Аудиозапись как доказательство

Введение

Средства записи звуковой информации стали неотъемлемой частью нашей повседневной жизни: бытовая видеокамера; автомобильный видеорегистратор; сотовый телефон или телефонный автоответчик с функцией записи разговоров; диктофон; система записи телефонных разговоров с клиентами и т.д. Зачастую мы просто забываем об их существовании и значении, хотя записанные с их помощью фонограммы достойны нашего внимания в не меньшей степени, чем подпись под важным документом.

Закон гласит, что «в качестве доказательств допускаются … аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы», если они содержат «сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела» (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, ст. 77 ГПК РФ; ч. 2 ст. 64 АПК РФ, ч. 2 ст. 89 АПК РФ).

В интернете, специализированных изданиях можно найти немало публикаций (список приводится в конце настоящей статьи), посвященных использованию результатов звукозаписи в качестве доказательства в суде. Но, как правило, статьи написаны юристами и для юристов. Цель данной публикации – объяснить на понятном языке, как правильно, не нарушая законы, записать фонограмму и представить ее в суд, с тем чтобы она была признана доказательством по делу.

Прежде чем перейти к сути, договоримся о терминах. В соответствии с ГОСТ 13699-91 звукозаписью (аудиозаписью) называется процесс записи звуковых сигналов. Соответственно, результатом аудиозаписи является фонограмма. К сожалению, законодатели не обращают внимание на подобные детали и в законе назвали аудиозаписью не процесс записи звука, а его результат. Но мы, во избежание путаницы, будем использовать термин фонограмма. Если речь идет о аудиозаписи как процессе, то многое зависит от того, кто проводит аудиозапись: субъект, уполномоченный для сбора доказательств или нет. В данной статье рассматривается случай, когда аудиозапись производится субъектом, не уполномоченным для сбора доказательств. В других случаях следует руководствоваться законом N 144-ФЗ «Об ОРД». Список других законов и правовых актов, касающихся проведения аудиозаписи, можно посмотреть . Если речь идет об использовании аудиозаписи, то аудиозапись может быть таким же доказательством по делу, как любое другое.

А можно ли записывать?

Прежде чем говорить об использовании фонограммы в качестве доказательства, надо ответить на вопрос: а можно ли в принципе обычному гражданину РФ применять звукозапись, например, для документирования деловых переговоров, проводимых в офисе или с использованием телефонной связи и т.п.?

Если опустить юридические тонкости, ответ будет положительный – применять можно, но с некоторыми ограничениями: звукозапись должна производиться одним из участников разговора и по его же инициативе; тема разговора не должна касаться личной жизни; для записи не должны использоваться специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации. При этом закон не обязывает извещать другого или других участников разговора о проводимой записи.

Естественно, следует отказаться от применения т.н. «жучков» и прочих шпионских атрибутов, в которых нет сейчас особой необходимости: многие современные цифровые диктофоны обеспечивают приемлемое качество записи, находясь в нескольких метрах от источника речевого сигнала, а цифровые автоответчики или сотовый телефон способны записывать телефонный разговор не хуже СОРМ. С рекомендациями по выбору устройства для записи и организации процесса можно ознакомиться .

Не подвергается сомнению и законность записи разговоров между сотрудниками компании или операторами колл-центра с одной стороны и клиентом – с другой, особенно, в случае, когда клиент предупрежден о проведении звукозаписи. На практике, иногда предупреждение о ведении записи разговоров требуется обязательно.

Участники арбитражного или гражданского процесса также имеют право производить звукозапись самого судебного заседания, не спрашивая на это разрешения суда (ч. 7 ст. 10 ГПК РФ, ч. 4 ст. 158 ГПК РФ, ч. 7 ст. 11 АПК РФ, ч. 3 ст. 154 АПК РФ). На это стоит обратить внимание в связи с тем, что в протоколах судебных заседаний нередко оказываются упущенными важные для рассмотрения дела детали (главным образом из-за несовершенства средств и методов документирования хода судебного заседания). Но при этом следует учесть кассационное определение ВС РФ от 22.06.2011 по Делу № 45-О-11-63сп, в котором в частности указывается, что для составления протокола судебного заседания можно использовать только ту аудиозапись, которая записана с использованием технических средств самого суда, а «другим участникам процесса … право вести запись предоставлено законом для обеспечения их собственных процессуальных прав и использования при реализации этих прав».

Требования закона к аудиозаписи-доказательству

После того как фонограмма записана и на ней, с т.з. инициатора аудиозаписи, содержится важная информация по делу, она еще не является доказательством. Доказательством ее может признать только суд, после того как убедится в ее относимости, допустимости и достоверности (ст. ст. 59, 60 ГПК РФ, ст. ст. 67, 68 АПК РФ). Остановимся на каждом требовании и выясним, что это означает на практике.

Для установления относимости суд должен убедиться в том, что фонограмма содержит данные, которые связаны с подлежащими установлению фактами, и в силу этой связи могут подтвердить или опровергнуть их. Чтобы облегчить суду определение относимости, лицо, представляющее фонограмму, должно указать, какие значимые для дела обстоятельства могут быть установлены с ее помощью, например: факт встречи и разговора между конкретными лицами; наличие незаконных требований или угроз со стороны конкретного лица и т.п. Если, все-таки, у суда или одной из сторон процесса остаются обоснованные сомнения в относимости фонограммы, суд (по ходательству одной из сторон или собственной инициативе) назначает фоноскопическую экспертизу, на разрешение которой ставятся следующие вопросы: «Каково дословное содержание разговора, записанного на представленной аудиозаписи ?» и » Имеются ли на представленной аудиозаписи голоса и речь Иванова И.И., Сидорова С.С. и Петрова П.П., образцы голосов и речи которых представлены для сравнительного исследования? Какие именно реплики принадлежат указанным лицам?». С другими вопросами фоноскопическрй экспертизы можно познакомиться .

Допустимым признается доказательство, полученное без нарушения закона. В связи с этим лицо, представляющее фонограмму, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась звукозапись (ст. 77 ГПК РФ), например: «Представленная на компакт диске в файле «rec1.wav» аудиозапись получена с помощью принадлежащего Иванову И.И. диктофона Olympus модель XX (указывается режим паботы и установленные параметры записи) в результате записи переговоров (разговора и т.п. события) между Ивановым И.И. и Сидоровым С.С. об условиях предоставления кредита … Переговоры проводились 16.04.2011 с 15.00 по 16.30 в офисе ООО «Х», в кабинете финансового директора Петрова П.П. и в его присутствии. Аудиозапись производилась с целью документирования деловых переговоров и подготовки отчета о их результатах для руководителя ООО «Х». По завершении аудиозаписи содержащийся в памяти диктофона файл «rec1.wav» с записью разговора был записан с помощью программы CDBurner на два компакт-диска TDK. Один из дисков представлен суду. Никакие изменения в саму аудиозапись и в файл при этом не вносились».

Следует отметить, что среди юристов существует и иной взгляд на оценку допустимости доказательств: «сведения, полученные не субъектом доказывания с нарушением закона, логически не подпадают под категорию недопустимых доказательств, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УПК РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ и т.д., что, впрочем, не исключает привлечения к юридической ответственности лиц, совершивших подобные нарушения». Другими словами, если запись проводилась с нарушением закона, это не значит, что полученная таким образом аудиозапись однозначно является недопустимым доказательством. Но, все-таки, надеяться на то, что и суд согласится с этим, не стоит. Поэтому лучше придерживаться вышеизложенных рекомендаций по проведению звукозаписи.

Вполне естественно, что особое внимание суды уделяют достоверности фонограмм или соответствию записанной на них информации действительно происходившему событию: разговору, переговорам и т.п. Как правило, для разрешения сомнений в подлинности записанной информации назначается фоноскопическая экспертиза, на разрешение которой ставят типовой вопрос: «Имеются ли на представленной фонограмме признаки монтажа или иных изменений, привнесенных во время звукозаписи или после ее окончания?».

Чтобы облегчить и ускорить признание фонограммы доказательством по делу целесообразно заранее подготовить и одновременно с самой аудиозаписью представить в суд: стенограмму (дословное содержание) записанного разговора; заключение специалиста, подтверждающее подлинность записанной информации (подробнее о данном виде исследования — ).

Криминалистическое исследование фонограмм и видеофонограмм речи
(видео- фоноскопическая экспертиза)

Видео- фоноскопическая экспертиза (другие название: экспертиза видео- и звукозаписи) проводятся с целью оказания помощи суду в установлении относимости, допустимости и достоверности аудиозаписей и видеофонограмм.

Исследование, в отличие от экспертизы, может проводиться в т.ч. по инициативе лица, представившего фонограмму или видеофонограмму, без согласования с судом.

Чтобы провести исследование, например, с целью установления дословного содержания фонограммы разговора и диагностики ее подлинности (аутентичности), необходимо обратиться с заявлением или адвокатским запросом в соответствующий региональный центр судебных экспертиз при МЮ России или негосударственную экспертную организацию. Последний вариант более предпочтительный хотя бы по той причине, что не придется несколько месяцев ожидать результатов. Но, конечно, главными критериями при выборе экспертной организации, должна быть квалификация и опыт работы специалиста или эксперта, который будет выполнять исследование, а также его профессиональная репутация. Ведь от результатов его работы во многом зависит – признает ли суд представленную аудиозапись доказательством по делу или нет.

Детальные требования к содержанию запроса изложены .

В связи с тем, что закон не устанавливает жестких требований к содержанию заключения специалиста, которое составляется по результатам исследования, в тексте договора с экспертной организацией необходимо особо оговорить следующие условия:

  • Исследования проводятся на строго научной основе. В заключении специалиста должны быть указаны ссылки на опубликованные описания методов исследования, результаты научных исследований, доклады, статьи, патенты, сертификаты (на метод) и т.п.
  • В заключении специалиста должна быть подробно описана процедура исследования, в т.ч. указаны: средства исследования и их характеристики; условия и режимы работы оборудования, при которых получены те или иные результаты, на которых основываются выводы специалиста.
  • Заказчик имеет право требовать письменных разъяснений по неясным аспектам заключения.

При оценке заключения специалиста следует иметь в виду, что криминалистические исследования существенно отличаются от чисто научных, т.к. проводятся не столько с целью получения новых знаний об объекте исследования и демонстрации интеллектуальных способностей специалиста, сколько с целью получения таких знаний о предмете, которые способствуют установлению истины вопросам, требующих специальных знаний.
В качестве примера: сравните выводы, которые делают два специалиста по результатам диагностического исследования одной и той же аудиозаписи при ответе на типовой вопрос — имеются ли на фонограмме признаки монтажа или иных изменений, привнесенных во время звукозаписи или после ее окончания?

Вывод первого специалиста: «На представленной аудиозаписи имеются искажения звукового сигнала, признаки монтажа не обнаружены».

Вывод второго специалиста: «Запись фонограммы производилась непрерывно, признаки монтажа фонограммы отсутствуют. Обнаруженные изменения звукового сигнала обусловлены техническими особенностями устройства записи и кодирования сигнала, и не привели к потерям и искажению записанной речевой информации.»

С «технической» точки зрения, выводы специалистов тождественны. Но на основе первого вывода аудиозапись, вероятнее всего, не будет признана доказательством, т.к. подобный вывод не позволяет суду убедиться в достоверности записанной информации из-за неопределенности вывода, а на основе второго, возможно, наоборот.

Если заключение специалиста покажется суду или другой стороне неубедительным и недостаточным для признания или непризнания фонограммы доказательством, суд может назначить фоноскопическую или видеофоноскопическую экспертизу. При этом «каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Стороны и другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; … знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и с поставленными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы» (ст.ст. 79 и 80 ГПК РФ). В связи с этим особенно важно, чтобы полученное до проведения экспертизы заключение специалиста соответствовало перечисленным выше требованиям, ведь эксперту вольно или невольно придется учитывать выводы предварительного исследования и либо подтвердить их в своем заключении, либо опровергнуть.

Более подробную информацию о содержании отдельных видов исследования можно получить .

Мифы и реальность

Стремительное развитие информационных технологий неизбежно сопровождается появлением мифов, наделяющих эти технологии сверхвозможностями. Среди подобных мифов стоит выделить следующие:

  • Цифровая аудиозапись не принимается судами или не может быть доказательством, т.к. ее можно легко и незаметно подделать!
  • С помощью современных речевых технологий можно синтезировать голос любого человека и таким образом сфальсифицировать доказательство!

Относительно первого мифа следует напомнить ранее сказанное: закон предъявляет три требования к фонограмме, чтобы ее можно было признать доказательством: относимость; допустимость; достоверность. И нигде в законе не упоминается про способ или вид записи. Возможности современных методов криминалистического исследования аналоговых и цифровых аудиозаписей или видеофонограмм в подавляющем большинстве случаев позволяют обнаружить (если они есть на самом деле) следы монтажа и иных изменений, способных привести к частичной утрате или искажению записанной речевой информации. Как правило, на цифровой фонограмме эти следы обнаружить даже легче, чем на аналоговой. Кроме того, качество современной цифровой записи безусловно выше качества аналоговой звукозаписи, что положительным образом отражается на возможности проведения идентификационного исследования в отношении участников записанного разговора и позволяет определиться с относимостью фонограммы.

В опровержение второго мифа можно сказать следующее: в ближайшие несколько лет невозможно будет реализовать синтез голоса и речи конкретного человека на таком уровне, при котором даже обычный человек не смог бы распознать подделку. Подобный синтез станет возможным, когда будет разработана точная математическая модель речеобразующего тракта человека. Пока это не удалось ни одному научному коллективу ни в нашей стране, ни за рубежом. Все современные синтезаторы речи используют различные варианты компилятивного синтеза, при котором речь «создается» соединением отдельных ранее записанных звуков, сочетаний звуков или даже целых слов. Чтобы создать такой синтезатор и, соответственно, синтезировать речь конкретного человека, необходимы большие трудозатраты по сбору представительной звуковой базы (однородной по качеству), её сегментации, подбору и обеспечению бесшовного соединения фрагментов речи.

С другими «спорными», часто обсуждаемыми на интернет-форумах вопросами видео- фоноскопической экспертизы, можно познакомиться .

Литература по теме:

  • Конституция Российской Федерации (1993 г.)
  • Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 06.04.2011).
  • Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 06.04.2011).
  • Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 20.03.2011).
  • Закон РФ от 11.03.1992 № 2487-1 (ред. от 07.02.2011) «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».
  • В.В.Ефимова. «Арбитражное процессуальное право: Учебное пособие». «Дашков и К», 2009.
  • О.В.Исаенкова, Некоторые проблемы доказательств и формы их представления в гражданском судопроизводстве. «Налоги» (газета), 2009, № 17.
  • А.Ш.Каганов. Криминалистическая экспертиза звукозаписей. Издательство «Юрлитинформ», Москва, 2005.
  • Е.И. Галяшина, В.Н. Галяшин, Фонограммы как доказательство по гражданским делам.
  • Е.И. Галяшина, Возможности использования цифровой фонограммы как доказательства.
  • Т.Ю.Ситникова, «Основания признания недопустимыми заключений эксперта» («Судебная экспертиза» 1′ 2004).
  • В.Д.Исаков и О.А.Гриня, «Пути повышения определенности выводов в заключении эксперта» («Судебная экспертиза» 1′ 2007).
  • А.В. Смирнов, д.ю.н., проф., советник Конституционного Суда РФ. К вопросу о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона. Материал подготовлен системой КонсультантПлюс с использованием правовых актов по состоянию на 10 ноября 2008 года.

СОРМ (сокр. от Система оперативно-розыскных мероприятий) —комплекс технических средств и мер, предназначенных для проведения оперативно-розыскных мероприятий в сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и радиосвязи (Закон «О связи» и приказ Мин. связи № 2339 от 9 августа 2000 г.).
А.В. Смирнов, д.ю.н., проф., советник Конституционного Суда РФ. К вопросу о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона. Материал подготовлен системой КонсультантПлюс с использованием правовых актов по состоянию на 10 ноября 2008 года.
Все перечисленные кодексы, публикации (за исключением монографии А.Ш.Каганова) имеются в базах программы «Консультант Плюс» или открытом доступе в Интернет.

Информационный материал этой страницы с некоторыми сокращениями взят из первоисточника — сайта «Судебная видео- фоноскопическая экспертиза» ООО «Форенэкс»
Ссылки на опубликованный материал осуществлять только на сайт первоисточника!
Перепечатку и копирование материала статьи осуществлять только с сайта первоисточника по ссылке: Аудиозапись (фонограмма) как доказательство в гражданском и арбитражном процессах Перейти на главную страницу сайта о системе многоканальной аудиозаписи на основе компьютера

Что говорит законодательство?

Современное российское законодательство приняло закон, что все аудиофайлы и записанные на диктофон разговоры могут выступать веским доказательством в суде!

Это правило распространяется на все дела, что носят исключительно административный характер.
В выше описанной ситуации, связанной с коллекторами, на них можно подать в суд за нанесенные оскорбления. Факт их присутствия легко обнаруживается как раз на аудиозаписях. Это нарушение административного характера. И, если суд признает их виновными, им будет грозить денежный штраф.

Только суд может решить, является ли представленная аудиозапись непосредственным доказательством вины.

Данное прописано в ГПК РФ. Чтобы запись стали рассматривать в качестве доказательства, потребуется проследить за соблюдением определенных правил. Они обозначены в статьях ГПК 55, 59, 60 и АПК 64. Вот, что говорится в самых основных из них:

  • Ст 55 ГПК – факты и доказательства по проводимому разбирательству разрешается получать из разных источников. Принимаются показания от третьих лиц, письменные источники, видео и аудиозаписи;
  • Ст 64 АПК – как весомый факт принимаются во внимание вещественные и от руки написанные доказательства, сведения из уст третьих лиц, консультации экспертов, видео и качественные аудио материалы.

Несмотря на данные правила, такая категория доказательств вины или ее отсутствия, как аудио материалы, не является достаточно распространенной. Причина в том, что некоторые материалы могут считаться несоответствующими установленным требованиям или полученными незаконным путем.

Экспертиза аудио материала

Чтобы суд принял представленный материал в качестве доказательства, нужно провести профессиональную экспертизу. Она необходима для таких целей, как:

  • Установка исправности приборов и устройств, на которые записали информацию. Проверяется, можно ли качественно записать разговор;
  • Выявление общей обстановки в период записывания разговора, исследование общей звуковой среды. Например, требуется определить места расположения объектов и то, на каком расстоянии от них находился микрофон;
  • Выявляется количество человек, принимающих участие в разговоре. На этом же этапе описывается последовательность сказанных реплик в виде стандартной стенограммы;
  • Определяется возраст граждан и их половая принадлежность. Также устанавливается общее психическое состояние участников;
  • Подтверждается подлинность записи. Одним из доказательств данного фактора является отсутствие вставок. Если предоставляется копия, специалист определяет, какая она по порядку;
  • Осуществляется зачистка записи от внешнего шума, что никак не повлияет на процесс отслеживания разговора. Кроме того, это не представляет важности для следственного процесса. Зато разговор получается четким и ясным.

Если профессионал выявит подделку разговора или монтаж записи, она не будет рассмотрена.

Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе

Принимать, например, аудиоматериалы в качестве доказательств в конкретных судебных разбирательствах судьи совсем не торопятся, ссылаясь на невозможность проверки их достоверности. Подобные экспертизы непросты и далеко не везде проводятся. Кроме того, ситуацию дополнительно осложняет момент перезаписывания. Некоторые судьи уверены: аудиозапись вообще не способна отнести какой бы то ни было разговор к спорным правоотношениям (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2016 г. № 03АП-1037/16). А в решении других судов говорится о праве любого человека на тайну его частной жизни, которую, якобы, нарушают аудиозаписи, сделанные без ведома гражданина (по этому поводу можно взглянуть на апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

Закон (в ч 2 ст 23 и ч 1 ст 24 Конституции РФ, а также в ч 8 ст 9 ФЗ за № 149 от 27 июля 2006 г «Об информации, информационных технологиях и защите информации») действительно щепетилен в вопросах тайны личности и содержит запрет на получение информации о конкретном лице без согласия самого лица. За незаконный же сбор сведений за спиной гражданина, а также за нарушение тайны телефонных разговоров и/или иных сообщений, правонарушителям грозит уголовная ответственность. Согласно ч 1 ст 137 и ч 1 ст 138 УК РФ, дело может закончиться 2-мя годами лишения свободы. Именно поэтому многие суды настаивают: о проведении соответствующей записи необходимо в обязательном порядке уведомить собеседника (так, чтобы это было слышно на фонограмме). Тогда ее еще возможно использовать в суде в качестве доказательства (в решении Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014 такой подход как раз наглядно продемонстрирован).

Однако в некоторых судебных процессах аудиозаписи, полученные без согласия ее участника или участников, все-таки принимаются к рассмотрению в качестве доказательства (примером может служить ситуация, нашедшая отражение в апелляционном определении СК по гражданским делам ВС Республики Карелия от 12 августа 2016 г. по делу № 33-3239/2016).

А совсем недавно и Верховный суд РФ озвучил свою позицию в вопросе использования аудиоматериалов в качестве составляющих доказательной базы в процессах по разрешению гражданских споров. По делу № 35-КГ16-18 было вынесено определение СК по гражданским делам ВС РФ от 06.12.2016 г. И коль скоро решение по делу оказалось знаковым, стоит познакомиться с этим делом подробнее.

Суть спора, позиция районных и апелляционных судов

В 2011 году (24.01) стороны данного гражданского судопроизводства С и Р заключили между собой договор, согласно которому С дала Р в долг 1,5 миллиона рублей под 20% годовых. В свою очередь Р обязался вернуть займ и проценты по нему в указанный в договоре срок. В итоге за период с августа 2011 по март 2012 года С на свой расчетный счет от Р получила лишь 128 тысяч рублей. И более платежи не поступали.

Тогда С обратилась в суд с исковым заявлением не только к Р, но и к его бывшей супруге Е, поскольку на момент получения займа они состояли в официальном браке. В заявлении С указала, что деньги брались ответчиками на совместные нужды (бывшие супруги вместе начинали бизнес). И в подтверждение этого факта суду были предоставлены записи (аудио) телефонных разговоров С и Е с участием Р от разных дат (11.06.2013 г и от 23.12.2013 г), с расшифровками.

Рассмотрев дело по существу, районный суд признал долг общим между бывшими супругами и отметил в своем решении, что представленные истцом аудиозаписи подтверждают факт того, что деньги предоставлялись в долг одному супругу с согласия другого на общие нужды (осуществление предпринимательской деятельности). Поэтому требуемая исковая сумма была разделена между ответчиками поровну решением суда первой инстанции (см. решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14.12.2015 г по делу № 2-2622/2015).

Однако Е не хотела отвечать по долгам бывшего мужа и обратись в апелляционную инстанцию, которая встала уже на ее сторону. По решению второго суда вся сумма долга легла на плечи Р (см. апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 г по делу № 33-798/2016).

В своем решении, апелляционная инстанция отметила, что представленная ранее (в первичном процессе) истцом аудиозапись не является возможным доказательством, поскольку она была получена без разрешения гражданки Е, и значит имело место нарушение тайны ее личной жизни (согласно ч 8 ст 9 Закона об информации).

Для Р решение апелляционного суда означало неподъемное долговое бремя, и он обратился в Верховный суд РФ с требованием об отмене кабального для него постановления и взыскания долга с обоих супругов.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд поддержал решение суда первой инстанции. В своем определении он напомнил о том, что Гражданско-процессуальный кодекс РФ (в ч 1 ст 55) относит, в том числе и аудиозаписи к средствам самостоятельного доказывания в судах. А лицо, предоставившее такие записи в качестве доказательства, обязано лишь сообщить, кем, когда, где и при каких условиях они сделаны (ст 77 все того же ГПК РФ).

ВС РФ отметил также, что истец (С) в районном суде сообщила требуемые законом сведения (где, кем, когда и при каких условиях были сделаны вышеназванные аудиозаписи), а Е достоверность их не отрицала, факт телефонных разговоров не опровергала. Значит, записи являются абсолютно законным доказательством. А вот решение апелляционного суда, базирующееся на неверных сведениях, вынесено с нарушением законных норм и поэтому подлежит отмене.

Кроме того, Верховный суд уточнил, что в данной ситуации нельзя было применять запрет на получение информации без согласия лица, поскольку запись была произведена не кем-то третьим, а одним из участников разговора. И помимо всего прочего, состоявшийся разговор и, следовательно, его аудиозапись, касались договорных отношений разговаривающих сторон. А на такой случай законный информационный запрет (та самая ч 8 ст 9 Закона об информации) не распространяется.

Таким образом, апелляционное решение было отменено ВС РФ (реквизиты решения Верховного суда: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18).

Позиция юристов по данному вопросу

В общем и целом, позиция юридического сообщества свелась к поддержке вынесенного Верховным судом решения. Но некоторые адвокаты уверены, что суду следовало бы более подробно остановиться на моменте соотношения действий заявителя с конституционными нормами о тайне телефонных переговоров (ч 2 ст 23 Основного закона РФ). А кроме того, уточнить: нуждается ли в отдельной корректировке соотношение между субъективными правами гражданина и необходимостью выяснить истинные обстоятельства конкретного дела? Ведь получается, что каждый может записать свой разговор с каким-то человеком и при удобном случае использовать эту запись в собственных интересах.

В целом же специалисты в области юриспруденции благосклонно отнеслись к попытке ВС РФ разобраться в столь непростом вопросе. Опытные адвокаты отметили, что судьи выделили 2 основных критерия допустимости скрытой записи в формате аудио в качестве доказательства:

  1. По субъекту, который осуществлял запись.
  2. И по содержанию этой самой записи.

Именно такой подход на сегодняшний день гарантирует ненарушение прав другого лица. То есть, если запись сделана участником разговора (и одновременно стороной процесса) и содержание этой записи касается предмета судебного спора, такая аудиозапись является полноценным доказательством, не нарушающим права оппозиционной стороны.

Однако, если запись содержит сведения о частной (личной) жизни лица, это лицо будет считаться пострадавшим и сможет использовать для собственной защиты все имеющиеся для этого законные средства, в том числе процессуальные (ст 185 ГПК РФ).

Впрочем, есть и некоторые нюансы использования аудиозаписей в судах различных инстанций. Ведь в большинстве случаев подлинность таких записей в процессах оспаривается. Фоноскопические экспертизы сегодня все еще сложны, дороги и затянуты по времени. И, как правило, не дают абсолютно точного ответа на поставленные перед ними вопросы. В частности, они крайне редко безошибочно определяют, кем какие слова произнесены на записи. Это обусловлено техническими особенностями конкретной фонограммы. Так, например, мобильный телефон не обеспечивает должного качества записи в отличие, скажем, от профессионального диктофона.

Именно из-за отсутствия возможности проведения или спорных результатов экспертизы в случаях, когда заинтересованная сторона говорит о неподлинности аудиозаписи и ложности факта разговора, суды вынуждены исключать предоставленные фонограммы из числа возможных доказательств.

Что же касается вышеизложенного дела, то там была нестандартная ситуация, поскольку подлинность аудиозаписей вовсе не оспаривалась ответчиком, как и сам факт состоявшихся телефонных разговоров. Поэтому ВС совершенно обоснованно признал записи допустимым доказательством.

Разрешена ли аудиозапись в гражданском процессе?

Аудиозапись порой просто необходима. Советую вам применять ее в любых сомнительных разговорах с банковскими работниками или коллекторами, если есть возможность, то и видео тоже. А как же насчет гражданского процесса? Вот пришли вы в суд, и возможно не уверены в своих правах и все для вас ново и все настораживает. Аудиозапись в гражданском процессе разрешена. У вас есть на это полное право. Оно закреплено в Гражданском Процессуальном Кодексе РФ, а именно в пункте 7 статьи 10, которая гласит: «Лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда.» Так что смело можете ставить на ваш стол диктофон и включать его. Если хотите, можете уведомить суд о производстве аудиозаписи заседания, и сразу же сошлитесь на данный пункт и данную статью. «Ходят слухи», что есть некоторые судьи, которые не разрешают этого делать. Насколько эти слухи верны сложно сказать, читайте то, что написано в Законе, ведь их судьи в первую очередь и обязаны выполнять, показывая остальным пример. Не верьте слухам, проверяйте сами. Всегда помните общее правило, что судебные разбирательства в России являются открытыми, туда может прийти любой гражданин страны, конечно, есть исключения для некоторых категорий дел. Помните, что освоить аудиозапись разговоров на диктофон или телефон вам лучше сразу как только вы вышли на просрочку. Если момент неоплаты затянется, то вам обязательно начнут звонить, так что привыкайте и сами отвечать за слова и других осаждать тем, что ведется запись телефонного разговора. Одного этого упоминания порой хватает. Не изменяйте этой привычке и в суде, аудиозапись позволит вам в дальнейшем пережить снова и снова веселый или не очень веселый гражданский судебный процесс с банком. Искренне надеюсь, что когда вы будете через несколько лет прослушивать запись, ничего кроме улыбки на вашем лице не будет. С практической точки зрения запись судебного заседания и подготовки к нему может помочь вам в дальнейшем составить более ясную и грамотную позицию в апелляции, понять свои ошибки при изложении тех или иных доказательств. Не стоит отдавать этот важный материал, который поможет вам разительно увеличить свои знания в правовом поле. Истец будет называть статьи, судья будет упоминать их, могут быть названы Постановления Пленума Верховного Суда РФ, Положения Центрального Банка и прочие не менее интересные и важные для ознакомления акты. Не веди вы аудиозапись, вы никогда не запомните их номеров, дат, названий, а так вы всегда сможете вернуться к истоку и найти то, что вам необходимо. Кроме того, в качестве опыта, ваша запись может помочь в дальнейшем и вашим родственникам и друзьям, ведь кредитов выдается все больше и больше, да и количество неплательщиков все растет и растет. Реализуйте свои права, только так вы их будете знать, а не вспоминать, где они написаны. Практика — великий учитель. Есть возможность реализовать право — реализуйте смело!. Не отказывайтесь от потенциальных знаний, лишними они не будут, за этот процесс вы уже заплатили банку и еще заплатите по исполнительному производству, скорее всего, так что наслаждайтесь моментом, не позволяя никому тратить вашу внутреннюю суть и энергию на всякие мелочи. Чем больше вы знаете, тем труднее с вами справиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *