях приходо-расходного учета можно объяснить только устоявшейся традицией, привычкой по совершении хозяйственной операции править данные на двух диптихах, но никак не на одном. Если взамен убывшего поступал другой объект, исправлению подлежали записи об этих двух объектах; если же операция было некомпенсируемой, невзаимообразной, подлежал исправлению также итог – диптих с данными о капитале. Привычка править при одной операции сразу несколько объектов настолько въелась в плоть и кровь римлян, что они не смогли отказаться от нее в новых условиях.
Цензы отменили, и римский учет домашнего имущества канул в небытие. Однако он сохранился у купцов и менял (аргентариев и трапедзитов), для которых учетное дело оставалось делом совершенно необходимым и естественным. Появление новых информационных носителей изменило учетные технологии, раздвинуло границы, но приученные за несколько веков торговцы сохранили ненужный уже, оставшийся от таблично-сальдового учета методологический прием в качестве безвредного и необременительного (на тот момент) атавизма. Тут, в конце XV в., на авансцену истории вышел Лука Пачоли, догадавшийся поместить методику купеческих записей в математический трактат, тем обессмертивший свое имя.
Такая вот гипотеза о происхождении двойной бухгалтерской записи – не более фантастическая, чем другие, и столь же непроверяемая.
Я ко всем ним – к своей гипотезе и к другим гипотезам тоже, – отношусь не слишком серьезно и вообще руководствуюсь в данном вопросе мнением, которое Николай Васильевич Гоголь высказал в «Мертвых душах»:
«Сперва ученый… начинает робко, умеренно, начинает самым смиренным запросом: не оттуда ли? не из того ли угла получила имя такая-то страна? или: не принадлежит ли этот документ к другому, позднейшему времени? или: не нужно ли под этим народом разуметь вот какой народ? Цитирует немедленно тех и других древних писателей и чуть только видит какой-нибудь намек или, просто, показалось ему намеком, уж он получает рысь и бодрится, разговаривает с древними писателями запросто, задает им запросы и сам даже отвечает на них, позабывая вовсе о том, что начал робким предположением; ему уже кажется, что он это видит, что это ясно – и рассуждение заключено словами: так это вот как было, так вот какой народ нужно разуметь, так вот с какой точки нужно смотреть на предмет! Потом во всеуслышанье с кафедры, – и новооткрытая истина пошла гулять по свету, набирая себе последователей и поклонников».

>
Мамина карьера

Один из дней жизни рядового бухгалтера

Помню тот день, когда мне предстояло провести инвентаризацию в цехах (их было 2) и на складах. Что это такое и как делать? Оказалось все достаточно просто – нужно было сверять позиции в отчетах с их

фактическим наличием, а то, что требовалось взвесить – взвешивали. Как проводить инвентаризацию бывает иногда полезно! Начинаешь понимать, какие процессы и результаты стоят за цифрами. Заодно посмотрела со стороны, как трудятся рабочие. Узнала, как выглядят алюминиевые профиля, шины и что такое белый электрокорунд (это абразивный материал, который образуется путем сжигания глинозема в индукционных печах). Я не могла сначала понять, почему подшучивают надо мной по поводу того, что я пришла с шариковой ручкой, а оказалось – где есть корунд, ручки перестают писать. Поэтому знающие люди ходят с карандашами 🙂 .

Когда закончила подведение итогов инвентаризации, приступила за создание и выставление счетов контрагентам (фирмам, которые с нами сотрудничали), сверила по банковским выпискам, какие счета уже оплачены. После была отгрузка готовой продукции. От нас (от бухгалтерии) требовалось оформить все необходимые документы (расходную накладную на отгрузку товара, налоговую накладную). А когда ставало чуть посвободней, мне, как Золушке, было поручено проверить отчеты по материалам за энное количество лет, дабы выявить, когда пошло несоответствие в фактическом количестве и номенклатуре материалов. В общем, скучать было некогда!

Какие я вижу минусы в профессии бухгалтера

Как и у каждой профессии, тут тоже хватает своих минусов. Здесь для качественной и хорошей работы недопустим человеческий фактор – забыла, не заметила, невнимательно разнесла цифры. А я просто не знаю таких людей, которые НИКОГДА не ошибаются. Своеобразную монотонность, однообразность действий, также можно отнести к минусам профессии. Стрессы от проверок контролирующих органов, горящие отчеты – тоже не придают бодрости. Высокая степень ответственности, которая проявляется в том, что в случае недостач, ты рискуешь своими деньгами. А сколько доводится задерживаться на работе? Особенно если квартальный или годовой отчет на носу!

Надеюсь, что я вас не сильно загрузила информацией о профессии бухгалтера. Я просто постаралась раскрыть, что значит для меня профессия бухгалтер, описание которой провела через призму своего виденья. Лично я не жалею, что на моем жизненном пути встретилась такая работа, после которой остался хороший опыт и четкая самоорганизация.

Раскрою один секрет: я там давно уже не работаю, так как перешла на работу в банк, но это уже совсем другая история 🙂 .

Елена Ворбьева

Рассказ о профессии — Бухгалтер

В начале 90-х наша страна перешла на рыночную экономику, и с геометрической прогрессией стало расти число частных компаний, в каждом из которых был нужен тот, кто бы мог вести бухгалтерию. К тому же, это стало законным требованием. С того времени и по сей день бухгалтер — одна из самых популярных и востребованных профессий.

Как это называется?

Само название профессии «бухгалтер» известно еще со средних веков и дословно переводится с немецкого языка как «держатель книги». Он вел записи доходов и расходов в огромном «бухе», который содержал тогда информацию обо всех расчетах и балансах, о налогах, о состоянии материальных и человеческих ресурсов, о клиентах и даже о производительности работников.

Представителей этого ремесла в России называли счетоводами, эту работу или ее части выполняли также управляющие, приказчики, конторские служащие торгового предприятия и пр.

Веками бухгалтеры пользовались уважением и почестями, т. к. входили в ближайшее окружение руководителя, пользуясь их исключительным доверием. К слову, средневековый бухгалтер при королевском дворе по статусу приравнивался к современному министру финансов.

И сегодня — это второй человек в организации, заведующий движением денег, выплатой зарплат, оплатой счетов, отчетностью и пр. А поскольку он — главный представитель предприятия, взаимодействующий с налоговой службой — то он еще и «государственный человек», следующий законам и финансовой дисциплине.

Что делает бухгалтер?

По большому счету основной функционал бухгалтера — учет и перемещение денежных и материальных средств и составление отчётов об их количестве и состоянии.

Бухгалтер ведет внутреннюю и внешнюю отчётности. Первая важна руководству компании (например, генеральному и финансовому директорам), а вторая — о выплате налогов и иных платежей в бюджет страны — отправляется в соответствующие государственные надзорные органы.

Бухгалтер ведет баланс — отражает доходы и расходы в форме так называемой двойной записи: одна запись фиксирует дебет (активы и все то, что приносит деньги, например, доходы, кредиты), другая — кредит (пассивы — то, что «уводит» деньги из организации, например, зарплата, долги). При каждой операции эти две записи делаются одновременно, так как изменение в одной из них влечет изменение другой.

Специалисты бухгалтерии работают по расписанию: в первую очередь, они начисляют и переводят налоги, платежи и взносы в госбюджет, во вторую — рассчитывают и выплачивают заработную плату. Эти даты жестко определены и контролируются законом.

Одни специалисты бухгалтерии специализируются на сборе первичной отёчности о затратах и доходах (счетах, чеках и пр.), другие — на расчете заработной платы и выплатах работникам, третьи — на учете материальных средств. В зависимости от масштаба деятельности предприятия специализация бывает довольно мелкой: бухгалтер или даже целое подразделение может, например, заниматься только учетом больничных листов или только табелями рабочего времени.

Иногда бухгалтеру приходится прибегать и к навыку убеждения. Например, в случае, когда необходимо убедить руководителя (зачастую не знакомого с законодательной базой) в неправомерности одних платежей и переводов, и необходимости других.

Какими качествами он должен обладать?

Интересно, что в этой профессии произошел «гендерный переворот». Если всего несколько десятилетий назад бухгалтерами были исключительно мужчины (нередко в виду недоступности образования для женщин), то теперь подавляющее большинство бухгалтеров — женщины. Мужчины полностью уступили этот фронт работ дамам, и вот почему.

Деньги требуют счёт, счёт правильный и аккуратный, а также точное ведение двойной записи, поэтому на репутацию бухгалтера и успешность его работы влияют в основном два важных критерия: точность и усидчивость. Первый реализуется аккуратностью расчётов и правильным ведением записи, второй — устойчивости к рутине (постоянные действия над числами/реквизитами не отличаются разнообразием).

Второй фактор успешности — устойчивость к рутине — важнейшая компетенция. Она связана с психологическим синдромом «усталость оператора»: однообразные операции приводят к усталости аппарата восприятия и притуплению внимания, что порождает ошибки. Так, оператор видеонаблюдения или оператор энергетической установки, неотрывно смотрящий на экран или приборы, перестает замечать изменения показателей через несколько минут, и это — частая причина происшествий.

Сегодня общепризнанным считается, что в аккуратности и внимательности кроется преимущество женщин на этом поприще. Много ли вы назовёте мужчин, вяжущих крючком или спицами?

В нашу цифровую эпоху бухгалтерия отказалась от ведения бумажных книг и журналов. Теперь весь учёт хранится в файлах и базах данных. Хотя в любой компьютерной системе учета ресурсов предприятия сохранилось понятие главной книги. Таким образом, бухгалтеру необходимо хорошо владеть всем необходимым для работы программным инструментарием. Навыки в этой области сегодня оказывают огромный вклад в общую квалификацию специалиста.

Дополнительно бухгалтер обязан быть в курсе актуального законодательства, следить за его изменениями — ведь эти знания и регламентируют его правильные действия. И эта сфера сегодня хорошо организована — от наличия бухгалтерских сообществ, где они могут обмениваться опытом, до обучения, организуемого налоговыми органами.

Где этому научиться?

Бухгалтерскому делу можно научиться на экономических факультетах вузов, в специализированных колледжах и даже на курсах, приводить наименование которых не имеет смысла — их много в каждом городе из-за массовости и востребованности этой профессии.

Учебная программа состоит в основном из изучения законодательной базы, освоения баланса и проводок, планов счетов и пр., а также освоения прикладного программного обеспечения.

Как делается карьера в этой профессии?

Младшая позиция в этой профессии — помощник бухгалтера, младший бухгалтер и пр. Как правило, это специалист на механической работе, типа заведения первичной документации в бухгалтерскую программу.

Бухгалтеру поручают ведение участка по расчётам, например, учет материальных средств, учет малоценных и быстроизнашивающихся предметов, учет труда и расчет заработной платы, касса и пр.

Старшие специалисты и заместители главного бухгалтера могут возглавлять соответствующие подразделения.

А главный бухгалтер — он один, он руководит бухгалтерией. Это синоним начальника подразделения «бухгалтерия».

Не каждый бухгалтер стремится стать главбухом, чувствуя себя комфортно в своей должности с привычным кругом ответственности. Ведь глава бухгалтерии, обладая правом подписи, несет всю ответственность перед предприятием и государством за правильность отражения хозяйственно-финансовой деятельности во внутренней и внешней отчетности.

Вместе с тем, существует и «боковая ветвь» карьерной траектории бухгалтера — переход в финансовую службу на должности аналитиков, казначеев, специалистов по бюджету, а главбуха — на позицию финансового директора. Но это уже совсем другая история.

А можно ли обойтись без бухгалтера?

Есть два решения.

Первое — предприятие нанимает организацию, оказывающую бухгалтерские услуги. И тогда бухгалтер становится специалистом, оказывающим сервис со всеми присущими для этого компетенциями: способность подстроиться под нужды заказчика, продумать как оптимально сформировать план счетов, дотошно и компетентно проверить бухгалтерскую и налоговую историю предприятия и пр.

Во втором случае — гендиректор сам выполняет роль главбуха, прибегая к помощи бухгалтерских программам и «облачных» сервисов. Это идеальная форма для директоров небольших предприятий и индивидуальных предпринимателей. Программы и сервисы рассчитают налоги и платежи, напомнят о необходимости делать выплаты, переведут деньги и сформируют необходимые отчеты и декларации.

Этот тренд развития бухгалтерии указывает на то, что профессия бухгалтера трансформируется, превращаясь в разновидность IT-профессионалов. Так, появился крупный пласт программистов, специализирующийся на бухгалтерских знаниях: они отслеживают изменения в законодательстве, в налоговых и бюджетных правилах, вносят изменения в программы, добавляют необходимые модули и пр.

Если вас завораживают цифры, и при этом вы готовы усидчиво и кропотливо читать «бух», и если это чтение разворачивает перед вами драматическую картину жизни организации, действия его директора, состояние персонала и отношение клиентов, то ваше место в бухгалтерии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *