Дебет 62 кредит 91

Бухгалтерский учет купли продажи

Операции по договору купли-продажи (поставки) в бухгалтерском учете осуществляются следующим образом:

  • если продажа указанного товара является обычным видом деятельности продавца, то доход, полученный от продажи товара, является выручкой от реализации и отражается на счете 90 «Продажи»;
  • если продажа данного товара носит разовый характер и не является обычным видом деятельности, то доход, полученный от продажи товара, является операционным доходом и отражается на счете 91 «Прочие доходы и расходы».

Бухгалтерский учет у продавца

В бухгалтерском учете продавца (поставщика) делаются записи:

Дебет 62 Кредит 90, 91 – Отражена выручка от продажи товаров (продукции, имущества) на момент перехода права собственности;

Дебет 90, 91 Кредит 68 – Отражен НДС, подлежащий уплате в бюджет;

Дебет 90, 91 Кредит 41 (43, 10, 01) – Списана себестоимость отгруженных товаров (продукции, имущества);

Дебет 51 Кредит 62 – Погашена задолженность покупателя по оплате продукции.

Если при исполнении договора купли-продажи (поставки) выручка от продажи определенное время не может быть принята в бухгалтерском учете (например, при переходе права собственности к покупателю при полной оплате товара), применяется счет 45 «Товары отгруженные»:

Дебет 45 Кредит 41 (40, 43) – Отгружен товар (готовая продукция) продавцом (поставщиком);

Дебет 62 Кредит 90, 91 — Отражена задолженность покупателей за реализованные товары (продукцию);

Дебет 51 Кредит 62 – Отражено поступление денежных средств по договору купли-продажи (поставки);

Дебет 90, 91, Кредит 45 – Списана себестоимость отгруженных товаров (отпущенной продукции), по которой в соответствии с действующим порядком (по договору) признана выручка.

До тех пор, пока право собственности на товар (продукцию) не перейдет к покупателю, он должен учитывать полученные товары (продукцию) на забалансовом счете 002 «Товарно-материальные ценности, принятые на ответственное хранение»:

Дебет 002 – Приняты товары (продукция) на ответственное хранение.

Как только наступит предусмотренный договором момент перехода права собственности, счет 002 закрывается, а имущество принимается к бухгалтерскому учету на соответствующие счета.

Бухгалтерский учет у покупателя

На основании накладной поставщика (продавца), товар приходуется в зависимости от цели его приобретения:

Дебет 41 (08, 10) Кредит 60 – Отражена задолженность покупателя перед продавцом (поставщиком) товаров.

На основании счета-фактуры продавца (поставщика) выделяется НДС:

Дебет 19 Кредит 60 – Учтен НДС, подлежащий уплате поставщику;

Дебет 60 Кредит 50 (51) – Погашена задолженность перед продавцом (поставщиком).

Бухгалтерский учет розничной купли-продажи

Товары в организациях, занятых торговой деятельностью, отражаются в бухгалтерском балансе по стоимости их приобретения.

Разница между стоимостью приобретения и стоимостью по продажным ценам отражается в бухгалтерской отчетности отдельной статьей.

В бухгалтерском учете надо сделать следующие проводки:

Дебет 41, Кредит 60 — оприходованы товары по ценам поставщика;

Дебет 41 Кредит 42 – Отражена торговая наценка по товарам, оприходованным в организации розничной торговли;

Дебет 50 Кредит 90 – Отражена реализация товаров (основание — чек ККМ);

Дебет 90 Кредит 68 – Начислен НДС;

Дебет 90 Кредит 41 – Списана себестоимость реализованных товаров (по продажной стоимости);

Дебет 90-2 Кредит 42 – Сторнирована торговая наценка по реализованным товарам;

Дебет 90 Кредит 44 – Списаны издержки обращения.

Бухгалтерский учет организацией товаров по продажным ценам:

Дебет 50 Кредит 90 – Отражена реализация товаров (основание — чек ККМ);

Дебет 90 Кредит 68 – Начислен НДС;

Дебет 90 Кредит 41 – Списана себестоимость реализованных товаров (по покупной стоимости);

Дебет 90 Кредит 44 – Списаны издержки обращения.

С этим шаблоном часто используют:

  • Договор купли продажи авто несовершеннолетним
  • Договор купли продажи автомобиля аванс
  • Договор купли продажи автомобиля ИП у физ лица
  • Договор купли продажи автомобиля у частного лица
  • Бланк договора купли продажи МТЗ 82

Популярные документы и процедуры:

  • Доверенность в прокуратуру
  • Доверенность в службу судебных приставов
  • Лицензионный договор (исключительная лицензия)
  • Приказ о составлении номенклатуры дел
  • Образец договора на организацию питания сотрудников

Прощение долга

Не менее интересным представляется вопрос о правовой природе прощения долга. Как мы уже отмечали, конструкция этого способа прекращения обязательств претерпела значительные изменения в гражданском праве России.

На первый взгляд кажется, что прощение долга не представляет особой правовой сложности и заключается в том, что кредитор по определенным причинам отказывается получить эквивалент в обмен на исполненную обязанность по двустороннему договору. Прощение долга может возникнуть и из одностороннего обязательства, когда должник, изначально обязуется предоставить какое-либо благо, ничего не требуя взамен, а впоследствии кредитор позволяет должнику не исполнять обязанности последнего.

Между тем проблема определения сущности прощения долга вызывала и вызывает в цивилистике самые противоречивые суждения.

Основная дискуссия развернулась вокруг вопроса о правовой природе данного способа прекращения обязательства, а также его соотношения с договором дарения.

Итак, что представляет собой прощение долга: соглашение кредитора и должника или одностороннюю сделку? Интересно заметить: уже в дореволюционной литературе само словосочетание «прощение долга» зачастую подменяется «соглашением о прекращении обязательства»*(11). Тем самым подчеркивалась договорная природа этого института.

Были однако и юристы, допускавшие конструкцию одностороннего прощения долга.

Так, Д.И. Мейер писал: «Веритель… действует односторонне или по соглашению с должником» в случае, когда имеет место «отступление верителя от требования удовлетворения по обязательству»*(12). К.Н. Анненков занимал еще более жесткую позицию: «…отречение верителя от его права требования… имеет значение одностороннего волеизъявления, долженствующего иметь действие как основание прекращения или уменьшения обязательства и без согласия на это должника»*(13).

Тем не менее после революции конструкция прощения долга как двустороннего обязательства оказалась более востребованной. В ГК РСФСР 1922 г. «соглашение» называется одним из способов прекращения обязательства*(14). Как отмечалось в литературе того времени, такое соглашение и выполняло функцию прощения долга: «прекращение обязательства соглашением сторон? имеет место, например, в тех случаях, когда стороны соглашаются прекратить обязательственные отношения, освободив должника от исполнения»*(15). Можно утверждать, что в советской доктрине взгляд на прощение долга как на соглашение разделялся практически всеми учеными, что было предопределено позицией законодателя по данному вопросу.

Наконец ГК РСФСР 1964 г. в принципе не содержал института прощения долга*(16), и можно говорить о временном исчезновении данной конструкции.

Перейдем к рассматриваемому институту с позиции современного законодательства. В действующем ГК РФ закреплено следующее положение: «Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора» (ст.415 ГК РФ).

Требуется ли соглашение при прощении долга и можно ли простить должника без его согласия? Сразу оговоримся, что в силу принципа свободы договоров стороны могут по собственному усмотрению устанавливать различные правоотношения, не противоречащие действующему законодательству. Следовательно, ничто не мешает кредитору и должнику договориться о прекращении обязательства прощением долга.

Нас в данном случае больше интересует позиция законодателя. Если в случае с отступным и новацией в ГК РФ прямо определена договорная природа соответствующих способов прекращения обязательства, то по отношению к прощению долга, закон не содержит термина «соглашение» или «договор».

В современной юридической литературе, посвященной прекращению обязательств вообще и прощению долга, в частности, существуют противоположные точки зрения по поводу природы указанного института.

Так, по мнению А. Эрделевского, «есть достаточные основания для того, чтобы считать прощение долга двусторонней сделкой»*(17). Остановимся на позиции этого цивилиста более подробно. Вывод о двусторонней природе прощения долга ученый делает исходя из буквального толкования п.2 ст.154 ГК РФ, согласно которой «односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны». Поскольку прощение долга прямо не названо односторонней сделкой, то, по мнению автора, данный способ прекращения обязательств следует причислить к сделке многосторонней, «в связи с чем для ее совершения необходимо достижение соглашения между кредитором и должником».

Думается, оснований для столь категоричного вывода недостаточно. При определении правовой природы института, буквальное толкование отдельно взятой нормы не всегда может привести к правильному решению аналитической задачи. Односторонней сделкой является такое действие, для которого необходимо и достаточно волеизъявление одной стороны. Именно в этом состоит ее суть. В силу диспозитивности гражданского права, сделок, в основе которых лежит одностороннее волеизъявление, может быть неограниченное количество независимо от того, причисляет их закон к этой категории или нет. Разумеется, эти сделки не должны противоречить закону, нарушать права и интересы других лиц и т.д.

Примечательно, что А. Эрделевский допускает существование прощения долга как двустороннего договора. Таким образом, на стороне должника, по мнению данного ученого, могут быть и права. Так, автор указывает на возможность существования возмездного прощения долга: «освобождение кредитором должника от обязанности вовсе не всегда оказывается безвозмездным». В качестве примера приводится обязанность должника уплатить кредитору 1000 руб., которая трансформируется в обязательство по уплате 500 руб*(18).

Такую динамику договорных правоотношений, по нашему мнению, квалифицировать как «возмездное прощение долга» не следует. В данном случае речь может идти о частичном прощении долга (500 рублей), об отступном, о новации, но никак не о «возмездности» прощения. Данное положение представляется вполне очевидным: слово «прощение» не подразумевает какого-либо имущественного эквивалента.

Представляется, что отнесение приведенной динамики договора к какому-либо из рассматриваемых способов прекращения обязательств зависит от условий соглашения между кредитором и должником. В литературе никем не оспаривается, что предмет договора (имеются в виду вещи) определяется двумя составляющими: наименованием и количеством.

Деньги в силу ст.128 ГК РФ признаются вещами. Общепринято относить деньги к вещам, определенным родовыми признаками. Таким образом, в случае, когда по воле кредитора вместо обязательства по уплате 1000 руб. у должника возникает обязанность уплатить 500 руб., речь может идти об изменении предмета обязательства, так как количество вещей, определенных родовыми признаками, изменено. Если подходить с такой позиции к этому вопросу, то речь будет идти либо о новации, либо об отступном (в зависимости от момента возникновения прав и обязанностей сторон). Возможно рассмотрение ситуации и под другим углом зрения: кредитор прощает должнику долг в сумме 500 руб. Еще раз подчеркнем, что говорить о возмездном прощении кредитором 500 руб. здесь не следует.

В цивилистике существует противоположная точка зрения по поводу природы прощения долга. Многие современные ученые предпочитают рассматривать указанный институт как одностороннюю сделку*(19). Эта позиция нами полностью разделяется. Из текста ГК РФ очевидно, что согласия должника на прощение долга не требуется, так как очевидно, что обязанная сторона, поведение которой презюмируется разумным и добросовестным, будет стремиться избавить себя от лежащей на ней обязанности.

Прощение долга представляет собой наиболее выгодный с экономической точки зрения способ «избавления» от обязанности.

Таким образом, по нашему мнению, прощение долга по своей правовой природе является сделкой, для которой необходимо лишь волеизъявление кредитора. Именно такой вывод позволяют сделать положения ГК РФ. Тем не менее, как мы уже отмечали, в силу принципа свободы договоров, стороны могут заключить соглашение, согласно которому кредитор обязуется простить долг обязанной стороны. В случае заключения такого соглашения прощение долга приобретает характер договора.

Как справедливо отмечается многими цивилистами, соглашение о прощении долга имеет большое сходство с договором дарения, которому посвящена гл.32 ГК РФ*(20).

Не имея возможности подробно рассмотреть позицию некоторых ученых относительно тождества этих институтов*(21), отметим, что она представляется не совсем корректной, и критика, высказанная в ее адрес, достаточно убедительна*(22). Исходя из норм современного гражданского законодательства, в силу того, что прощение долга находится в общей части обязательственного права, а договор дарения один из видов обязательств, говорить о подчинении первого института нормам гл.32 (что неизбежно при отождествлении) было бы не совсем верно.

С нашей точки зрения, договор дарения — это проявление института прощения долга (в форме соглашения), что не дает достаточных оснований говорить о совпадении двух институтов. Однако необходимо отметить, что ни в каком другом виде соглашение о прощении долга не может существовать, так как ГК РФ довольно широко трактует договор дарения. В силу ст.572 дарение представляет собой не только безвозмездную передачу имущества в собственность одаряемого, но и освобождение должника от имущественной обязанности. Последнее по своему объему полностью совпадает с предметом соглашения о прощении долга. Однако, как было сказано, отождествлять эти институты не следует.

А.Б. Бабаев

«Законодательство», N 9, сентябрь 2001 г.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————

*(1) См., напр.: Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. Т. 1. С.452-453; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С.292.

*(2) Как справедливо отмечено в литературе, в понятийном смысле «соглашение» по своему объему шире «договора» (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 1998. С.119-120), однако в данном случае признаем эти понятия полностью совпадающими.

*(3) См., напр.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. Ч.2. С.182184; Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Т. II. М., 1929. С.283.

*(4) Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве Российской Федерации. М., 1999. С.142.

*(5) Шилохвост О.Ю. Указ. соч. С.138-172.

*(6) Там же. С.234.

*(7) Там же. С.234-235.

*(8) Каган Е. Соглашение о новации или соглашение об отступном // ЭЖ-юрист. 1999. N 19. С.3.

*(9) Взгляд на отступное как на альтернативное обязательство справедливо критикует О.Ю. Шилохвост и по другим основаниям (Шилохвост О. Ю. Указ. соч. С.143-144).

*(10) Взгляд на отступное как на реальный договор разделяется, например, авторами комментария к ГК (Комментарий первой части Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под ред. М.И. Брагинского. М., 1995).

*(11) См., напр.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С.300.

*(12) Мейер Д.И. Указ. соч. С.343.

*(13) Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Спб., 1901. С. 465.

*(14) Ст.129 ГК РСФСР 1922 г. (СУ РСФСР. 1922. N 71. Ст.904).

*(15) Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С.407.

*(16) Ведомости ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст.407.

*(17) Эрделевский А. Основания прекращения обязательств // Финансовая газета. Региональный выпуск. 2000. N 5.

*(18) Эрделевский А. Указ. соч.

*(19) Шилохвост О.Ю. О прекращении обязательств прощением долга // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С.364-370.

*(20) См., напр.: Эрделевский А. Прощение долга и договор дарения // Российская юстиция. N 3. 2000.

Прощение долга и договор дарения: проблемные вопросы правоприменения *

<*> Все ссылки на судебные и нормативные акты даются по СПС «КонсультантПлюс».

Матвиенко Светлана Валерьевна, старший юрист-аналитик компании «КонсультантПлюс».

В настоящей статье рассматриваются возникающие в правоприменительной практике проблемные вопросы, связанные с соотношением договора дарения и такого способа прекращения обязательства, как прощение долга. Анализ судебной практики позволил выявить ряд проблем в толковании и применении норм, регулирующих правоотношения, которые вытекают из договора дарения и института прощения долга.

Ключевые слова: договор дарения, прощение долга, безвозмездная сделка, односторонняя сделка, недействительная сделка.

Соотношение института прощения долга и договора дарения на сегодняшний день в судебной практике вызывает огромное количество споров, о единообразном разрешении которых говорить не приходится.

Правовым основанием данной проблемы, как это довольно часто бывает, является достаточно скупое регулирование такого института прекращения обязательства, как прощение долга, и наличие в норме, посвященной договору дарения, упоминания о возможности освобождения лица от лежащей на нем имущественной обязанности в качестве дара.

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к первой стороне или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед первой стороной или перед третьим лицом.

Согласно ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Проблема правоприменения заключается в том, что прекращение обязательства прощением долга между коммерческими организациями не запрещено, в то время как в соответствии с подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает 3000 руб., в отношениях между коммерческими организациями не допускается. Контрагенты, прекращая обязательство прощением долга, подвержены риску признания такой сделки недействительной (ничтожной), поскольку она не соответствует требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ).

Когда возникают споры

Требования о квалификации сделки по прощению долга договором дарения обычно заявляют кредиторы, имеющие материальное требование к должнику. Из анализа судебной практики видно, что требования о признании сделки по прощению долга договором дарения и его ничтожности заявляются как изначально <1>, так и в качестве аргумента в обоснование требований о взыскании задолженности, которую ранее кредитор должнику уже простил <2>. При этом необходимо учитывать, что требование о признании сделки по прощению долга недействительной может быть предъявлено в суд любым заинтересованным лицом (п. 2 ст. 166 ГК РФ), а не только контрагентом. Данное обстоятельство существенно повышает риски сторон при прекращении обязательств соответствующим образом.

<1> См., напр.: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 09.10.2008 по делу N А21-3512/2007, ФАС Московского округа от 26.01.2009 N КГ-А40/11632-08 по делу N А40-24385/08-30-76, А40-24903/08-30-84.
<2> См., напр.: Определение ВАС РФ от 28.02.2011 N ВАС-255/11 по делу N А65-5033/2009-СГ2-20.

В спорах с налоговыми органами типична ситуация, при которой налогоплательщики привлекаются к ответственности за необоснованный, по мнению налоговых органов, учет в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, убытков, связанных с прощением долга <3>.

<3> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 15.07.2010 N 2833/10 по делу N А82-7247/2008-99.

Отличие договора дарения от прощения долга

Для начала необходимо разобраться, в чем же заключается разница между договором дарения и институтом прощения долга. Надо сказать, что судебная практика по данному вопросу не выработала определенной позиции, хотя на сегодняшний день принят ряд ключевых судебных актов высших судебных инстанций.

Так, в соответствии с правовой позицией, содержащейся в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК РФ, подп. 4 п. 1 которой не допускает дарение в отношениях между коммерческими организациями. Аналогичной позиции со ссылкой на указанное информационное письмо придерживаются суды и в других судебных актах <4>.

<4> См.: Определения ВАС РФ от 16.02.2010 N ВАС-15955/09 по делу N А65-5053/2009-СГ3-33, от 26.03.2010 N ВАС-3616/10 по делу N А56-59421/2008; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.10.2008 по делу N А21-3512/2007.

Таким образом, судебные инстанции исходят из того, что сделка по прощению долга не является априори безвозмездной. Однако из самого содержания статьи, посвященной прощению долга, не следует необходимость какого-либо встречного предоставления со стороны должника, в связи с чем возникает вопрос о том, какие обстоятельства позволяют судам квалифицировать отношения сторон по прощению долга в качестве возмездных.

Исходя из анализа судебной практики можно сказать, что об отсутствии намерения кредитора одарить должника могут свидетельствовать действия по прощению долга на основании мирового соглашения, направленного на реальное погашение долга, но в меньшем размере <5>, аналогичные действия, но совершенные во внесудебном порядке <6>, а также взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по другому обязательству между теми же лицами <7>.

<5> См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 15.07.2010 N 2833/10 по делу N А82-7247/2008-99.
<6> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.10.2008 по делу N А21-3512/2007.
<7> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.12.2011 по делу N А46-5477/2011.

Следует отметить, что судебная практика достаточно непоследовательна в вопросе квалификации прощения долга в качестве возмездной или безвозмездной сделки.

Правовая позиция, согласно которой прощение долга является безвозмездной сделкой, основана, как правило, на буквальном прочтении ст. 415 ГК РФ. Из содержания данной нормы, по мнению некоторых судов, не следует, что прощение долга обусловлено неким встречным предоставлением со стороны должника <8>.

<8> См.: Определение ВАС РФ от 11.08.2011 N ВАС-10276/11 по делу N А67-5830/2010; Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 21.05.2009 по делу N А63-9238/2008-С4-37, ФАС Центрального округа от 15.11.2007 по делу N А54-125/2007-С13.

Действия, свидетельствующие (не свидетельствующие) о прощении долга

Итак, для того, чтобы обезопасить компанию от возможных негативных последствий признания сделки по прощению долга недействительной (ничтожной), необходимо понимать то, какие действия в судебной практике квалифицируются в качестве прощения долга, а какие нет.

На сегодняшний день судебная практика единообразна в том, что прощение долга предполагает наличие четко выраженного волеизъявления кредитора освободить должника от исполнения гражданско-правовой обязанности. Оно может быть совершено как путем объявления в однозначной форме кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в части <9>. Умолчание о судьбе обязательства не может рассматриваться как юридический факт <10>.

<9> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.09.2006 N Ф08-4319/2006 по делу N А20-654/2005.
<10> См.: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 10.05.2011 по делу N А56-79216/2009, от 31.08.2009 по делу N А13-1465/2009.

Анализ судебной практики позволяет выделять ряд действий, которые не квалифицируются судами в качестве прощения долга.

  1. Выставление счетов на оплату в меньшем размере, чем это установлено соглашением сторон, не свидетельствует о прощении долга в оставшейся части <11>.

<11> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.08.2010 по делу N А31-9052/2009.

Соглашение сторон о выплате кредитору определенной суммы без указания на прощение оставшейся части не свидетельствует о прощении долга <12>.

<12> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.09.2009 по делу N А39-1176/2009.

Указание в соглашении о расторжении договора на прекращение его действия в полном объеме, в том числе в части неисполненных обязательств, не свидетельствует о прекращении спорного обязательства путем прощения долга <13>.

<13> См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.11.2011 N Ф03-5113/2011 по делу N А73-3679/2011.

  1. Направление письма судебному приставу-исполнителю о прекращении исполнительного производства не свидетельствует о частичном прощении задолженности <14>.

<14> См.: Постановление ФАС Московского округа от 17.10.2011 по делу N А41-9386/11.

Таким образом, необходимо помнить, что только активные действия, направленные на освобождение должника от обязанности, могут свидетельствовать о прощении долга. Доказательствами, которыми должник может обосновать прекращение обязательства в связи с его прощением кредитором, может быть, в частности, письмо об отсутствии претензий, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязанности, письмо о прощении долга.

Можно ли простить будущие долги?

Исходя из смысла ст. 415 ГК РФ следует, что прощение долга считается состоявшимся при определении предмета сделки, т.е. размера прощаемой задолженности, если предмет сделки определяется в денежном выражении. Аналогичной правовой позиции придерживаются и суды <15>. В связи с этим возникает весьма интересный вопрос о возможности прощения задолженности, определенной на конкретную дату в будущем или ограниченную определенным будущим промежутком времени.

<15> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2007 по делу N А56-21551/2006.

Практика по данному вопросу однозначна. Федеральный арбитражный суд Уральского округа в одном из своих Постановлений указал, что «в момент прощения обязательство должно существовать, поскольку должник освобождает кредитора от его исполнения» <16>.

<16> Постановление ФАС Уральского округа от 27.09.2007 N Ф09-6943/06-С4 по делу N А50-43610/2005-Б.

Волеизъявление кредитора в отношении прощения долга приводит к прекращению обязательства должника по исполнению лежащих на нем обязанностей только применительно к уже возникшему долгу (т.е. обязательству, срок исполнения которого наступил) <17>.

<17> См.: Постановления ФАС Московского округа от 23.09.2011 по делу N А40-98272/10-54-642, от 13.09.2011 по делу N А40-102549/10-54-675.

По данному вопросу весьма примечательна правовая позиция Президиума ВАС РФ. Анализируя обстоятельства дела, в частности соглашение сторон по прекращению обязательств прощением на определенную дату в будущем, Суд указал, что прощение долга считается состоявшимся при определении предмета сделки, т.е. размера прощаемой задолженности, что невозможно, когда стороны договорились о прекращении обязательства на определенную дату в будущем и продолжают его исполнение, вследствие чего сумма задолженности может существенно измениться.

Таким образом, ВАС РФ пришел к выводу о том, что в тексте соглашения речь шла о прекращении обязательства иным способом (соглашением сторон), что не противоречит положениям ст. 407 ГК РФ <18>, которая допускает прекращение обязательства, в том числе по основаниям, предусмотренным договором.

<18> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 19.12.2006 N 11659/06 по делу N А42-422/2005.

Могут ли работники простить задолженность по заработной плате при банкротстве работодателя?

ФАС Дальневосточного округа, рассматривая дело о банкротстве, высказал правовую позицию о невозможности прощения долга работниками должника-работодателя.

Арбитражный суд пришел к выводу о том, что «статья 415 ГК РФ определяет возможность прекращения обязательств, вытекающих из отношений, регулируемых гражданским законодательством, тогда как требования кредиторов второй очереди (требования об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, о выплате выходных пособий) основаны на правоотношениях, подлежащих регулированию нормами Трудового кодекса Российской Федерации.

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений относится принцип обеспечения каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и его семьи, и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (статья 2 ТК РФ).

Согласно статье 9 ТК РФ регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться в том числе путем заключения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров. Однако указанные договоры и соглашения не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права» <19>.

<19> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 20.06.2011 N Ф03-2546/2011 по делу N А59-2551/2005.

Соотношение отказа от иска и прощения долга

В связи с тем что прощение долга признается таковым только тогда, когда оно явно выражает намерение прекратить обязательство, возникает вопрос: возможно ли отказ от иска рассматривать в качестве прощения долга? На него можно дать исключительно отрицательный ответ, основанный на следующих доводах.

В соответствии со ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

По смыслу ч. 2 ст. 49, ч. 1 ст. 150 АПК РФ отказ от иска — это отречение истца от судебной защиты конкретного субъективного права, направленное на прекращение возбужденного истцом процесса. Отказ от иска как одностороннее действие стороны процесса по общему правилу не оказывает влияния на материальные права и обязанности совершающего его лица, исключая случаи, когда лицо прямо заявляет иное. Следовательно, отказ от иска подразумевает утрату истцом права на предъявление в суд тождественного иска, но не всего права требования. При отказе от иска субъективное право истца не может быть осуществлено при помощи принудительной силы государства. Отказ от иска не прекращает обязательства, вытекающие из договора либо закона.

Анализ положений главы 26 ГК РФ в системной связи со ст. 3 этого Кодекса позволяет прийти к выводу о том, что субъективное право прекращается исключительно по основаниям, установленным материальным законодательством. Институт отказа от иска предусмотрен процессуальным законодательством в качестве права, влияющего лишь на процессуальные способности истца, но не влекущего прекращения гражданско-правового обязательства в целом.

Достаточно подробно данный вопрос рассмотрен в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 19.09.2006 N Ф08-4319/2006 по делу N А20-654/2005 при разрешении конкретного дела.

Приведенный выше анализ судебной практики наглядно демонстрирует проблемы в толковании норм, посвященных договору дарения и прощению долга. Такие проблемы возникают не только в части отграничения договора дарения от прощения долга, но и в части квалификации определенных действий в качестве прощения долга.

Также необходимо признать, что, на наш взгляд, редакция ст. 415 ГК РФ, содержащаяся в проекте Федерального закона N 47538-6, не устранит проблем в применении указанной нормы. В данном законопроекте указано на дополнение ст. 415 ГК РФ абз. 2 следующего содержания: «Обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга». Представляется, что предлагаемая редакция ст. 415 ГК РФ не устранит неоднозначности ее толкования и, возможно, даже вызовет в научных кругах еще более оживленную дискуссию по вопросу об отнесении прощения долга к односторонним или многосторонним сделкам.

Оценка и обеспечение качества программ бесплатной юридической помощи
К вопросу об оспаривании в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) действий по уплате (взиманию) налогов и иных обязательных платежей

Прощение долга на УСН: «доходный» переворот (Ермакова Г.)

До сих пор считалось, что «упрощенец», простивший долг своему покупателю, с точки зрения налогообложения наказывает сам себя. Контролирующие органы настаивали на том, что сумму прощенного долга следует включить в состав налогооблагаемых доходов. Однако, судя по всему, в этой части для «упрощенцев» произошли благоприятные изменения.

Начать следует с того, что в соответствии с п. 1 ст. 575 Гражданского кодекса дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает 3000 руб., в отношениях между коммерческими организациями не допускается. При этом по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
В свою очередь, прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности. А стало быть, по сути, прощение долга является разновидностью дарения и поэтому оно должно подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК.
С другой стороны, как указано в п. 3 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса о некоторых основаниях прекращения обязательств, который приведен в Информписьме Президиума ВАС от 21 декабря 2005 г. N 104, отношения кредитора и должника по прощению долга могут быть квалифицированы как дарение, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.

Коммерческий интерес

Таким образом, чтобы прощение долга не было переквалифицировано в договор дарения, необходимо доказать, что целью данного соглашения является отнюдь не желание кредитора просто одарить должника. Об этом, в частности, могут свидетельствовать следующие факты:
— получение кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству с этим же контрагентом;
— обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд (экономия в т.ч. времени, на судебных расходах и т.д.);
— прощается часть долга с той целью, чтобы хоть как-то уменьшить свои потери (окупить расходы).
Отметим, что данные правила должны быть соблюдены всеми коммерческими организациями вне зависимости от применяемого ими режима налогообложения. То есть это касается в том числе и «упрощенцев». В любом случае важно, чтобы из текста самого соглашения о прощении долга можно было понять, почему компании выгоднее простить долг, нежели годами выбивать задолженность из контрагента. Не лишним будет заручиться и расчетами юристов, которые подсчитают и оценят, во что может вылиться взыскание долга с партнера в полном объеме. В противном случае велика вероятность, что подобного рода договоренность будет признана недействительной со всеми, что называется, вытекающими последствиями.

Налоговый «распорядок»

При применении УСН до недавнего времени прощать долги партнерам было с налоговой точки зрения, мягко говоря, совершенно невыгодно. Дело в том, что «упрощенцы» признают доходы «кассовым» методом (п. 1 ст. 346.17 НК). Он состоит в том, что датой получения доходов признается день поступления денежных средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом. Здесь проблемным является уточнение, согласно которому датой признания дохода в том числе признается дата погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом.
В то же время при прощении долга прекращается обязательство должника (покупателя) перед кредитором (поставщиком) от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Это закреплено в п. 1 ст. 415 Гражданского кодекса. А в п. 2 данной нормы сказано, что обязательство в результате прощения долга считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга.
Ну а поскольку получается, что в результате прощения долга обязательство должника считается прекращенным, то есть погашенным, то у кредитора на УСН появляется налогооблагаемый доход в виде суммы прощенного долга.

Пример. Компания на УСН отгрузила в адрес покупателя товар на сумму 500 000 руб. Фактическая себестоимость товара — 350 000 руб. Однако у покупателя возникли серьезные финансовые проблемы. В связи с этим была достигнута договоренность, что его долг по оплате товара будет уменьшен на 100 000 руб. при условии, что он перечислит продавцу 400 000 руб. в течение 7 дней с момента подписания соответствующего соглашения.
Во исполнение указанного соглашения покупатель перечислил в счет оплаты товара 400 000 руб., и в тот же день продавец на УСН направил ему уведомление о прощении долга в размере оставшихся 100 000 руб.
В бухгалтерском учете продавец на УСН делает следующие проводки:
на дату отгрузки товара покупателю:
Дебет 62 Дебет 90-1
— 500 000 руб. — признана выручка от реализации товара;
Дебет 90-2 Кредит 41
— 350 000 руб. — списана фактическая себестоимость товара;
на дату получения платы за товар и направления покупателю уведомления о прощении части долга:
Дебет 51 Кредит 62
— 400 000 руб. — отражено поступление денежных средств за товар от покупателя:
Дебет 91-2 Кредит 62
— 100 000 руб. — сумма прощенного долга отражена в составе прочих расходов.
В налоговом учете доход признается:
в размере 400 000 руб. — на дату поступления платы за товар от покупателя;
в размере 100 000 руб. — на дату направления покупателю уведомления о прощении долга.

Альтернативный подход

Отметим, что аналогичный подход использовал Минфин в Письме от 4 апреля 2016 г. N 03-11-06/2/18810. В нем, правда, рассмотрена ситуация, когда «упрощенец» прощает заимополучателю проценты по договору займа. Финансисты решили, что проценты по договору займа учитываются у заимодавца на УСН в составе внереализационных доходов на дату прощения долга. Основание то же: на указанную дату прекращается (погашается) задолженность заемщика по уплате процентов.
Однако уже в Письме от 31 мая 2016 г. N 03-11-06/2/31354 представители Минфина озвучили новую позицию. И, более того, заменили им упомянутое Письмо от 4 апреля 2016 г. N 03-11-06/2/18810. А новая позиция такова.
При УСН учитываются доходы от реализации товаров (работ, услуг) и внереализационные доходы. При этом датой получения доходов признается день поступления денег на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества, а также погашения задолженности иным способом. А потому при заключении соглашения к договору займа, предусматривающего, что остаток не выплаченных заемщиком процентов не подлежит выплате заимодавцу, данные невыплаченные проценты у организации-заимодавца не учитываются в составе доходов при определении объекта налогообложения по «упрощенному» налогу. Иными словами, чиновники наконец согласились, что неполученный доход в состав налогооблагаемых доходов на УСН не включается, поскольку это идет в разрез с кассовым методом признания доходов.

Как еще можно оформить финансовую помощь

ВАРИАНТ 1. Стороны заключают договор беспроцентного займа. Но впоследствии заимодавец освобождает должника-заемщика от обязанности возвращать долгст. 415 ГК РФ. При этом стороны подписывают двустороннее соглашение о прощении долга. Можно, конечно, выдать и процентный заем, но тогда с добавлением процентов усложнится и учет такого займа. Да и практического смысла в процентном займе нет, ведь изначально все затевается ради оказания финансовой помощи.

ВАРИАНТ 2. Стороны заключают договор купли-продажи и передают по нему имущество, оформив стандартную первичку и счет-фактуру. А затем продавец прощает покупателю долг по оплате этого имущества, подписав с ним двустороннее соглашение.

ВАРИАНТ 3. Возможен еще такой вариант: перечислить аванс в счет будущей поставки товаров, работ, услуг, а затем опять-таки простить долг (в этом случае долг прощает покупатель/заказчик). Для этого потребуется сначала заключить нужный договор (поставки, оказания услуг, выполнения работ), предусматривающий предоплату. Продавец/исполнитель (если он является плательщиком НДС) должен выставить покупателю/заказчику счет-фактуру на полученный аванс, а впоследствии расторгнуть договор и подписать соглашение о прощении долга.

Рассмотрим бухгалтерские и налоговые последствия трех вышеописанных вариантов финансовой помощи для обеих сторон.

Прощение беспроцентного займа

У передающей стороны

Налог на прибыль. Деньги, выданные по договору займа, не учитываются в расходах при расчете налога на прибыльп. 12 ст. 270 НК РФ. Сумма прощенного долга также не будет расходомп. 16 ст. 270 НК РФ; Письма Минфина от 04.04.2012 № 03-03-06/2/34, от 18.03.2011 № 03-03-06/1/147.

НДС. Как предоставление займа, так и прощение долга не влекут для заимодавца каких-либо последствий по НДСподп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ.

Бухгалтерский учет. Выданный организацией беспроцентный заем не может учитываться в составе финансовых вложений, так как не соблюдаются условия п. 2 ПБУ 19/02 (заем не приносит организации дохода в форме процентов). Сумма такого займа учитывается на отдельном субсчете счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами».

Дт Кт
На дату выдачи займа
Выдан беспроцентный денежный заем 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» 51 «Расчетные счета», 50 «Касса»
На дату прощения долга
Прощена задолженность по договору займа 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет «Прочие расходы» 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»

ВЫВОД

У передающей стороны никаких негативных налоговых последствий нет.

У получающей стороны

Налог на прибыль. Сумма полученного займа в доходах не учитываетсяподп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ. Из-за того что заем беспроцентный, внереализационный доход в виде материальной выгоды от экономии на процентах у компании не возникаетПостановление Президиума ВАС от 03.08.2004 № 3009/04; Письма Минфина от 11.05.2012 № 03-03-06/1/239; УФНС по г. Москве от 27.09.2011 № 16-15/093520@.

Денежные средства, остающиеся у заемщика при прощении долга, признаются безвозмездно полученным имуществомп. 2 ст. 248 НК РФ. Соответственно, эта сумма включается в состав внереализационных доходов на дату прощения долгап. 8 ст. 250 НК РФ.

Хотелось бы отметить, что если значительно отсрочить дату прощения долга, то компания сможет сэкономить на налоге на прибыль за счет инфляции.

НДС. Операции по получению займов НДС не облагаютсяподп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ. При прощении долга обязанность начислить НДС у заемщика также не возникает.

Бухгалтерский учет. В учете делаются следующие проводки.

Дт Кт
На дату получения займа
Получен денежный заем 51 «Расчетные счета», 50 «Касса» 66 «Расчеты по краткосрочным кредитам и займам» (срок погашения не превышает 12 месяцев), 67 «Расчеты по долгосрочным кредитам и займам» (срок погашения превышает 12 месяцев)
На дату прощения долга
Прощена задолженность по договору займа 66 «Расчеты по краткосрочным кредитам и займам», 67 «Расчеты по долгосрочным кредитам и займам» 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет «Прочие доходы»

У получающей стороны на дату прощения долга возникает внереализационный доход, который увеличивает налог на прибыль. Последствий по НДС нет.

«Прощенная покупка»

Налог на прибыль. Продавец-кредитор в обычном порядке признает выручку от реализации товарап. 1 ст. 248, п. 1 ст. 249, пп. 1, 3 ст. 271 НК РФ. При прощении долга по оплате переданного имущества у продавца нет оснований корректировать свои налоговые доходы от продажи этого имущества. Однако придется исключить из расходов стоимость бесплатно переданных товаровп. 16 ст. 270 НК РФ.

НДС. Продавец рассчитывает НДС со стоимости имущества в момент его отгрузки, и прощение долга на базу по НДС никак не влияет.

Бухгалтерский учет. На дату реализации товара продавец делает в учете типовые проводки по признанию выручки и списанию стоимости товара. На дату прощения долг признается прочим расходом.

Дт Кт
Сумма прощенного долга признана в составе прочих расходов 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет «Прочие расходы» 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»

Мало того что передающей стороне придется заплатить налог на прибыль и НДС со стоимости переданного имущества, так еще и не получится учесть покупную стоимость товаров в расходах. То есть вариант крайне невыгодный.

Налог на прибыль. При покупке товаров расходы в виде их стоимости (при применении метода начисления) признаются независимо от факта оплатып. 1 ст. 272 НК РФ. На дату прощения долга по оплате приобретенного товара сумма этого долга включается в состав внереализационных доходовп. 18 ст. 250 НК РФ.

НДС. Покупатель после принятия к учету товаров вправе принять сумму входного НДС к вычету при наличии правильно оформленного счета-фактуры и при условии, что приобретенные товары предназначены для использования в облагаемых НДС операцияхп. 2 ст. 171, п. 1 ст. 172 НК РФ. Прощение долга не предполагает восстановления суммы налогового вычетап. 3 ст. 170 НК РФ. Однако споры с налоговиками все-таки могут возникнуть, если они попытаются переквалифицировать прощение долга в дарение и откажут в вычете налога. Основание может быть такое: вычет возможен, только если затраты реальныеОпределение КС от 04.11.2004 № 324-О. А если долг прощается, то такие затраты отсутствуют.

Бухгалтерский учет. При приобретении товаров в учете делаются типовые проводки. На дату прощения долга погашается кредиторская задолженность и признается прочий доход в сумме прощенного долга.

Дт Кт
Признан прочий доход в сумме прощенного долга 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет «Прочие доходы»

Получающей стороне придется начислить и уплатить налог на прибыль с суммы прощенного долга на дату прощения долга. Существует риск споров с налоговиками по восстановлению входного НДС.

«Прощенный аванс»

Налог на прибыль. Покупатель при перечислении предоплаты расход в налоговом учете не признает (при применении метода начисления)п. 14 ст. 270 НК РФ.

Когда прощается долг по этому авансу, фактически имеет место безвозмездная передача денег. Такие затраты не учитываются при расчете налога на прибыльПисьма Минфина от 04.04.2012 № 03-03-06/2/34; ФНС от 21.01.2014 № ГД-4-3/617. Однако, по мнению ВАС, организация-кредитор вправе учесть прощенную часть долга в расходах в качестве убытковПостановление Президиума ВАС от 15.07.2010 № 2833/10.

НДС. Если покупатель на основании счета-фактуры продавца предъявит к вычету сумму НДС, уплаченную по авансу, то при прощении долга у покупателя не будет обязанности восстанавливать входной НДС с аванса, поскольку перечень случаев восстановления НДС является закрытымп. 3 ст. 170 НК РФ. Тем не менее риск отказа в вычете все же существует, так как не выполняются условия для применения вычетов. А именно: аванс должен быть перечислен в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг)п. 12 ст. 171 НК РФ, но по причине прощения долга никаких поставок не будет.

Правда, принимать к вычету НДС с перечисленного аванса вовсе не обязательно. И если вы этого не сделали, то никаких последствий по НДС при прощении долга не будет.

Бухгалтерский учет. Проводки такие.

Дт Кт
На дату перечисления аванса
Отражена сумма аванса, перечисленная поставщику 60, субсчет «Расчеты по авансам выданным» 51 «Расчетный счет»
Отражена сумма НДС, предъявленная к вычету на основании счета-фактуры продавца 68 «Расчеты по налогам и сборам», субсчет «Расчеты по НДС» 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «НДС с авансов выданных»
На дату прощения долга
Сумма выданного аванса, прощенная поставщику, включена в состав прочих расходов 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет «Прочие расходы» 60, субсчет «Расчеты по авансам выданным»
Сумма НДС, предъявленная к налоговому вычету, включена в состав прочих доходов 76, субсчет «НДС с авансов выданных» 91, субсчет «Прочие доходы»

У передающей стороны при налоговой проверке есть риск отказа в вычете НДС с аванса, возможны споры с налоговой по включению прощенного аванса в состав расходов для целей налога на прибыль.

Налог на прибыль. Сумма полученной предоплаты (при применении метода начисления) доходом не признаетсяподп. 1 п. 1 ст. 251 НК РФ. На дату прощения долга сумму аванса продавец включает во внереализационные доходып. 18 ст. 250 НК РФ.

НДС. При получении аванса от покупателя компания должна рассчитать и уплатить в бюджет НДС. Если покупатель простит долг по выданному авансу, то продавец не сможет предъявить к вычету сумму НДС с этого аванса, поскольку отгрузка не состоялась, а предоплата не была возвращена покупателюп. 8 ст. 171, п. 6 ст. 172 НК РФ. При этом учесть в составе внереализационных расходов суммы НДС по полученным авансам без споров с налоговиками тоже вряд ли получитсяПисьмо Минфина от 07.12.2012 № 03-03-06/1/635.

Бухгалтерский учет. Проводки будут такие.

Дт Кт
На дату получения аванса
Отражена сумма аванса, полученная от покупателя 51 «Расчетный счет» 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками», субсчет «Расчеты по авансам полученным»
Отражена сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «НДС с авансов полученных» 68 «Расчеты по налогам и сборам», субсчет «Расчеты по НДС»
На дату прощения долга
Сумма полученного аванса, прощенная покупателем, включена в состав прочих доходов 62, субсчет «Расчеты по авансам полученным» 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет «Прочие доходы»
Сумма НДС, уплаченная с полученного аванса, включена в состав прочих расходов 91, субсчет «Прочие расходы» 76, субсчет «НДС с авансов полученных»

У получающей стороны возникает внереализационный доход по прощенному авансу, увеличивающий базу по налогу на прибыль. Придется начислить и уплатить в бюджет НДС с аванса, который впоследствии нельзя принять к вычету.

***

Если финансовая помощь будет оказываться взаимозависимому лицу, обратите внимание на следующее.

Первый момент. При превышении за год определенной суммы доходов по сделкам между взаимозависимыми компаниями сделки становятся контролируемымист. 105.14 НК РФ. Возможно, суммы «помощи» как раз хватит для того, чтобы сделки между вашими компаниями попали в категорию контролируемых. Тогда о них придется уведомлять налоговуюп. 1 ст. 105.16 НК РФ.

Второй момент. У Минфина есть такие разъяснения: при выдаче беспроцентного займа взаимозависимому лицу заимодавец должен учесть при расчете налога на прибыль неполученные доходы в виде процентов, которые он мог бы получить при выдаче процентного займа невзаимозависимому лицуПисьмо Минфина от 05.10.2012 № 03-01-18/7-137. Судебной практики по этому вопросу пока нет.

Другие статьи журнала «ГЛАВНАЯ КНИГА» на тему «Дебиторка / кредиторка»:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *