Договор о посредничестве

Содержание

Тема 11. СРОКИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ И ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Вопросы по теме

1. Понятие, исчисление и виды сроков в гражданском праве.

2. Сроки осуществления гражданских прав:

2.1. Сроки существования гражданских прав.

2.2. Пресекательные сроки.

2.3. Претензионные сроки.

2.4. Гарантийные сроки.

3. Сроки исполнения гражданских обязанностей.

4. Сроки исковой давности:

4.1. Понятие срока исковой давности.

4.2. Общий и специальные сроки исковой давности.

4.3. Начало течения срока исковой давности.

4.4. Приостановление, перерыв и восстановление срока исковой дав­ности.

4.5. Последствия истечения срока исковой давности.

4.6. Требования, на которые исковая давность не распространяется.

Нормативный материал

1.ГК. Главы 11, 12.

2. АПК. Глава 12.

3. ГПК. Глава 9.

4. Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. Ст. 5, 12, 16-23//СЗРФ. 1996.№З.Ст. 140; 1999. № 51. Ст. 6287.

5. Закон РФ «О связи» от 20 января 1995 г. Ст. 37-38 // СЗ РФ. 1995. № 8. Ст. 600; 1999. № 2. Ст. 235; № 29. Ст. 3697.

6. Транспортный устав железных дорог Российской Федерации от 8 января 1998 г. Глава VII // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 218.

7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 фев­раля 1995 г. «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1995. №5.

Литература

1. Грибанов В.П. Сроки в гражданском праве. М., 1967.

2. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских пр 2-е изд. М., 1992.

3. Кириллова М.Я. Исковая давность. М., 1966.

4. Крашенинников Е.А. Понятие и предмет исковой давности. Ярославль, 1997.

5. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954.

6. Рясенцев В.А. Начало течения сроков исковой давности и их восста­новление // Советская юстиция. 1981. № 5. С. 25-27.

7. Толстой Ю.К. Исковая давность. Правоведение. 1992. № 4.

Задачи

1-е занятие

2 июня Елагина приобрела в универмаге зимние сапоги. Спустя не­сколько дней к ней пришла в гости подруга и убедила ее в том, что сапоги такого фасона уже выходят из моды и ей следует купить более подходя­щую пару. 18 июня Елагина пришла в универмаг и попросила обменять купленные сапоги на другую модель. Однако работники универмага отка­зались это сделать, сославшись на пропуск Елагиной установленного За­коном РФ «О защите прав потребителей» 14-дневного срока. Елагина на­стаивала на своих требованиях, указывая, что: а) 16 и 17 июня универмаг был закрыт в связи с выходными днями; б) 12 июня был государственный праздник; в) в период с 8 по 15 июня она была больна, что подтверждает­ся больничным листом. Кроме того, по ее мнению, о пропуске срока в данном случае вообще говорить не приходится, так как исчисление соот­ветствующего срока должно начинаться со времени наступления зимнего сезона.

Кто прав в данном споре? Изменится ли решение задачи, если Елаги­на обратилась бы в универмаг соответственно 15 или 19 июня?

Акционерное общество, владеющее ночным клубом, подало в Патент­ное ведомство РФ заявку на регистрацию словесного знака обслуживания по классу 41 «Образование и развлечение». Патентное ведомство отказа­ло в выдаче свидетельства, сославшись на то, что подобный знак уже за­регистрирован на имя торговой фирмы по всем имеющимся классам това­ров и услуг.

В возражении, поданном в Апелляционную палату Патентного ведом­ства, АО указало на то, что хотя торговая фирма и зарегистрировала за собой данное обозначение по всем классам Международной классифика-

ции товаров и услуг (МКТУ), фактически оно используется фирмой лишь в торговой деятельности. Тем самым фирма, по мнению АО, в соответст­вии со ст. 22 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наи­менованиях мест происхождения товаров» утратила права на знак приме­нительно к другим классам товаров и услуг.

Какое решение должно быть принято Апелляционной палатой Па­тентного ведомства?

Завод торгового оборудования предъявил к Октябрьской железной до­роге иск о возмещении стоимости утраченного груза. В отзыве на иск же­лезная дорога указала на несоблюдение истцом претензионного порядка разрешения споров. Завод отозвал иск из арбитражного суда и предъявил железной дороге претензию. Дорога отклонила претензию со ссылкой на пропуск заводом срока на ее предъявление. Завод вновь направил иск в арбитражный суд.

В ходе судебного заседания представитель железной дороги, не отри­цая факта утраты груза, заявил, что иск подлежит отклонению в связи с нарушением истцом установленного законом срока для предъявления претензий. Представитель завода, напротив, настаивал на удовлетворении иска, поскольку, по его мнению, в соответствии со ст. 797 ГК претензия к железной дороге могла быть предъявлена в любое время, если при этом истец успевает уложиться в годичный срок, установленный для предъяв­ления иска (с учетом 30-дневного срока, предоставленного для ответа на претензию).

Как должен поступить арбитражный суд? Каково юридическое зна­чение претензионного срока?

Согласно заключенному договору закупочно-посредническая фирма поставила торговому предприятию партию маргарина, который оказался с истекшим сроком реализации. Торговое предприятие забраковало партию и предъявило фирме претензию о возврате перечисленных в качестве предоплаты средств, а также об уплате предусмотренной договором не­устойки.

Фирма претензию отклонила, сославшись на пропуск торговым пред­приятием срока для предъявления претензии, который был определен до­говором в 10 дней.

Торговое предприятие обратилось с иском в арбитражный суд. В отзы­ве на исковое заявление фирма просила арбитражный суд отказать в ис­ке, указав в качестве аргумента не только на нарушение торговым предприятием согласованного сторонами порядка предъявления претен-

зий, но также и на пропуск истцом срока исковой давности, который был определен сторонами в 30 дней.

По мнению фирмы, иск торгового предприятия необоснован и по су­ществу, поскольку истечение срока реализации маргарина само по себе еще не доказывает некачественности поставленного товара.

Кто прав в этом споре? Какое решение следует принять арбитраж­ному суду?

В результате аварии отопительной системы в квартире Самохина при­чинен существенный вред имуществу как самого Самохина, так и прожи­вающих внизу соседей. Как показала экспертиза, причиной аварии послу­жила некачественная проварка сварных швов труб центрального отопле­ния, проведенная ремонтно-строительной фирмой в ходе «евроремонта» квартиры Самохина три с половиной года назад.

Соседи потребовали от Самохина возместить причиненный им ущерб. Самохин сделать это отказался и предложил соседям вместе с ним предъ­явить иск о возмещении причиненного вреда к ремонтно-строительной фирме на основании ст. 1095 ГК. Юрист, к которому они обратились за помощью в составлении искового заявления, выразил сомнение в успехе дела, так как с момента ремонта прошло, по его мнению, уже слишком много времени. Кроме того, в ст. 1097 ГК говорится о возмещении вреда, возникшего в течение срока годности товара (работы, услуги), а на ре­зультаты ремонтно-строительных работ сроки годности не устанавлива­ются.

Имеются ли основания для подобных сомнений? Какие различия суще­ствуют между сроками годности и сроками службы?

Гусев заключил договор о приобретении автомашины, приняв на себя! обязательство оплатить ее стоимость в течение трех дней. Имея в Сбер-1 банке соответствующую сумму на своем счете, Гусев был уверен в тпм! что сумеет получить ее в любой момент, поэтому он не возражал пр< включения в договор купли-продажи условия об уплате пени в размер 5% от цены покупки за каждый день просрочки оплаты.

Когда через день Гусев явился за деньгами, работники отделения Сбербанка, в котором у Гусева был открыт счет, сообщили ему, что день ги в такой крупной сумме он сможет получить не раньше, чем в следуй щую среду, т.е. через 6 дней. При этом Гусеву было указано на вывешен^ ное на стене объявление, гласившее, что крупные суммы заказываются клиентами не позднее чем за три дня. Однако в ближайшие дни Сбербанк будет закрыт в связи с выходными и праздничными днями.

Так и не получив до среды денег, Гусев допустил просрочку в оплате

82 «*

приобретенной автомашины на 4 дня, за что был вынужден доплатить 20% ее стоимости.

Считая виновником понесенного им ущерба Сбербанк, Гусев обратил­ся в юридическую консультацию за советом относительно защиты своих имущественных интересов.

Какой совет необходимо дать Гусеву?

2-занятие

Между Киселевым и Артеменко 14 сентября 1994 г. был заключен до­говор купли-продажи автомашины. По договоренности сторон Артеменко уплатил лишь половину обусловленной цены, а в отношении второй по­ловины выдал Киселеву заемную расписку с обязательством погасить долг не позднее 31 декабря 1994 г. с начислением 10% годовых на сумму долга. В указанный срок деньги возвращены не были. В феврале 1995 г. Киселев тяжело заболел и 20 февраля 1995 г. скоропостижно скончался.

Вступившая в наследственные права дочь Киселева, Шубина, прожи­вала в другом городе и ничего о долге не знала. Лишь в июле 1997 г., раз­бирая бумаги отца, она случайно обнаружила заемную расписку и потребовала от Артеменко возврата долга. Артеменко возвратить долг от­казался, заявив, что в купленной им у Киселева автомашине уже через ме­сяц после ее эксплуатации выявились существенные дефекты, которые не |,- были оговорены Киселевым.

15 января 1998 г. Шубина предъявила в суде иск о взыскании с Арте­менко суммы долга. В своем отзыве на иск Артеменко просил суд откло­нить иск по причине пропуска истицей срока исковой давности, а также ввиду необоснованности иска по существу в связи с обнаружившимися недостатками автомашины.

Подлежит ли удовлетворению заявленный Шубиной иск? Насколько обоснованы аргументы Артеменко?

Скворцов получил в наследство от своего деда коллекцию старинных икон, состоящую на государственном учете как памятник истории и куль­туры. Не понимая истинной ценности коллекции, Скворцов обменял не­сколько икон на импортный музыкальный центр, предоставленный ему Фрумкиным. Через полтора года музыкальный центр вышел из строя из-за производственного дефекта. Скворцов потребовал от Фрумкина либо заменить бракованный товар, либо вернуть иконы.

Фрумкин отказался сделать и то, и другое, заявив, что в выявившихся недостатках музыкального центра виновен не он, а изготовитель. Что же

касается икон, то он давно перепродал их известному коллекционеру с большой выгодой для себя, так как они оказались очень ценными.

Скворцов обратился к знакомому юристу за разъяснениями о возмож­ностях защиты своих прав.

Дайте соответствующую консультацию, обратив внимание на сроки, в течение которых могут быть заявлены те или иные требования.

Крылов одолжил у Вороновой значительную сумму денег с обязатель­ством возвратить долг не позднее 15 августа 1994г. В указанный срок деньги возвращены не были. Вместо денег Крылов выдал Вороновой но­вую расписку, по которой обязался выплатить Вороновой сумму, увели­ченную на 50%, не позднее 1 декабря 1994 г.

В ноябре 1994 г. Крылов был призван на действительную военную службу, которую проходил в отдаленном пограничном гарнизоне. После демобилизации в ноябре 1996 г. Крылов домой не возвратился, поселив­шись в приморском городе, где устроился на работу в пароходство.

Узнав у родственников Крылова его адрес, Воронова направила ему письмо с напоминанием о долге, но ответа не получила. 20 января 1998 г. Воронова обратилась в суд с иском о взыскании с Крылова суммы долга. Крылов иска не признал, сославшись на пропуск Вороновой срока иско­вой давности. Воронова считала, что давность не истекла, так как, по ее мнению, время службы Крылова в армии не должно засчитываться в срок исковой давности. Кроме того, Воронова представила суду медицинские документы, подтверждающие, что в течение двух месяцев, в период с 3 сентября по 5 ноября 1997 г., она Находилась на излечении в больнице.

Кто прав в этом споре? Изменится ли решение задачи, если бы Крылов ответил на письмо Вороновой и пообещал возвратить долг к ка­кому-либо новому сроку?

Акционерное общество продало полному товариществу партию строительных материалов. При заключении договора товарищество пол­ностью оплатило стоимость материалов, однако фактически получило от АО лишь часть из них, так как остальные предложенные материалы ока­зались непригодными и товарищество отказалось их принять. В последу­ющем, с промежутком в несколько месяцев, АО по просьбе товарищества выдавало последнему небольшие партии материалов в счет исполнения заключенного договора, однако в целом договор так и остался почти на­половину невыполненным. С учетом того, что АО перепрофилировалось и перестало заниматься стройматериалами, товарищество потребовало от него погашения задолженности. АО отказалось это сделать, заявив, что с момента заключения договора прошло уже три года и два месяца, поэто-

му исковая давность истекла. Товарищество обратилось с иском в арбит­ражный суд.

Какое решение должно быть принято по делу?

Груздев по просьбе своего знакомого Савельева предоставил ему во временное пользование свою автомашину, оформив соответствующую доверенность. Стороны договорились, что машина будет возвращена Груздеву по его первому требованию. 16 мая 1995 г. Груздев в письмен­ной форме потребовал от Савельева возврата машины, однако через два дня Груздев трагически погиб. Его жена знала о том, что машина не возвращена Савельевым, но соответствующих требований не заявила. 20 мая 1998 г. Савельев по собственной инициативе возвратил машину Груз­девой, но через несколько дней заявил, что сделал это по ошибке, так как не знал, что исковая давность уже истекла. На этом основании он просил Груздеву передать ему машину, так как в противном случае он истребует ее через суд. Груздева выполнить просьбу Савельева отказалась.

В чью пользу будет решен спор, если дело будет передано на расс­мотрение суда?

Между Изотовым и Крыловым, владельцами соседних домов, сложи­лись неприязненные отношения. Первоначально причиной конфликта по­служило строительство Изотовым в непосредственной близости от дома Крылова блока хозяйственных построек, в одной из которых Изотов, вый­дя на пенсию, стал разводить поросят. Из-за постоянного запаха, исходив­шего оттуда, Крылов лишился всех дачников, которые традиционно арен­довали у него часть дома в летний период.

Желая досадить Изотову, Крылов высадил вдоль границы своего уча­стка густорастущие деревья, которые по мере роста стали все больше за­слонять участок Изотова от солнечного света. Изотов потребовал спилить деревья, так как из-за них существенно страдают его огородные посадки.

Поскольку решить спор миром не удалось, Изотов обратился с иском в суд. В судебном заседании Крылов заявил, что готов спилить деревья, но лишь при условии, что Изотов перенесет хлев в глубь своего участка. Суд удовлетворил иск Изотова, а требование Крылова, оформленное в качест­ве встречного иска, отклонил, сославшись на пропуск Крыловым исковой давности.

Правильно ли решение суда?

Правовое поле посреднических договоров

Посреднические договоры – это группа договоров, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ), в соответствии с условиями которых одна сторона обязуется совершить в интересах другой стороны какие-либо действия, как правило, сделки.

Типы посреднических договоров

Договор комиссии

В соответствии со ст. 990 ГК РФ по договору комиссии одна сторона (комиссионер) по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение всегда совершает сделки от своего имени, но за счет комитента.

Права и обязанности по сделкам, осуществленным комиссионером с третьими лицами, возникают у комиссионера.

Договор поручения

По договору поручения одна сторона (поверенный) всегда совершает определенные юридические действия от имени и за счет другой стороны (доверителя). Права и обязанности по сделке, совершенные поверенным, непосредственно возникают у доверителя (ст. 971 ГК РФ).

Агентский договор

Согласно ст. 1005 ГК РФ одна сторона (агент) совершает юридические или иные действия по поручению другой стороны (принципала) и за его счет как от своего имени, так и от имени принципала.

В рамках агентского договора права и обязанности сторон по сделкам, совершенным агентом с третьими лицами, зависят от того, от чьего имени выступает агент.

Несмотря на то, что все посреднические договоры обладают специфичными признаками, которые позволяют рассматривать их как самостоятельные гражданско-правовые сделки, у них есть общие характерные черты.

  1. Все вышеперечисленные виды договоров являются возмездными. Договор поручения может быть безвозмездным, но только в случае, когда это закреплено в самом договоре.
  2. Посредник всегда действует в интересах заказчика и за его счет.
  3. Право собственности на реализуемые товары, впрочем, как и на все поступления, никогда не переходит к посреднику. Полученное им от третьих лиц является собственностью заказчика и подлежит передаче последнему.
  4. Расчеты между заказчиком и третьими лицами могут производиться как непосредственно с участием посредника, так и без него.

Особенности в налогообложении посреднических договоров

Особенностью при налогообложении посреднических договоров является то, что все денежные средства и иное имущество, поступившее посреднику (в том числе на возмещение произведенных им затрат), не признаются его доходом, подлежащим налогообложению.

Доходом посредника является лишь сумма его вознаграждения, которая подлежит налогообложению налога на прибыль (подп. 9 п. 1 ст. 251 НК РФ), НДС (п. 1 ст. 156 НК РФ), а также подпадает под УСН (гл. 26.2 НК РФ). Эта норма широко используется посредниками в предпринимательской деятельности при осуществлении операций (в т.ч. по реализации) с «чужими» товарами (работами, услугами).

Иными словами, при исчислении у посредника налога на прибыль, НДС, при применении УСН учитывается только сумма вознаграждения, а не вся сумма денежных средств, поступившая на их счет в рамках исполнения договора. Тогда как в договорах на оказание услуг, поставки, купли-продажи налог на прибыль, НДС, применение УСН следует исчислять со всего размера денежных средств, поступивших на их счет в качестве исполнения соответствующих договорных обязательств.

Посреднические договоры очень привлекательны с позиций налогообложения. А специфика договорной природы посредничества сделала возможным построение налоговых схем на их основе.

Завышение цен с помощью посреднических договоров

Одной из распространенных налоговых схем является ситуация, при которой комитент (принципал), приобретая необходимые ему ресурсы через посредника, завышает тем самым свои расходы и налоговые вычеты «входного» НДС. В такой ситуации можно столкнуться со следующей претензией налоговых органов: налогоплательщик создал схему движения товара в целях искусственного его удорожания через посредников, уплачивающих НДС только со своих посреднических вознаграждений.

Можно привести простой пример. Арендатор арендует часть имущества непосредственно у собственника, а другую часть арендует через посредника. На самом деле собственником является посредник. Предположим, что затраты на имущество для собственника составляют 100 руб., арендатор платит арендную плату через посредника в размере 130 руб. Посредник осуществляет деятельность за вознаграждение. Для того чтобы у него арендовали имущество по 130 руб., он приобретает его по 120 руб. При отсутствии в этой схеме посредника собственник мог установить арендную плату в размере 125 руб. и имел бы больший размер дохода, а арендатор – меньшую сумму расходов. Мы видим экономически выгодную ситуацию для обоих.

Но наличие посредника в схеме позволяет собственнику снизить свою налоговую нагрузку, а арендатору – увеличить расходы, принимаемые для целей налогообложения, тем самым позволяя им платить меньшую сумму налога на прибыль, а также НДС.

Последствия

Налогоплательщику следует быть готовым к вопросу проверяющих органов о том, почему договор заключен не напрямую, а через посредника.

Аргументом в такой ситуации может служить эксклюзивность договора собственника и посредника, когда собственник работает только через посредника по определенному имуществу и отсутствует возможность приобрести имущество напрямую у собственника. Но эти нюансы должны быть оговорены в договоре на посреднические услуги. А в случае необходимости придется объяснять экономическую выгоду подобной сделки.

Сокращение дохода и применение УСН

Данная схема с использованием посреднических договоров предполагает сохранить право на использование упрощенной системы налогообложения при фактическом превышении установленных для ее применения лимитов (выручки от реализации, стоимости ОС и др.).

Преимущества применения УСН известны. Организация и индивидуальный предприниматель, использующие этот специальный режим налогообложения, освобождаются от ряда налогов (прибыль, налог на имущество), не признаются налогоплательщиком НДС, в упрощенном виде осуществляют порядок ведения налогового учета и сдачу отчетности, могут не вести бухгалтерский учет (кроме ОС и НМА), а также имеют ряд других преимуществ.

Но существует проблема в установленных ограничениях спецрежима, соблюдение которых является необходимым условием его применения. Одним из самых существенных является ограничение по доходам, при превышении которого налогоплательщику грозит потеря права использования УСН и перехода на общий режим налогообложения.

Обойти эту проблему можно, если использовать посреднический договор, превратившись из продавца в посредника.

Иными словами, возникает схема, выглядит она довольно просто. Налогоплательщик, применяющий УСН, создает одну или несколько подконтрольных организаций­»однодневок», которые формально становятся продавцами товаров, привлекающими к продаже посредников. Посреднические договоры фирмы­»однодневки» заключают с «упрощенцем», выступающим в роли посредника. Он продолжает реализовывать товары третьим лицам в том же порядке, как это производилось ранее, до заключения соответствующих посреднических договоров, но теперь как бы в интересах своих комитентов (принципалов, доверителей).

В данном случае выручкой от реализации являются не все денежные средства, поступающие от реализации товаров (работ, услуг), а только часть – вознаграждение посредника. В результате сохраняется право на применение «упрощенки», поскольку сумма дохода налогоплательщика становится существенно ниже той суммы, которая была бы получена при отсутствие такого формального посредничества.

Организатору схемы грозит, что контролирующими органами он будет признан единым юридическим лицом вместе со своими контрагентами, имеющими единую деловую цель и единые интересы. В этом случае все полученные доходы от реализации будут признаны доходами посредника, в результате чего будет превышен их допустимый размер, установленный п. 4 ст. 346.13 НК РФ. Тогда для расчета недоплаченных налогов будут применены нормы, регулирующие общий режим налогообложения, предусмотренные главами 21 «Налог на добавленную стоимость», 25 «Налог на прибыль» НК РФ, а также применены меры для взимания пеней и штрафов.

Примером описанной ситуации может служить постановление ФАС Поволжского округа от 27.02.2010 г. по делу № А65-17085/2009.

Организация занималась составлением проектно-сметной документации. Вместо заключения прямых договоров с клиентами, налогоплательщик решил действовать как агент в интересах двух организаций с применением специального режима УСН. Он не включал сумму поступлений от реализации товаров в доход, не считая небольшой суммы агентского вознаграждения. Налоговые органы посчитали данные договоры формальными и включили полную стоимость оказанных услуг в доход организации.

В ходе судебного процесса было выяснено, что организации-принципалы являются подставными фирмами и реально никаких услуг не оказывали, осуществляя лишь перевод денег налогоплательщика на указанные им счета, которые потом обналичивались, и за это получали мизерное вознаграждение.

На основании данных фактов судом было признано законным решение налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности в связи с неправомерным невключением в доход значительных сумм, занижение налоговой базы по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН. Кроме того, были установлены неисчисление и неуплата значительных сумм НДС.

Посреднические договоры также используются в холдинговых структурах с применением трансфертных схем. Рассмотрим подробнее.

Взаимозависимость. Трансфертные цены

Трансфертное ценообразование – это реализация товаров или услуг в рамках группы связанных между собой лиц (холдинговых структур) по ценам, отличным от рыночных.

Но здесь есть свои особенности.

Понятие «взаимозависимых лиц» дано в ст. 20 НК РФ. Оно означает физических лиц или организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

В этой связи следует помнить о требованиях, изложенных в ст. 40 НК РФ, где дается перечень случаев, когда налоговым органам дано право проверять правильность применения цен по сделкам.

Одним из них является ситуация заключения сделок, в том числе посреднических, между взаимозависимыми лицами, каковыми являются компании холдинга.

Экономическая эффективность использования трансфертного ценообразования ограничена 20% (подп. 4 п. 2 ст. 40 НК РФ), что, разумеется, не может быть интересно.

Обратим внимание на сами трансфертные цены

Выбор метода трансфертного ценообразования осуществляется на основе поставленных задач.

Существуют три основных метода разработки трансфертных цен, которые могут быть использованы в целях расчета между взаимозависимыми компаниями:

  1. Метод сопоставимой неконтролируемой цены.
    Цены устанавливаются на основе:
    • прейскурантных цен на аналогичные или похожие услуги на рынке этих услуг;
    • прейскурантных цен на такие же услуги, оказываемые внешним заказчикам (в случае если оказываются услуги и внутренним, и внешним заказчикам).

    В этом методе важен вопрос контроля отклонения цен более чем на 20% от цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг).

  2. Метод цены перепродажи.
    Этот метод применяется в посреднических договорах.
    На его основе производится расчет цены товара, когда тот передается перепродавцу (посреднику). Для этого уменьшается цена перепродажи на величину наценки, представляющей собой сумму, за счет которой перепродавец хотел бы покрыть свои издержки и получить соответствующую прибыль.
    Метод применяется, когда перед продажей взаимозависимой стороне осуществляется передача товаров между взаимозависимыми сторонами. Недостатком является то, что существуют риски субъективной компенсации издержек для получения соответствующей прибыли.
    При данном методе особо пристально надо следить за соблюдением положений статьи 40 НК РФ (об этом говорилось выше). И это является слабой стороной применения метода цены перепродажи.
  3. Метод «затраты плюс прибыль».
    При этом методе для определения рыночной цены учитывают прямые и косвенные затраты исполнителя услуг и к ним прибавляют наценку, обычную для данной сферы деятельности.

Использование трансфертных цен обусловлено причинами:

  • перераспределения финансовых ресурсов в рамках холдинга. Как правило, это концентрация финансовых ресурсов в одном центре прибыли с целью дальнейшего их перераспределения в соответствии с потребностями холдинга;
  • использования трансфертного ценообразования для оптимизации налогообложения. Этот результат достигается, если центр прибыли пользуется возможными налоговыми льготами, что позволяет снизить налоговую нагрузку на холдинг в целом.

Налоговые органы обычно обращают внимание на вторую причину использования трансфертных цен.

Примером может служить вывод Конституционного Суда РФ в п. 3 мотивировочной части постановления от 27.05.2003 г. № 9-П: «В случаях, когда законом предусматриваются те или иные льготы, освобождающие от уплаты налогов или позволяющие снизить сумму налоговых платежей, применительно к соответствующим категориям налогоплательщиков, обязанность платить законно установленные налоги предполагает необходимость их уплаты лишь в той части, на которую льготы не распространяются, и именно в этой части на таких налогоплательщиков возлагается ответственность за неуплату законно установленных налогов.

Следовательно, недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые хоть и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно – оптимального вида платежа».

Данный вывод суда очень важен, так как именно он подтверждает, что оптимизация налоговых платежей, в том числе с применением посреднических договоров, с соответствующими ценами по сделкам, – конституционное право налогоплательщика.

Налоговые риски

Налоговые органы зачастую рассматривают налогоплательщиков, применяющих различные налоговые схемы, в качестве недобросовестных.

Хотелось бы обратить внимание читателя на постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53).

В нем Высший Арбитражный Суд дополнил понятие недобросовестного налогоплательщика новым термином – «необоснованная налоговая выгода».

Так, под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Данное определение применяется инспекцией и к посредническим сделкам.

Сами по себе действия налогоплательщика по получению налоговой выгоды правомерны и обоснованны.

В Постановлении № 53 отмечается, что когда налогоплательщик представляет в налоговый орган все надлежащим образом оформленные документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах в целях получения налоговой выгоды, то это является достаточным основанием для ее получения при условии, что налоговым органом не доказаны недостоверность, противоречивость неполнота сведений, содержащихся в этих документах.

В данной связи интересно постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2010 г. № 09АП-20679/2010-АК по делу № А40-16146/10-107-59.

В нем рассматривается ситуация, когда Общество в соответствии с условиями договоров поручало Агенту за вознаграждение совершать юридические и фактические действия, в том числе заключать от собственного имени договоры с поставщиками продукции, а Общество брало обязательство принять и оплатить услуги Агента.

По мнению налоговых органов, расходы, связанные с поставкой материально-технических ресурсов, осуществлявшиеся в рамках агентских договоров с Обществом, являлись экономически необоснованными и документально не подтвержденными.

В обоснование своего довода налоговики ссылались на следующее.

Общество преднамеренно организовало хозяйственные взаимоотношения при приобретении оборудования путем искусственного вовлечения в цепочку лиц посредников, не имеющих отношения к приобретению и поставке оборудования, что повлекло получение Обществом необоснованной налоговый выгоды в виде неправомерно принятых к вычету сумм НДС; общество закупало оборудование по цене значительно выше цены оборудования, предлагаемой производителями этого оборудования, из чего сделан вывод о том, что указанное оборудование могло быть закуплено напрямую у производителей.

Суд указал, что утверждение налогового органа о том, что общество преднамеренно организовало хозяйственные взаимоотношения при приобретений оборудования путем искусственного вовлечения в цепочку лиц посредников, не имеющих отношения к приобретению и поставке оборудования, не может быть принято во внимание.

Ведь в решении налоговый орган подробно описывал данные отдельно по каждой организации. Ни одна из организаций не являлась и не является контрагентом общества. Кроме того, эти организации, как указано в решении, подтвердили данный факт, что свидетельствует об отсутствии связей между Обществом и этими организациями.

Доказательств осведомленности общества о преднамеренной организации хозяйственных взаимоотношений между поставщиками оборудования налоговым органом в нарушение пункта 2 Постановления № 53 не представлено.

Суд пришел к выводу, что доводы налогового органа о том, что реализация оборудования в адрес Общества осуществлялась по завышенным ценам, не соответствует фактическим обстоятельствам. И, как следствие, вывод налогового органа о неправомерном применении вычетов по НДС по расходам, связанным с поставкой материально-технических ресурсов, документально не подтвержден.

Еще одним интересным примером получения налогоплательщиком обоснованной налоговой выгоды может служить постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.12.2009 г. по делу № А28-1068/2009-25/33.

По мнению налоговых органов, Общество получило необоснованную налоговую выгоду в виде возмещения НДС из бюджета, занижения налоговой базы по прибыли вследствие завышения расходов на приобретение сырья и материалов, связанных с производством продукции, в результате участия Общества в искусственной цепочке поставщиков (посредников).

Суд сослался на положения Постановление № 53. Он отметил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Суд пришел к выводу, что представленные Обществом документы подтверждают приобретение товаров и оплату их стоимости. Счета-фактуры соответствуют требованиям Налогового кодекса. Расходы, понесенные обществом, являются обоснованными и документально подтвержденными. Доводы Инспекции о возможности влияния должностных лиц на принятие решений носят предположительный характер. Правильность применения цен в соответствии со статьей 40 НК РФ Инспекция не проверяла. Доказательств, что цены по приобретению спорного сырья и материалов, Инспекцией не представлено.

Что же может служить оправданием для применения посреднических договоров?

Подсказка кроется в том же Постановлении № 53.

В нем, в пункте 5, дан перечень некоторых обстоятельств, которые могут свидетельствовать о необоснованной налоговой выгоде:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг. Примером может служить отсутствие у налогоплательщика транспорта и документов, подтверждающих перевозку груза;
  • отсутствие необходимых условий для соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств. Примером в данном случае является оказание услуг по хранению груза при отсутствии склада;
  • учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуются совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
    Такая ситуация может возникнуть, например, если закупка товара производится посредником у поставщика, который не проводил операций в рассматриваемый отчетный (налоговый) период.

В то же время в пункте 6 Постановления № 53 прямо сказано, что обстоятельства взаимозависимости участников сделки, использование посредников при осуществлении хозяйственных операций сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода также может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не использующими своих налоговых обязательств.

К примеру, обратимся к постановлению ФАС Центрального округа от 19.04.2010 г. по делу № А09-8429/2008.

Налоговая инспекция предъявила претензии в недостоверности сведений о хозяйственных операциях, содержащихся в представленных налогоплательщиком счетах-фактурах для обоснования права на применение налоговых вычетов по приобретенному молоку, в том числе о сумме НДС. Причиной являлось приобретение молока у сельхозпроизводителей, являющихся плательщиками единого сельскохозяйственного налога, и предпринимателей, находящихся на упрощенной системе налогообложения.

Кроме того, ею также было указано на использование Обществом искусственно созданной цепочки фирм-посредников в целях получения неправомерной налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета сумм НДС: отсутствие разумной, экономически обоснованной деловой цели во взаимоотношениях с поставщиками.

Признавая недействительным решение инспекции, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности инспекцией обстоятельств, положенных в основу решения.

Опираясь на положения пункта 6 Постановления № 53, суд сделал вывод о недоказательности инспекцией фиктивности сделок Общества с поставщиками.

Доводы инспекции не находят достаточного подтверждения в материалах дела, поскольку налоговым органом не опровергнуты факты приобретения спорных объемов сырого молока, оплаты и использования его налогоплательщиком в производственной деятельности.

Суд указал, что налоговый орган не представил суду надлежащих доказательств того, что заявитель действовал противоправно, в заключенных сделках отсутствовала разумная экономическая цель.

Признаны несостоятельными доводы налогового органа о том, что поставщики Общества не имеют имущества, ограничиваются малой численностью работников, не выполняют обязанности по уплате налогов с оборота по реализации молока.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из вышеуказанных в пункте 5 Постановления № 53 обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика.

Суд пришел к выводу, что представленные Обществом документы в совокупности подтверждают реальность совершенных в рамках договоров с поставщиками хозяйственных операций, действительное исполнение договоров обеими сторонами, приобретенное сырье (молоко) отражено в учете налогоплательщика должным образом и использовано в производственной деятельности организации.

За примером можно обратиться и к постановлению ФАС Северо-Западного округа от 26.10.2009 г. по делу № А56-15244/2007.

Инспекция считала, что Обществом получена необоснованная налоговая выгода путем уменьшения налогооблагаемой прибыли вследствие увеличения материальных расходов на разницу между ценой поставки тароупаковочных материалов по притворным сделкам, заключенным с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств, и фактической ценой поставки этих материалов, установленной изготовителями. По мнению налогового органа, в результате приобретения товаров не у товаропроизводителя, а через цепочку посредников Общество получило необоснованную налоговую выгоду, занизив налоговую базу по налогу на прибыль и завысив налоговые вычеты по НДС.

Суд пришел к выводу, что представленные Инспекцией доказательства не свидетельствуют об экономической неопределенности Обществом расходов на приобретение тароупаковочных материалов, а использование в спорных сделках посредников не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды.

Общество выполнило предусмотренные налоговым законодательством условия для предъявления к возмещению НДС, уплаченного поставщикам. Инспекция не располагает доказательством недостоверности первичных документов либо направленности деятельности Общества исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды за счет возмещения НДС из бюджета.

Ссылка налогового органа на то, что контрагенты не перечислили налог в бюджет, не может служить основанием для отказа Обществу в праве на включение в состав налоговых вычетов НДС, фактически уплаченного поставщикам.

Из приведенных примеров видно, что налогоплательщик действительно может отстоять свою позицию. Для этого ему требуется доказать реальность совершенных сделок с применением посреднических договоров, обосновать их оправдательными документами, которые должным образом будут иметь отражение в учете его хозяйственной деятельности и, как следствие, защитят его от нападок проверяющих органов.

Подрядчик привлек третье лицо (субподрядчика) к исполнению государственного контракта. Государственный заказчик нарушает свои обязательства по государственному контракту.
Какую ответственность в этом случае несёт подрядчик перед субподрядчиком? Является ли договор субподряда, заключаемый в рамках привлечения третьих лиц к исполнению государственного контракта, договором присоединения?

23 ноября 2012

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Генеральный подрядчик по государственному контракту на выполнение подрядных работ несет ответственность за исполнение своих обязательств перед субподрядчиками самостоятельно и не может быть от нее освобождён по причине неисполнения государственным заказчиком обязательств перед ним.
Договор субподряда может являться договором присоединения, если подрядчик принял решение сформулировать его условия в стандартной форме, допускает его заключение только на условиях согласия субподрядчиков с существенными условиями этой формы и будет исполнять это решение.

Обоснование вывода:
Прежде отметим, что в соответствии с п. 1 ст. 706 ГК РФ, если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков). В этом случае подрядчик выступает в роли генерального подрядчика. Отсюда видно, что договор подряда не является отдельным видом договора — это просто договор подряда, заключенный с целью исполнения другого договора подряда.
При этом согласно п. 3 ст. 706 ГК РФ генеральный подрядчик несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком в соответствии с правилами п. 1 ст. 313 и ст. 403 ГК РФ, а перед субподрядчиком — ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда. Пункт 1 ст. 313 ГК РФ закрепляет возможность возложения исполнения обязательства на третье лицо, а ст. 403 ГК РФ указывает, что должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.
Данные нормы следует воспринимать в общем контексте норм Гражданского кодекса РФ об обязательствах и договорах. Из любого договора, как указывает п. 2 ст. 307 ГК РФ, возникают обязательства, в каждом из которых стороны договора являются должником и кредитором по отношению друг к другу (п. 1 ст. 307, п. 2 ст. 308 ГК РФ). При этом обязательство в соответствии с п. 3 ст. 308 ГК РФ не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). В случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства.
Таким образом, договоры «генерального» подряда и субподряда являются двумя отдельными договорами, каждый из которых порождает обязательства между разными лицами: заказчиком и подрядчиком и между подрядчиком и субподрядчиком соответственно. И даже если заказчик и субподрядчик взаимодействуют, например субподрядчик сдает работы напрямую заказчику и (или) заказчик напрямую оплачивает эти работы, то только в силу их договоров с генеральным подрядчиком, который отвечает перед каждым из них за действия другого как третьего лица. Тот же п. 3 ст. 706 ГК РФ прямо указывает, что, если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком.
Соответственно, обязательства генерального подрядчика перед субподрядчиком, в том числе по оплате выполненных работ, должны исполняться независимо от исполнения заказчиком обязательств (включая оплату работ) перед генеральным подрядчиком (смотрите также п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51). Поэтому условие договора субподряда, по которому исполнение обязательств генерального подрядчика ставиться в зависимость от исполнения соответствующего обязательства заказчиком, ничтожно в силу ст. 168 ГК РФ как противоречащее закону (смотрите, например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 20 февраля 2006 г. N Ф04-456/2006(19806-А81-24), ФАС Северо-Кавказского округа от 8 февраля 2007 г. N Ф08-7002/06).
Вышесказанное безусловно применимо и к государственному контракту на выполнение подрядных работ и договору субподряду, заключенному для его исполнения. Ведь Федеральный закон от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 94-ФЗ) применяется при размещении заказов, то есть при выборе поставщиков, подрядчиков, исполнителей и заключении с ними контрактов (договоров) (ст. 5 указанного Закона), государственными и муниципальными заказчиками, а также бюджетными учреждениями (ч. 2 ст. 1, ч. 1 ст. 4 Закона N 94-ФЗ). К договорам, заключаемым поставщиками, подрядчиками, исполнителями, не являющимися государственными или муниципальными заказчиками, бюджетными учреждениями, для обеспечения исполнения заключенных с ними контрактов (договоров), его требования не применяются. Соответственно, нормы Закона N 94-ФЗ применяются к договору субподряда, только если сам подрядчик является государственным или муниципальным заказчиком либо бюджетным учреждением и только в силу того, что его заключение в этом случае также будет являться размещением заказа. Взаимоотношения заказчика, подрядчика и субподрядчика Законом N 94-ФЗ, в принципе, не регулируются.
Относительно отнесения договора субподряда к договорам присоединения сообщаем следующее.
Договором присоединения является договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п. 1 ст. 428 ГК РФ). Нормами действующего законодательства не предусмотрен перечень видов договоров или сфер деятельности, в которых может заключаться договор присоединения, не установлено каких-либо условий для их применения. Следовательно, договор присоединения могут применять в любой сфере деятельности в том случае, если хозяйствующий субъект, осуществляющий такую деятельность, примет решение заключать договоры именно на условиях присоединения контрагентов к стандартным условиям таких договоров.
Более того, поскольку законом не установлено иного, любой хозяйствующий также вправе заключать как договоры присоединения, так и «просто договоры», причем в рамках осуществления одной и той же деятельности, вследствие чего возникает вопрос об их разграничении. В связи с этим следует вспомнить, что при заключении договора присоединения одна из сторон присоединяется к нему, не влияя на его условия. Соответственно, стандартная форма договора присоединения должна содержать все существенные условия договора, которые должны приниматься второй стороной целиком, разногласия при заключении договора по его условиям невозможны (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2011 г. N 11АП-13207/2010).
Следовательно, признание конкретного договора договором присоединения зависит не только от его отнесения хозяйствующим субъектом к договорам, заключаемым по стандартным формам на условиях присоединения, но и от фактического соблюдения этого порядка в каждом конкретном случае.
Таким образом, договор подряда (субподряда) может являться договором присоединения, если заказчик (генеральный подрядчик) принял решение изложить его условия в стандартной форме и допускает его заключение только на условиях согласия субподрядчиков с существенными условиями этой формы без разногласий.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Коробейников Евгений

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Серков Аркадий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *